.RU

22. Жертвоприношение - Роджер ли

22. Жертвоприношение


Чем дольше Серёга вглядывался в свою картину, тем больше он видел в ней недочётов, лишних мазков, не гармоничных сочетаний цветов и ненужных пустот с точки зрения той мысли, которую он стремился отразить в этой работе в конечном итоге. И поначалу все эти недочёты сильно раздражали Серёгу. Он даже хотел взять кисть и довести эту картину до совершенства, и удержался только потому, что картина в принципе была уже не его.

Чтобы как-то себя отвлечь от желания достичь совершенства в творчестве, Серёга начал обдумывать слова Лики о возможностях его любви к Веронике. Лика утверждала, что любовь к Веронике поможет Серёге найти Невозможное и на этот раз. И тогда Серёга попробовал сконцентрировать себя на этой самой любви, вспоминая моменты своей жизни, связанные с Вероникой.

Только Серёга не очень-то понимал, какое из воспоминаний, он может взять за основу понятия «Любовь». И поэтому просто вспоминал саму Веронику. Но вспомнил он почему-то не мгновения действительно похожие на любовь, когда у него с Вероникой была близость, например. Он вспомнил то, как он рассматривал Веронику в первый день их знакомства на пляже близ города Лима.

В тот момент Серёга даже и предположить не мог, что с этой не молодой и не очень-то красивой по меркам глянцевых журналов женщиной, он будет, не только близок, но даже будет тосковать и скучать без неё. В тот момент он тоже детально рассматривал недочёты Вероникиного облика, прикладывая дополнительные усилия, чтобы их не замечать и мысленно стараясь дополнить Веронику до совершенства. Что-то знакомое было в том его взгляде на Веронику.

Ну, конечно! Тот его взгляд на Веронику был очень похож на этот его взгляд на его детище - на его картину «Не лёгкая победа разума»! И тут в его голову пришла ещё одна любопытная мысль - «Эти недочёты лишние, только с точки зрения победы разума!». И тогда Серёга доверчиво пошёл за этой мыслью, стараясь по-настоящему понять то, о чём пытаются ему сообщить «огрехи» его творчества, в противовес его предыдущего видения.

И постепенно, в процессе перевода взгляда с одного недочёта в картине на другой, Серёга вдруг почувствовал ритм. Ритм вибраций пространства! Ритм, очень похожий на ритм, который однажды уже вёл его по улицам Москвы, когда он уже искал Невозможное.

Ощущая этот необычный ритм всем своим существом, Серёга медленно начал отходить от картины, чтобы попробовать воспринять все, заинтересовавшие его лишние детали целиком – все одновременно. И чем дальше от картины он отходил, тем сильнее внутри себя он ощущал связь с ней. Словно пуповиной он был связан с этой своей картиной тонкой энергетической нитью. И через эту пуповину в Серёгу ритмично поступало необычное питание. Питание какого-то Иного порядка. И он очень хорошо это чувствовал.

Вероятно, это и было чудесное проявление его водной сути. Во всяком случае, в этот момент он уже был на сто процентов в этом уверен, поскольку с каждой порцией, обновляющей Серёгино существо энергии, Серёга всё яснее и яснее понимал, куда ему следует двинуться теперь. Он больше не мешкал. Схватив своё пальто и крикнув дежурной по этажу «До завтра» он со всех ног бросился бежать в сторону Чистых прудов.

Ему даже не пришло в голову воспользоваться каким-нибудь транспортом. Его не пугали расстояния. Он боялся лишь одного – потерять ощущение нарастающего внутреннего ритма окружающего его пространства и спугнуть ощущение Знания. Знания того, куда ему нужно прибыть.

И он прибыл! Не замечая прохожих, машин, домов, названий улиц и самого направления движения, лишь чувствуя это направление внутри себя, лишь ощущая ритм, с которого ни в коем случае нельзя было сбиться! Он снова тёк по улицам Москвы. Только на этот раз его течение не было плавным и размеренным. Он был бурлящим, стремящимся разбиться в водопаде не проявленного для обычного состояния сознания пространства, потоком горной реки.

В какой-то момент в своём неотступном стремлении он свернул в очередной на его пути незнакомый переулок и слева от себя увидел Его - тот самый дом, который можно увидеть только в особом состоянии сознания. Ему снова это удалось! И на этот раз, несмотря на ожидающие его впереди ещё более сложные препятствия, он чувствовал себя настоящим победителем!

