.RU

современное искусство — владимиру ульянову - Российское государственное евангелие


современное искусство — владимиру ульянову


Отчего-то я вспомнил ощущение, как дрожала земля, когда рядом вбивали сваю.

XXVIII


Через дорогу от сооружения слепила глаза белая вывеска «надежда». Судя по кофейному зерну, изображённому ниже надписи, за тяжёлыми стеклянными дверями должна была находится кофейня. Кофе я никогда не любил. От него у меня, по неизвестным мне причинам, скручивало мочевой пузырь, и если жидкости не дать выйти, то природа возьмёт верх, а если быть точным и низ тоже, стратегические мышцы расслабятся и всё пустится, как говорят московские таксисты, на самотёк.

Несколько секунд я не мог понять, что происходит. Кто такие наши и почему Анна так неожиданно прижала мой рукав к запястью, обхватив мою руку так крепко, что кажется, треснула запонка на рубашке?
Прямо перед моим лицом, почти бесшумно пронёсся фургон. От страха пальцы ног в ботинках сжались так, будто хотели стать кулаками. Анна отпустила руку. Я не видел себя, но должно быть тогда я смотрел перепуганно. Анна смотрела в окна кофейни, лицо её было чистым и спокойным, будто она просто оторвала от моей одежды плохо пришитую нитку. Когда мне пришло в голову это сравнение Анна молча оторвала от воротника моего пиджака какой-то волосок.

В кофейне пахло индийскими благовониями. Неизвестно откуда, будто из воздуха, играла музыка. Видимых источников звука не было. Песня была знакомой с юности, в ней нестареющий Курт просил некоего друга, его изнасиловать. Мы заняли столик у самого дальнего окна, потому как я всё ещё стеснялся своей новой внешности. Анна напомнила, что владелец этого заведения наш друг. «Всё бесплатно» — отредактировали мои мысли её слова.
Ужасно хотелось напиться водкой и, наконец, признаться Анне во всём, что я чувствую. Рассказать, наконец, о том, как я её ждал в Ижевске, рассказать, что не шутил, когда говорил, что люблю, сказать всё.
Анна сидела напротив и что-то искала в своей небольшой сумке. Подошёл приветливого вида официант и выставил на стол два красивейших бокала.

Я только в недоумении помотал головой так, чтобы официант понял, что мне ничего не нужно и покрутился в поисках уборной. Анна вдруг улыбнулась и нацелила указательный палец чуть выше моей головы. Я обернулся и понял, что дверь в туалет за моей спиной. Блокнот я спрятал в пиджак.

XXIX


Когда я вернулся за столик, Анна уже стояла у выхода, ко мне спиной. Под руки её держали двое без формы, в гражданском. Кто-то открыл тяжёлую стеклянную дверь и Анну забрали. Официант, стоящий рядом со мной, будто случайно, опрокинувший солонку, осторожными знаками дал понять, что мне вмешиваться не стоит. Я стоял возле стола, за которым я так ни в чём и не признался.

Никакой шляпы я в туалете не забывал, но официанта я понял хорошо. Нужно было скрыться через открытое окно туалета. У парадного входа, за стеклом уже стояли ещё двое в форме, неизвестно откуда появившиеся, как музыка, из воздуха. Значит, никого не выпускали до выяснения, а если эти ребята выяснят кто я такой, то мне и всей нашей метафизике несдобровать. Я закрыл туалетную комнату изнутри и выбрался через окно во двор. На дворе никого не было.
Бывает особое пассажирское чувство, будто поезд, который двигался туда, куда ему полагается, вдруг начал двигаться в другую сторону. Эта смысловая галлюцинация возникает, если в один день путешествия смотреть в окно правого борта, а после сна открыть глаза в окно левого. Что-то подобное испытывал теперь и я.
Быстрым шагом, не привлекая внимания, я добрался до Ёсика. Искать его не пришлось, он пьянствовал на скамейке, возле дома писателя. На траве, напротив Ёсика, сидели трое девушек мятого вида. Крупная колея от протектора на газоне заканчивалась вросшим в кусты фургоном, тем, который недавно, у кофейни, вполне мог стать последним наблюдаемым мной предметом.
Даже красивые люди с приятными чертами лица становятся безобразными из-за спирта в крови. Лицо, расслабленное возле рта, обезображено напряжением глаз, красноватых в углах, и вариантов такого изменения много. Такой же бессмысленностью пованивало теперь от моего друга Ёсика.
Странно было наблюдать моего друга в такой праздности и после моего сообщения о том, что Анну задержали. Скоро Ёсик пояснил: Анну задерживают аккуратно раз в месяц, и даже пошутил что-то про женские циклы. Я ударил Ёсика по лицу. Первый раз я дал человеку пощёчину. Он только посмеялся в ответ.

