.RU

«Эдельвейсы», вперед! Повесть. Краткая биографическая справка к книге: - старонка 6


Кинозвёзды



"Здорово, Петруха! Друган, тоска! До дембеля ещё целых четыре месяца. Служба не в жилу. Бессонница. Тоска по дому. А здесь ещё ко всему перевели меня опять в роту. Я так успел сродниться со своим ПТУРСом, что расставался, скорбя всеми потрохами. Но ты сам знаешь, такие, как я - нарасхват. В роту пришло новое оружие - гранатомёт "Пламя". Палит хоть одиночными, хоть очередями. И всё гранатами. Правда сорок семь килограммов весит, но это на двоих. Бочкарь с неделю уговаривал меня вернуться в роту. Говорит: "Без тебя, ефрейтор Мальков, пала боеспособность роты". Я как-то не решался, но начштаба Рачок всё-таки уговорил. Прям так и сказал: "Раз ты, разгильдяй, соизволил нажраться как свинья и был задержан за пределами части нарядом патруля и препровождён в непотребном состоянии в распоряжение части, то нет тебе доверия. И я тебя лишаю права на владение секретным оружием". Как будто гранатомёт не секретный. Такой агрегат, что дай Бог каждому. Радиус сплошного поражения семь метров от одной гранаты, а их в ленте … штук. А вот сколько, не скажу. Военная тайна. Вот только тяжёлый, гад. Инструкция об его особом хранении не поступила, так что приходится таскать на тактические занятия. Зато в роте сачканул целый месяц. Возили нас на съёмки фильма. Ты представляешь, совместный советско-чехословацкий фильм. Снимали наша киностудия "Мосфильм" и чешская "Барандов". Говорят, будет называться "Коммунисты"1. Только мы были фашистами. Меня повысили в звании. Если Рачок содрал с меня ефрейторскую соплю, то в вермахте я человек. Дослужился до фельдфебеля. Бочкарёв из старлеев в капитаны скакнул. Так что мы с ротным растём в звании. И я целый месяц палил не из гранатомёта, а из "шмайсера". Собственноручно расстрелял несколько французских партизан. Это около городка Стречно. Сволочи, держали оборону геройски. Но наша взяла. А около замка, построенного ещё в 1420 году каким-то Сигизмундом III, мы изрядно постреляли чехословацких и русских партизан. С ними был ещё Николай Караченцев и Владимир Носик. Но ты знаешь его. Ну, с такой рожей. В общем, ему только фашистом быть. А он в партизаны рванул. Караченцева, конечно, помнишь. Балдёжный такой. Так вот, его забудь. Всё. Мы его так прижали, что он с перепугу сам с факелом на бочки с бензином бросился. А чё ему оставалось делать. Патрон нет. Своих почти всех перебили, а здесь мы прём. Впереди танки "Тигры", а мы за ними. Правда, настоящих-то всего три было, а остальные из “пятьдесят пяток” наделали. Звёзды замазали, крестов налепили и вперёд. Нам не привыкать. Так что, Петруха, я теперь знаю, как нас надувают. Ты думаешь, правда, Караченцеву п… пришёл. Кабы не так. Чё, он дурак что ли. Да и жалко мужика. Если б взаправду шарахнуло. Здесь он на пустые бочки с факелом бросился, рисонулся перед операторами. А потом пока Караченцев с