На этот раз ему удалось не потерять ни одно из ведущих его к необычному дому важных ощущений на протяжении всего пути. И сила Иного порядка теперь радостно пульсировала во всём его организме. Ему, правда, показалось, что необычный дом, который вполне закономерно предстал его взору, в этот раз находится гораздо ближе к Покровскому бульвару, чем в прошлый. Но он точно знал, что достиг своей цели, и это было главным!

Бармен встретил Серёгу насмешливым взглядом. Он демонстративно отложил в сторону белоснежное полотенце, которым он протирал хрустальный бокал, сам бокал поставил на полку и голосом, полным иронии воскликнул:

- О! К нам прибыл победитель!

Серёга моментально смутился. Но, стараясь не потерять приобретённого в пути состояния, он страстно на одном дыхании заявил:

- Я готов! Я готов принести жертву! Говорите, что от меня требуется!

Бармен неожиданно принял серьёзный вид, бросил на Серёгу проницательный взгляд, но уже через мгновение он ещё более демонстративно, чем вначале, выдохнул и расслабился, показывая всем своим видом, что не увидел в Серёге того, что заставило его на миг стать серьёзным. Потом он направил свой взгляд поверх Серёги куда-то вдаль, выдержал внушительную паузу и с некоторой патетикой в голосе спросил:

- Тебе не кажется, что, чем больше тьмы в твоей душе, тем объёмнее и глубже она?..

- О чём это Вы? – искренне удивился Серёга.

- Во тьме Бессознательного рождаются образы, которые, отражаясь во вне, наполняют жизнью и смыслом творимую реальность. Разве не так, дорогой мой Писатель?

- Может быть…

- Чаще всего тьма порождает страхи. Представляешь, какую реальность могут породить страхи?

- Я не понимаю… - растерялся Серёга. – Вы обо мне?..

Но бармен демонстративно проигнорировал Серёгин вопрос. Он снова направил свой взгляд вдаль - поверх Серёгиной головы и задумчиво продолжил:

- Но есть и другая тьма - тьма изначальная. Та, которую отражает космическая пустота.

Бармен прищурил глаза, внимательно вглядываясь поверх Серёгиной головы куда-то вдаль - сквозь пространство и время, и даже слегка подался вперёд, пытаясь рассмотреть там вдали что-то по-настоящему важное. А затем с некоторым восхищением в голосе, словно он увидел чудо, продолжил:

- Эта тьма существует лишь для контраста и объёма света изначального! Чтобы мы в проявленном мире могли видеть величие и красоту всеобъемлющего света. Его силу и его возможности…

Бармен замолчал, оставаясь пребывать в состоянии странной радости, а Серёга внезапно ощутил пустоту внутри себя. Ему стало не по себе.

Чтобы не погружаться в неприятное ощущение он нервно запротестовал:

- Я не понимаю, о чём Вы говорите! И мне не нравится то состояние, в которое Вы меня погружаете! Но если в этом и заключается жертвоприношение, то хотя бы скажите об этом, чтобы я знал…

Бармен ещё мгновение продолжал смотреть вдаль, затем кивнул кому-то невидимому там вдали и благодушно переключил своё внимание на Серёгу.

- Тьма, служащая свету изначальному порождает абсолютно иные образы! - с важным видом заметил он. - Это порождение и есть творчество в чистом виде. Или Настоящее Волшебство!

Серёга растерянно смотрел на бармена, не зная, что ему делать, понимая лишь, что он выглядит очень глупо и неуместно рядом с барменом. Он уже давно потерял ощущение ритма, которое привело его в это необычное пространство. Ощущение ритма, которое он так ценил и с которым ни за что не хотел расставаться. И ощущение Знания, которое жило в нём на протяжении его пути к Невозможному, Знания какого-то Иного порядка, Знания, которое наполнило Серёгин путь истинным смыслом - теперь это ощущение также покинуло его.

Он смотрел на бармена и, чем дольше смотрел, тем сильнее чувствовал, как слёзы горечи – горечи, порождённой Великой потерей, сжимают его горло, заставляя дышать глубже и чаще. А предательская влага до краёв наполняет глаза. Но он продолжал, не отрываясь, смотреть на бармена, покорно ожидая своей участи.

Стыд, позор, унижение – эти чувства поочерёдно вспыхивали в нём, сжигая всё внутри, пытаясь заставить его спрятаться от какого-либо внимания извне, но он не прятался, а смело давал возможность бармену изучить себя и в таком неприглядном состоянии.