Через зеркало заднего вида я увидел, как три девушки, которые сидели возле Ёсика, разбежались. Их визг смещался с воем колёс. Я никого не задел.
На переднем сидении, соседним с водительским, лежал топор, на ручке которого было неровно выжжено слово «Федя». Этот топор я заметил ещё в ту ночь, когда дверь моей комнаты захлопнулась и мне пришлось провести ночь в комнате Ёсика. Даже помню его комментарий, Ёсик указал на экспонат и таинственным голосом поведал, что это произведение создано в память о Достоевском. Зачем-то он был нужен Ёсику и в машине.
Сверху приборной панели лежала карта Москвы. Лубянская площадь была отмечена синим кругом, нашёл я её быстро. Из складки карты выполз небольшой паучок, интересующийся таким перемещением его дома. Он торопливо прополз по Лосиному острову, пробежал вдоль Яузы, быстро добрался до Красной площади и отчего-то остановился, шевеля передними лапками. У пешеходного перехода остановился и я. Пока я отвлекался на паука, улицу Руставели переходил какой-то старик. Я резко нажал сцепление и тормоз и тут же в лобовое стекло уткнулся резиновый наконечник стариковой трости. Из соскочившей вставной челюсти старика выплеснули слова.

Ехать нужно не на Лубянку, а в Мавзолей, подумал я.

XXX



После экспертизы, а иначе мой труд никак не назвать, я вывел последовательность действий которые сделал Вова и его окружение.
1.
Великим трудом, дипломатией и боевым НЛП Вова добрался до саркофага Ленина. Мавзолей охранялся двумя выпившими солдатами, один упал в обморок, другой был обезврежен несколькими словами о революции.
2.
Саркофаг был разбит «Федей». Этим же топором была обесточена Лубянка и остальные стратегические точки Москвы.
3.
Ёсик, в этот момент, как он выразился, жрал в том самом ресторане Макдональдс, на Тверском, и когда там выключился свет, тот всё понял. Это было ясно из отдельной, особенно неразборчивой записки, вложенной, видимо, позже, чем были собраны рукописи.
4.
Тело Ленина Вова зачем-то нёс на руках, через Красную Площадь в сторону Гума. Снайперы, дежурившие у бойниц, ходили под начальством полковника, который тоже был другом. Этот полковник и дал отбой стрелять, по рации сославшись на то, что снайперы просто перебрали сухого афганского пайка, выдававшегося им за вредность работы на кремлёвских стенах. Их, вероятно, было легко убедить в галлюциногенной природе случившегося. Ещё бы: представьте, Ленин несёт Ленина на руках по Красной площади под бой курант. Как возвратили тело на место, рукописи не сообщают.
Отдельная записка гласит: У Ленина нет указательного пальца. Поэтому руку закрывают знаменем.
5.
Анна выбралась из заточения. Рукописи так же таинственно молчат о технике исполнения побега. У музея Маяковского Анну ждал фургон. Анна отказалась ехать. До дома писателя она и Вова, в целях безопасности, добирались пешком.
6.
На следующий день решили незамедлительно ехать в Кремль, чтобы, пока не стих шум вокруг перемещения Ильича, сделать своё дело. В назначенную комнату Вову пропустили под видом эксперта, который как раз и должен был обследовать комнату, на тот случай, если злоумышленников, которые разбили саркофаг и утащили Ильича, интересовала именно она. Командование, разумеется, кроме того самого полковника, ни о чём не догадалось, а наоборот, посчитали нужным нанять специалиста по обследованию тайных комнат Кремля. Под видом этого специалиста Вова и вышагивал по кривым коридорам, ведущим под Тайницкую башню, где и находилась, вросшая в исторический каламбур, тайная комната.