чешской актрисой скалился, те уже отдельно сняли взорвавшиеся бочки. Говорят, всё будет путём. Кадр на кадр, и Колян - герой. Лучше бы они меня на чешку смонтировали. Путёвая бабёнка. Вот тогда бы грохнуло. Да я голову на отсечение даю, что я бы на дубль запросился. Или дубль-два, дубль-три. Режиссёр Юрий Озеров, ну тот, который "Освобождение" поставил, всякую ерунду дублировал. Особенно нас в боевом развороте. А меня даже отматюкал. Понимаешь, снаряд под ногами грохнул, а мне пофигу дым. Сам подумай, до операторов метров сто осталось добежать. Мне поближе в кадр хочется попасть, а ему надо, чтоб я обязательно копыта откинул. Нашёл дурака. Но я его всё равно наколол. Все красные флажочки обходил стороной, так что у меня больше под ногами не грохнуло. Вот тоже наколка для дураков. Зарядик с проволочкой заложат в землю, сверху сухого торфа насыпят, чтоб при взрыве дыма больше было. Ну, а флажком отмечают место взрыва. Вот я мимо этих флажков и сиганул, прям в объектив. Ты бы слышал, как меня операторы на всех неровностях протащили. Ты такой художественный мат не слышал. Они меня целиком в кадр влупили, а потом как посмотрели на мои закатанные рукава, так попёрли. Ты помнишь, у меня во всю руку лошадиными буквами татуировка была "Наташа". Вот они, козлы, и возомнили, что если я ариец, то не могу русскую бабу полюбить. К таким пустякам придираются. Но мне к следующему дублю Байбурин "Наташу" на "Гертруду" переделал, да ещё плюс "Ганс" подписал. Так оно надёжней. Одним словом, в историю вошёл и три наряда от командира полка схлопотал. Ну, три наряда уже за другое. Полкан как военный консультант был. Вот я его при встрече и поприветствовал "Хайль Гитлер". Он мне сходу два наряда и один - за "Яволь". Жаль, что он не партизан. Посмотрели бы, кто на кого пахать стал. Правда нас самих потом переодели в партизан, и мы освобождали город Банская-Быстрица. Там конечно тоже лафа. Уличные бои. Бей фашистских оккупантов. Правда, по первачку не привычно было. Вроде как бы своих. Сроднились немного. А потом пошли палить. Пофигу кого. Ко всему, чем быстрее перебьём, тем лучше. Ведь после боёв нас встречали как освободителей. Для этих кадров специально баб сняли с ткацкой фабрики. Вот здесь не зевай. Сами прут только успевай, выбирай погрудастей. Пока она на тебе висит, натискаешься вдоволь. Ничего, не обижаются. Ведь не какая-то фашистская сволочь, а освободители. Потом даже вином угощали, Бочкарь говорил, чтоб понемногу. Нашел, что сказать. Что в гаубичную батарею переведут? Так там гаубицы тягачи таскают. Мне терять нечего. Так что, Петруха, считай месяц я на гражданке побывал. Сейчас, правда, тоскливо. Ты там скажи моим, что у меня всё путём. Привет всем пацанам и девкам. Ну, бывай. Меня зовут на построение. Опять тактика. Хорошо, если офицеры не пойдут. Тогда гранатомет салаги попрут. А если... то, значит, придётся тащить самим. Ну, пока. С дембельским приветом Колюха".