Через какое-то время, видимо удовлетворившись Серёгиным плачевным состоянием, бармен заметно смягчился. И даже принял озабоченный вид, стараясь тем самым Серёгу поддержать. Теперь он смотрел на Серёгу иначе – он старался охватить его своим взглядом целиком и в то же время, проникал через этот мягкий, доброжелательный взгляд, в самые дальние уголки Серёгиной души, словно создавал этим взглядом подушку безопасности для Серёги.

Через некоторое время - не прекращая такого своего благотворного воздействия на Серёгу, бармен проникновенно сказал:

- Тебе необходимо снова попасть в точку выбора, а вот чем для этого ты сможешь пожертвовать – это вопрос открытый…

С каждым словом бармена лишние эмоции отпускали Серёгу на свободу, а их место заполнял устойчивый интерес к происходящему.

- Я попробую. - кротко согласился он. - Только направьте меня, пожалуйста.

- Понимаешь, - усмехнулся бармен, и его глаза тут же заблестели провокационным светом. - Для достижения любой цели всегда есть два варианта пути – медленный и быстрый. Медленный вариант требует большого терпения и усердия, но зато он несёт в себе меньше опасностей, порождаемых тьмой. А вот быстрый вариант требует сообразительности, решительности, быстроты реакции и абсолютной душевной чистоты, поскольку таит в себе множество опасностей и соблазнов. Если ты выберешь первый вариант пути, и честно будешь идти по нему, ты обязательно доберёшься до своей цели. Только не скоро. А если ты выберешь второй вариант, - ты можешь очень быстро оказаться там, где хочешь, а можешь и не попасть туда вовсе.

- Ух! Что же выбрать?! А нельзя ли поподробнее узнать, что это за варианты такие? – занервничал Серёга.

- Что ж, это можно. - снова усмехнулся бармен. – Понимаешь, чтобы тебе снова обрести то качество взаимоотношений с миром, которое было у тебя рядом с Вероникой в Перу, тебе необходимо вернуться назад - либо далеко в прошлое и там изменить кое-какие принципы внутри твоего творчества, либо вернуться не очень далеко, но при этом тебе самому придётся полностью трансформироваться.

- Вернуться в прошлое?! А разве это возможно? – удивился Серёга.

- Хм! – искренне изумился бармен. – Странный ты человек, Серёга. Уже не единожды заглянул в различные вероятности своего будущего и ни разу даже не спросил о возможности такого действия в принципе. А теперь удивляешься…

- Вы понимаете, – попытался объяснить Серёга, - То, куда я заглядывал было похоже на обычную фантазию. Если честно, я и сейчас до конца не верю, что увиденное мной в этих необычных состояниях сознания действительно могло бы произойти в реальности…

- Хорошо, - неожиданно принял серьёзный вид бармен. – Если тебе проще делить различные вероятности реальности на одну настоящую и множество воображаемых, значит и дальше мы будем двигаться в том же направлении.

- Это как?

- Попробуем отправить тебя в воображаемое прошлое, ведь прожитое тобой прошлое для тебя неприкосновенно. Так, кажется?

- А чем нам может помочь воображаемое прошлое?

- Воображаемое – ничем! – засмеялся бармен.

- Тогда зачем мне туда отравляться? – растерялся Серёга.

Неожиданно бармен снова принял абсолютно серьёзный вид, быстро достал из-под барной стойки графин с коричневой жидкостью внутри и обычный гранёный стакан. Затем он осторожно налил жидкость в стакан и решительно протянул его Серёге.

- На, пей. Это поможет тебе с восприятием и с пониманием заодно, - и тут же строго пояснил: - Мы можем с тобой играть в слова и в понимания до тех пор, пока ты не израсходуешь очередной запас своей личной силы, и твоя водная суть будет способна лишь на одно проявление – на красивый, но бестолковый сон. И тогда тебе придётся искать меня снова. Начни действовать, а необходимые тебе понимания, будем надеяться, придут к тебе по ходу дела.

Серёга взял стакан, осторожно понюхал, чем пахнет жидкость, налитая в него, но, не уловив никакого неприятного запаха и вообще какого-либо запаха, он, громко выдохнув ртом воздух, словно пил водку, одним махом – глоток за глотком осушил весь стакан.

- Что дальше? – с готовностью спросил он.