^ ЧАСТЬ ВТОРАЯ


I




Дверь открылась, но не так, как я себе это представлял. Внутри покрытой ржавчиной толще двери что-то щёлкнуло. Очевидно, нужно было просто толкнуть дверь вперёд, потому как ручки никакой не было. Я толкнул. Из комнаты запахло слежавшейся одеждой, старым деревом и чем-то ещё, неизвестным, но таким родным, что вдоль позвоночника пробежал холод. На пороге комнаты я обернулся. Человек с автоматом, который сопровождал меня по коридорам, кивнул, как бы указывая вперёд. Волнение, ещё полчаса назад, кусающее меня изнутри, куда-то испарилось, и я зашёл в комнату, с левой ноги, отчего-то вспомнив как в детстве всегда заходил в дом именно с левой.
Лампа, с дырявым железным абажуром, стояла на пыльном столе, чуть свешиваясь краем, на столе лежали серо-желтые кипы листков. Свет, конечно, зажёгся недавно, я знал, что электропитание подаётся при открытии двери, но здесь все было так, будто свет горел здесь, как минимум с восемьдесят шестого. Стул, на котором, когда-то сидел вождь был обыкновенным, деревянным, и даже странным для главы государства, спинка этого стула состояла из цельной доски и была похожа на надгробие из-за выцарапанных на ней четырёх слов. Ильич Нес……….й Царёв И……..ель. (Надпись была повреждена). На синеватых от времени, беленых стенах были начирканы неразборчивые надписи карандашом.
У меня было время. Достаточно, чтобы исследовать все рукописи. Их оказалось не так много, как я себе представлял. Я ожидал увидеть комнату, интерьер которой состоит только из связок листов и стола, а по этой комнате можно было сказать, что хозяин числюля-минималист. Ещё со школы я думал, как Ленин мог столько написать и так растиражировать, что некоторые книги можно было открыть ещё с типографским хрустом даже после тридцати лет от года издания?
Мне дали девять часов: четыре часа на исследование комнаты, час отдыха, естественно не покидая Кремля, и ещё четыре для рукописей. Заполненный бланк с результатами для официальных лиц у меня уже был. Согласно ему, я даже не заходил в комнату, из чего следовало, что и тот человек с автоматом тоже друг.
Как много у меня друзей, но без них меня действительно, как в песне, совсем чуть-чуть.
Инструктажа перед входом не было. Точнее, он намечался, но Анна решила просто погулять со мной около Останкинского прудика, и когда мы расставались, она сообщила, что инструктаж окончен. В тот момент я переживал больше, чем теперь, в тайной комнате на глубине нескольких десятков метров, под кремлёвской стеной.
То, что комната узнала меня, и не была настроена враждебно, чувствовалось как-то изнутри. Это связано, скорее, с тем холодильником, который стоял в доме писателя, в моей комнате, чем с моим бесстрашием.
Нужно было с чего-то начать. Я снял пиджак и повесил его на спинку ленинского трона. Что-то лежащее во внутреннем кармане тяжело брякнуло о дерево. Сначала, я подумал, что это окно мнемониста лежит в моём внутреннем кармане, но в этот момент увидел его рамку уже лежащей на столе. Скорее всего, я положил его на стол, как только зашёл в комнату. Пошарив в кармане, я увидел бензиновую зажигалку и блокнот, который мне вручила Анна, ещё перед своим задержанием. Странно, что я не вспоминал о нём, хотя дал себе слово, когда будет время, проверить, что там. Зажигалку, вполне мог забыть Ёсик, который часто примерял одежду, перед тем как дать её мне. Я раскрыл блокнот на первой странице. Страница оказалась пуста. То же самое было и с другими страницами. Какое-то время я думал, что Анна просто подарила мне блокнот для моих записей, но скоро понял, что дело совсем не в щедрости. На последней странице блокнота был оттиск фирмы производителя, этот оттиск и помог мне догадаться, в чем тут дело. «Milk skin». Это не опечатка, а ценное указание.
В чернильнице Ленина, когда он писал свои письма в будущее, было молоко. То есть, когда-то было, теперь даже самой чернильницы не было на столе. Если подержать такой лист над зажжённой свечой, то станут видны записи. И зажигалка появилась в моём кармане не случайно. С самого начала мне показалось, что первая страница блокнота чем-то испачкана, но теперь всё встало на свои места. Я вырвал из блокнота первый лист, и провёл над огнём подозреваемую его часть. Первой, тёмно коричневой петлёй высветилась буква «Я». Это был почерк Анны, знакомый мне ещё по семинару в Казани. Дыхание дрогнуло и вместе и ним дрогнуло пламя. Отчего-то я вспомнил, что именно этой буквы не хватало в надписи «Россия», ночью, на центральной площади в Ижевске. Вот теперь Россия на месте. И «Я» с ней. Я выровнял дыхание и завершил расшифровку.
«Я люблю тебя.
Анна».

II


В минуты потрясений можно потерять чуть больше, чем сознание. Взгляд, не успевающий протянуть смысловую нить от наблюдаемого предмета к себе, падает в бездну бессмысленности, будто канатоходец, которому подрезали канат. В такие моменты сознания нет: оно возникает только, когда ему есть что сознавать, а когда сознавать нечего, то и обнаружить пропажу некому. Приключения в пустоте, обычно длятся недолго, если можно так говорить о том, чего фактически не произошло. Скоро канатоходца ловит сетка и выбрасывает его на новую верёвку, где он обречён путешествовать от причины к следствию, которое мигом становится новой причиной.
Потерю себя невозможно вспомнить, потому что там нечего вспоминать, да и некому. Памяти, как инструменту, не за что ухватиться, и за рукоятку этот инструмент никто не держит.
Такая потеря себя произошла со мной в ленинской комнате, и впервые у меня возникла какая-то внутренняя потребность посмотреть, что было, пока меня не было.
Анна предупреждала меня, что в комнате могут находиться излучатели тонких психических импульсов, которые не уловить современной аппаратурой. Анна рассказывала, о кошке, которую для эксперимента принесли к двери комнаты Ленина. Кошка зашипела и попыталась убежать, а мне предстояло жить и работать. Я чувствовал явное вмешательство в мои мыслительные поля. Чувствовал это всё сильнее, как вдруг не сумел перелистнуть собственное воспоминание. Нечто ярко вспыхнуло во мне в один момент, и в одном этом моменте была вся его временная и пространственная протяжённость. Я раскрыл блокнот на следующей странице после признания Анны и начал записывать то, что неведомым протуберанцем пронеслось насквозь моей головы.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.