Дембельский аккорд



Наконец-то! Приказ министра обороны о нашем "дембеле" пролетел через все солдатские каналы. Всё. Ещё какой-то месяц - и мы пришьём крылья. Прощай, родной горнострелковый. Прощай, Чехословацкая земля. Впрочем, с землёй ещё рано прощаться, нам предстоит ещё месяц долбить её. Дембельский аккорд. Всего пять километров траншеи. Всего пять на двенадцать человек. Но зато какое доверие. Мы тянем линию связи от авиаполка до складов горючесмазочных материалов стран Варшавского договора. Приказ получен, и мы его с честью выполним. Мы с ожесточением и в то же время с радостью долбим камень-плитняк, пробиваясь навстречу дембелю. Ха, Алексей Стаханов. Слабачок. Ты бы полюбовался на меня, гвардии рядового Малькова. У меня нет откатчиков, у меня нет отбойного молотка, но у меня, как и у тебя, есть светлое будущее. Но если твое виднелось где-то там за "поворотом через энное" количество пятилеток, то моё вон за цистерной с ракетным топливом. Всего пять километров до пропуска в рай. А там, в объятия гражданской жизни. Завидуй мне, дядя Лёха. Пусть мою грудь не украшает золотая звезда героя, но в каптёрке на вешалке уже отутюжена моя дембельская парадка. Чистый погон - чистая совесть. Моя грудная клетка будет разрываться на части от гордости, чувствуя, как в неё влились закрутки от набора солдатской доблести. Полный комплект. От знака "Гвардия" до "Воин-спортсмен I степени" и всего за двадцать чехословацких крон. Точно такие же у Байбурина и у Рязанова. Точно такие же у пулемётчиков и каптёров, у снайперов и свинарей. Такого добра у полковых писарей навалом. Всего двадцать крон - и ты гвардеец, отличник Советской Армии, классный специалист и воин-спортсмен. Не важно, что ты два года пропас чушек, зато домой к мамаше ты приедешь "Эдельвейсом". Кто знает, что ты продал чехам за два года восемь поросят. Нет, ты восемь раз перешагнул рубеж снежного перевала. Ты яростно поливал свинцовым огнём появляющиеся мишени, а не стрекотал в мастерской на машинке, чиня сапоги. Поэтому ты полный кавалер солдатской доблести. Сейчас ты дембель - стахановец, а завтра - цивильный рубаха парень. Но это завтра. А сегодня мы все вместе выполняем последнюю боевую задачу. Осталось ещё два километра, и по уложенному кабелю в пятьсот жил пойдут закодированные приказы, храня очень важную информацию. Мы берём кирку и долбим камень-плитняк. Чем интенсивнее будем долбить, тем быстрее ослепим девок сиянием своих наград. Но кто-то не хочет, чтобы это произошло завтра или послезавтра. Ну, хотя бы через неделю. Не случайно мы стоим, разинув рты от удивления. Только вчера уложили шестую пятисотку кабеля, а сегодня торчит обрубок. Это то, что осталось от одной из секций. "Чёрный капитан" из особого отдела буравит следы диверсии. Почти пятьсот метров спайки от обрыва до бухты выдрано. Явно тягачом. Враг не дремлет. Нельзя терять бдительность, ни на минуту. Варшавский блок в перекрестье прицела НАТОвских агентов. Обнаглевшие лазутчики, не заметая следов, делают всё, чтобы не прошла команда о поставке новой партии ракетного топлива. Делают все, чтобы грозное оружие не смогло, извергаясь пламенем, рванутся навстречу ракетам, нацеленным на нерушимый лагерь социализма. Но "Чёрный капитан" сделает всё, чтобы настигнуть виновных в подрыве боеготовности. И пока мы заново вгрызаемся до заветной глубины, он уже мчится на своём УАЗике навстречу опасности и перестрелке, рискуя жизнью и своей чёрной фуражкой. В любое время вражеская пуля может прошить околышек, а вместе с ним и голову въедливого начальника особого отдела. Мы закапываем новый кабель и успеваем углубиться по целине ещё почти на пятьсот метров, тоскливо глядя на видневшийся вдали финишный знак. Где-то там заветная черта, до которой две-три ударных вахты. А сегодня мы уже трясёмся в бронетранспортёре, чтобы узнать, что на этот раз для особиста всё обошлось хорошо. Цела и его фуражка, которая, наверное, сейчас лежит, и её буравит испуганный взгляд майора, начальника связи авиационного полка. Глаза майора испуганно и полусонно моргают, а их хозяин невразумительно толкует о взводном, якобы направленном на проверку службы охранения стратегических объектов. Он очень устал после проверки, так как ночью с двумя солдатами всё-таки умудрились из-под носа увезти почти пятьсот метров кабеля и продать его чешским связистам за бочонок пива и хлебосольную закуску. Что будет с диверсантом, мы так и не узнаем, потому что за два-три дня командир авиаполка не сумеет замять такое громкое дело. А пока суд да дело, мы укрепляем оборону своим пятикилометровым вкладом и спешим к себе в часть, чтобы напоследок перетряхнуть свои чемоданы, примерить подогнанные парадные мундиры, так и не одёванные в увольнения.