- Самое важное для тебя теперь – это выбор. - уверенно заявил бармен. - Какой путь ты выберешь – медленный или быстрый, изменишь что-то в своём творчестве или трансформируешь себя целиком – с этим нужно определиться как можно быстрее.

Даже после выпитого напитка Серёга не мог предположить, чем грозит ему один или другой путь. А ведь Серёга очень надеялся, на то, что после последнего глотка ему всё станет ясно. Поэтому, продолжая по-прежнему плохо понимать, что ему надо делать, Серёга замер в мучительных раздумьях.

Но бармен так уверенно говорил об отсутствии у Серёги времени и о том, что понимания обязательно придут к Серёге по пути, что в результате Серёга неожиданно для себя решил довериться бармену. Довериться, как говорится, не глядя. Хотя это было ой, как не в его правилах…

Приняв решительный вид, Серёга смело выдавил из себя:

- Давайте попробуем поскорее покончить со всеми моими проблемами! Мы же ведь сможем всё переиграть в случае чего?

- Хм! – усмехнулся бармен. – Понимаешь, Мой дорогой Писатель, - продолжил он заботливым ласковым голосом, хотя в его глазах продолжали плясать задиристые огоньки, - Быстрый путь предполагает полную трансформацию твоего сознания. После такой трансформации ты вряд ли сможешь вспомнить о существовании не только другого пути, но и обо мне и обо всём, что произошло с тобой за последние несколько месяцев. Этим и отличается быстрый путь от медленного. И плата за него – твоя память.

- А если я выберу медленный путь, у меня останется память?.. Т.е. я смогу, в случае чего, вернуться и изменить свой выбор?

- Это – да! Медленный путь можно прервать и вернуться, и даже можно будет всё переиграть и начать движение заново по быстрому пути. Можно! Но только если у тебя хватит на все эти действия и энергоемкие перемещения личной силы…

- Хорошо, – неожиданно заявил Серёга, – Я выбираю медленный путь. Говорите скорее, что надо делать и давайте уже начнём.

Бармен оценивающим взглядом окинул Серёгу с ног до головы, затем принял вид опытного заговорщика и тихо сообщил:

- Чтобы заложить новые принципы и возможности будущих вероятностей, тебе необходимо начать писать заново. И поэтому вернуться тебе придётся на пять лет назад – в тот момент, когда ты первый раз решил попробовать объединить сумбурные мысли, обильно посещающие твою голову в столь прекрасном месте, как Алтай, в единый фантастический сюжет.

- А как я смогу туда вернуться? – по-деловому уточнил Серёга.

- Вопрос не верный! – засмеялся бармен. – Важно не то, как ты туда попадёшь, а то, что ты там будешь делать!..

- Хорошо – что я там буду делать? – быстро согласился Серёга, желая поскорее ввязаться в бой.

Бармен хотел что-то ответить, но вдруг прервал себя в этом намерении и внимательно вгляделся в Серёгино лицо. И чем дольше он молчал и смотрел на Серёгу, тем сильнее грустнело его лицо.

Серёга испуганно наблюдал за изменениями в поведении бармена и в какой-то момент он не выдержал.

- Что? Что с Вами? - забеспокоился он.

Услышав звук Серёгиного голоса, бармен словно очнулся от неприятного сна. Он встряхнул головой, затем налил себе воды из-под крана и быстрыми глотками выпил. Потом он глубоко вздохнул и печально заметил:

- Мистическая часть твоей сущности обладает качествами стихии воды и поэтому в тебе много психо-эмоциональной энергии. Но в тебе не достаточно терпения и усердия, чтобы абсолютно осознанно жить целых пять лет и держать свои эмоции под контролем.

- Что это значит? – растерялся Серёга.

- Понимаешь, - так же печально продолжил бармен, - Монах изо дня в день придаёт себя аскезе, стараясь при этом жить осознанно и внимательно. И каждый день он молится лишь с одной целью – чтобы однажды его намерение сотворило новую реальность. Усердие, терпение, целеустремлённость и сила воли – вот основные качества, позволяющие монаху однажды достичь просветления. А в тебе таких качеств нет…

- Но я ведь не монах и не стремлюсь к просветлению! – нервно возразил Серёга.

- Да, но тебе тоже необходимо создать новую реальность…

- Откуда Вы знаете, что во мне есть, и чего нет! – неожиданно возмутился Серёга, чувствуя, что бармен недооценивает его способности. – Дайте попробовать, а потом разберёмся – чего и кому не хватает!..

- Ладно… - печально согласился бармен и уже менее эмоционально добавил: - Тебе нужно прожить пять лет точно так же, как ты уже прожил их. И основная сложность этого пути заключается в том, что у тебя будет память пережитого тобой ранее. Она позволит тебе анализировать каждый прожитый день и быть готовым к каждому следующему. Но она же будет провоцировать тебя на спонтанность. На спонтанность, которую тебе ни в коем случае нельзя будет проявлять…

Бармен многозначительно замолчал, придавая этой мучительной тишиной своим словам большую весомость. И только после внушительной паузы продолжил:

- Вновь проживая прошлое, ты можешь пережить только те чувства, которые ты уже пережил, совершить те поступки, которые ты уже совершил, произнести те слова, которые ты уже произнёс. А иначе можно изменить будущее слишком сильно и в результате не попасть в те обстоятельства, к которым ты стремишься.

- Я не понял, – искренне удивился Серёга, - А в чём тогда смысл моего повторного проживания целых пяти лет жизни? Может забросить меня лишь на пару месяцев назад?

Но бармен упорно не хотел принимать его оптимистичный настрой. Он печально посмотрел на Серёгу и грустно сказал:

- Тебе нужно кое-что добавить в свои книги. Причём я не могу тебе подсказать что именно. Когда ты будешь писать, не забудь о своём стремлении и о своих чувствах к Веронике. И возможно ты поймёшь, как поместить внутрь твоих фантастических рассказов счастливую любовную историю.

- Но ведь у меня в каждой книге уже есть прекрасные любовные истории?! – изумился Серёга. - Мне кажется, что именно эти истории и сделали мои книги столь популярными…

- Есть! - усмехнулся бармен. - Но ни одна из твоих «прекрасных любовных историй» почему-то не заканчивается свадьбой или хотя бы чем-то типа «жили они долго и счастливо». Ты не обратил внимания, что во всех твоих книгах в результате твой герой всегда остаётся один?

- А как же понятие экзистенциального одиночества? – возразил Серёга. - Ведь человек один в этот мир приходит и один уходит. И мои сюжеты – это всего лишь фантазии на тему божественного промысла.

- А зачем тебе тогда Вероника?

- Поймали! – засмеялся Серёга. – Всё – сдаюсь! Готов пересмотреть свои творческие замыслы!

- Вот и славно! - радостно заключил бармен. – Можешь начинать!

- Что начинать?

- Отправляйся в прошлое и создавай новые сюжеты! Такие, в которых твоё будущее не будет одиноким…

- А как я попаду в прошлое?

- Ты ещё не знаешь?

- Нет…

Бармен внимательно посмотрел Серёге в глаза, затем достал из шкафчика за своей спиной небольшой флакон оригинальной формы в виде застывшего бушующего пламени с оранжевой жидкостью внутри. Аккуратно отвернув изящную пробку, бармен отмерил небольшой пипеткой двадцать четыре капли в маленькую рюмку и медленно придвинул эту рюмку к Серёге.

- Вот, выпей…

Серёга осторожно взял в руки рюмку, понюхал её содержимое и, скривившись от неприятного запаха, с брезгливым видом спросил:

- Вы уверены, что мне надо это пить? Вы же уже давали мне сегодня какой-то напиток…

- Тот напиток расслабил твой организм и создал в тебе предпосылки для различных возможностей восприятия, - терпеливо, словно маленькому ребёнку, объяснял бармен: - Но пока это всего лишь потенциальные возможности. А эта неприятная, как тебе кажется, жидкость является катализатором.

Бармен многозначительно замолчал, выжидающе глядя на Серёгу. Но Серёга всё равно не решался пить. Он подносил рюмку ко рту, затем кривился и отводил руку подальше, чтобы не видеть и не чувствовать. И так много раз – снова и снова. Потом он вдруг вспомнил что-то важное и радостно поставил рюмку на стойку бара.

- А жертва? Вы же говорили, что должно быть жертвоприношение? – недоверчиво заметил он.

- Ну, да. - бармен хорошо видел Серёгину уловку, и всё же он решил объяснить Серёге ещё раз: - Тебе нужно пять лет прожить в абсолютном внимании, стараясь повторить каждый день в точности так, как ты уже однажды его прожил, без права на спонтанность. Чтобы случайно не повернуть цепочку событий в другую сторону. Такое усердие разве не тянет на жертву?