Дембель



Мы в едином дембельском строю проходим перед однополчанами. Они с завистью слушают марш "Прощание Славянки", сознавая, что он звучит не для них. Все смотрят в хвост нашей удаляющейся колонны дембелей. А дембеля, то есть мы, идём прямёхонько в солдатский клуб. Нас строят вдоль стены. Мы с чувством благодарности ждём последних почестей за тяжёлую армейскую службу. За верность присяге. Старшины рот, батарей, улыбаясь, идут к нам. Мы готовы обнять их родных, чтобы сохранить на всю жизнь тепло солдатского братства. Но старшинам не хватает сентиментальности. Мы с недоумением выполняем их приказы: "раскрыть чемоданы", и смотрим, как они роются в немудрёных солдатских и сержантских дембельских пожитках. Правда у каптёров и свинарей пожитки помудрёней. Но несмотря ни на что, вчерашние старшинские адъютанты расстаются с излишками. Так же и коменданты свинского хозяйства. Я пока не в зоне старшинских интересов. Гранатомёт я оставил в оружейке, а портянки выбросил в урну. Но зато замполит батальона, пролистав мой дембельский альбом, вырывает фотографии, где я стою в форме солдата вермахта. Караченцева с Носиком оставил, явно симпатизируя их героическому прошлому. Голые девки, нагло смотревшие замполиту в глаза со страниц журналов, купленных во время самоволки, всем гуртом переселяются в чемодан замполита. Я, в знак благодарности за проявленное внимание к чистоте моих нравов, желаю ему успехов в политической подготовке и ещё всяких благ. И если за пожелания успехов он умиляется, то от остального отказывается, стремясь стереть свои зубы до самых дёсен. В этом ему помогает мой старшина, любезно принёсший мне новый нарядный костюм. Конечно не так, чтобы совсем новый, но носить ещё можно. На ферму или вместо комбинезона в уборочную страду. Со своего успеваю сорвать погоны, чтобы потом в самолёте перешить. Козырёк от фуражки оторвать не успел, поэтому красуюсь в обшарпанном картузе. Байбурин с Рязановым тоже фасонисто прохаживаются около своих чемоданов в фуражках, вероятно присланных из дома от щедрот своих дедушек - участников первой империалистической войны. Наконец-то наша парадно-приодетая дембельская колонна под последние звуки "Славянки" усаживается в грузовики, которые, прощально просигналив автомобильными гудками, затарахтели к аэропорту. ТУ-154 разбежался, звеня всеми нашими "боевыми" наградами и дембельскими чемоданами. Затем тяжело оторвался и, взяв курс на восток, поспешил, чтобы доставить драгоценный груз взамен того, который был выгружен на том же аэродроме. Мы с благодарностью вспоминаем "салаг", сбившихся в стайки, которые не хотя отдавали свои новые парадки взамен наших. Семейные реликвии перелетали на лысые головы, а дембельские чубы выглядывали из-под лаковых козырьков. Новобранцы остались убеждёнными в том, что им дадут новые. Мы передали с ними приветы всем своим старшинам и замполитам.

Стюардесса, вовремя или нет, но известила, что самолёт пересёк воздушную границу Союза Советских Социалистических Республик. Слава нашим труженикам-авиастроителям! Крылья выдержали и не оторвались от громогласного "ура!" Также и обшивка не свернулась от вибрации наших голосовых связок тогда, когда самолёт затрясся по бетонке аэропорта Внуково…

Здравствуй, маманя! Твой сынок, отличник боевой и политической подготовки, воин-спортсмен, пулемётчик, оператор ПТУРС, гранатомётчик, бравый солдат, гвардии рядовой Мальков прибыл в связи с демобилизацией из рядов Советской Армии.

30.03.89.


2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.