- А может…

- Пей! - строго приказал бармен. - Иначе и в этом уже не будет никакого смысла!

Серёга испуганно взял рюмку, зажмурил глаза и одним глотком, стараясь не дышать, проглотил содержимое рюмки.

На удивление вкус жидкости с неприятным запахом оказался сладким и даже вкусным. Но уже через мгновение другие ощущения целиком и полностью завладели Серёгой - он вдруг почувствовал непреодолимое желание покинуть бармена.

Теперь он не пытался осмыслить свои действия, он лишь чётко осознавал происходящее. Теперь он ясно видел, что его жизненно важный интерес расположен этажом выше. Словно там – на втором этаже был расположен магнит, притягивающий к себе Серёгины чувства и ощущения, заставляющий его сердце биться гораздо чаще.

Серёга больше не произнёс ни слова, поскольку теперь очень хорошо понимал, что лишние слова отнимают у него силы, а сил в нём действительно было мало. Он встал и, молча, двинулся к дальнему выходу из ресторана. Туда, где располагалась ветхая лестница на второй этаж.

На этот раз лестницу он преодолел очень быстро, не тратя силы на лишние опасения, поскольку точно знал куда наступить, чтобы не провалиться. И вскоре он уже стоял посреди комнаты, которая в прошлый раз, словно паутиной была заполнена нитями различных вероятностей развития будущих событий. Но на этот раз в этой комнате не было никаких нитей. Во всяком случае, Серёга их не видел. Или не пытался увидеть…

Комната была пуста, заброшена и покрыта изрядным слоем пыли. Разрушение коснулось каждого предмета, находящегося в комнате и каждого материала, из которого она состояла.

Деревянный пол весь был изъеден древесным жуком, а кое-где даже выглядел как настоящая труха. Обрывки обоев на стенах печально нависали над разваливающейся мебелью. Старый, сильно потёртый, а местами и порванный диван не вызывал никакого желания воспользоваться им в качестве сидячего или лежачего места. Вообще находиться в этой комнате было неприятно.

Но Серёга не мог больше позволить себе придаваться эмоциям. Ему необходимо было срочно найти путь – путь в прошлое. И поэтому его взгляд и его ощущения и чувства без лишних эмоций детально сканировали окружающее, наполовину разрушенное, пространство в поисках прохода – прохода к истоку времени. И вскоре он его нашёл!

В дальнем углу комнаты между досок деревянного пола зияла неприглядного вида огромная щель. Рядом с ней поток времени становился вихревым и, словно в водоворот засасывал всё, что располагалось поблизости. Серёга скорее не увидел, а почувствовал эту временную воронку! Он подошёл ближе и поднёс руку к щели в полу. И моментально шрам, приобретённый им месяц назад, исчез с поверхности его кожи.

Серёга не знал, как работает эта временная щель и что нужно сделать, чтобы вернуться в свою жизнь на пять лет назад, а не на столетие, к примеру. Но что-то внутри него было уверено – необходимо чётко настроиться на тот момент, в который необходимо попасть.

Он сел по-турецки прямо на грязный пол рядом с временной воронкой и, не сводя своего взгляда со щели в полу, попытался детально вспомнить тот день, когда он первый раз решил попробовать написать какую-нибудь историю. И уже в следующий миг он почувствовал тонкий аромат Алтайских трав, увидел свою комнату со столом возле окна, ощутил состояние наполненности – то самое своё состояние, в котором он первый раз сел писать.

Постепенно образы, которые он вспоминал, становились всё ярче и наполнялись какой-то странной весомостью. А окружающее его пространство наоборот – постепенно становилось менее проявленным. Оно словно растворялось в вязкой консистенции безвременья, исторгаемой из неприглядной щели в полу.

Да и сам Серёга очень хорошо ощущал, как его тело, словно вода, становится жидким и текучим, разрушая все Серёгины представления о твёрдости и устойчивости формы и материи. И это текучее тело буквально втекало в зияющую пугающей чернотой щель в полу. В щель, являющуюся источником полного безвременья.

«Вот оказывается, как работает машина времени!» - промелькнула в Серёгиной голове последняя мысль из настоящего – за миг до того, как он полностью ощутил себя в прошлом. В том самом прошлом, в котором ещё не было его невероятных творческих успехов, зато было много желаний, стремлений и безудержных фантазий…
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.