.RU

Книга вторая - Буржуа: Пер с нем./ Ин-т социологии. М.: Наука. 443 с. (Серия "Социологическое наследие") isbn 5-02-013444-9

Книга вторая



ИСТОЧНИКИ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ДУХА



ВВЕДЕНИЕ



Глава четырнадцатая

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ



Проблема выяснения источников капиталистического духа, следова­тельно, ответ на вопрос, откуда капиталистический дух происходит, может прежде всего быть понимаема в том чисто внешнем смысле, что под нею разумеют внешнее появление капиталистического предпринимателя в стране (в которой он, например, ведет торговлю или где он, быть может, осно­вывает предприятие), так что, например, устанавливают: капиталистичес­кий дух в Китае происходит от англичан, или: евреи принести с собою капиталистический дух в Магдебург. В этом смысле, в котором она, сле­довательно, по существу, является исторической проблемой переселе­ний, проблема возникновения капиталистического духа здесь ставиться не будет. Здесь, напротив, должны быть поставлены вопросы: как возник в душах людей капиталистический хозяйственный образ мыслей? Что вызвало к жизни в хозяйствующих субъектах определенной эпохи тот дух, который побудил их проявлять те стремления, развивать те способ­ности, следовать тем принципам, с которыми мы познакомились как с сос­тавными элементами буржуазного духа; что обусловило появление однажды и потом все снова и снова, в каждом поколении вновь, хозяйст­вующих субъектов с определенным направлением идей и с определенной духовной структурой, с определенной волей и возможностями?

Тут, правда, я должен заметить, что многие люди в только что форму­лированной здесь проблеме вовсе не усматривают никакой проблемы, потому что они считают само собою разумеющимся, что капиталистичес­кий дух создается самим капитализмом, так как они в самом этом духе не думают видеть ничего субстанционального, а только функцию хозяйственной организации. Против этого воззрения я бы возразил, что оно принимает как "само собою разумеющееся", как "данное", то, что им, несомнен­но, совсем не является; что оно провозглашает догму там, где дело идет о приведении доказательств. Конечно, представляется возможным, что хозяйственный образ мыслей имеет свой корень в хозяйственном устрой­стве - мы будем иметь случаи во многих местах находить в качестве источника капиталистического духа самый капитализм, - но, что эта при­чинная зависимость имеет место, это же должно быть всегда раньше уста-

[145]

новлено в каждом отдельном случае совершенно так же, как всегда должно быть раньше указано, чем и как хозяйственная система опреде-ляюще влияет на духовное строение хозяйствующих субъектов.

M опять-таки есть люди, которые, правда, признают, что возникнове­ние капиталистического духа (как и всякого другого хозяйственного образа мыслей) составляет проблему, но которые считают, однако, разре­шение ее путем научного познания невозможным. Так, еще недавно один не лишенный способностей молодой ученый отверг все попытки вскрыть источники капиталистического духа как принципиально ошибочные в следующих словах (238):

"Дух капитализма и группирующийся вокруг него современный бур­жуазный жизненный стиль, т.е. заключающиеся в этих ходячих терминах мысли, суть не более как над-исторические, чрезвычайно плодотворные вспомогательные представления. Подобно тому как можно говорить о развитии, об истории понятий нравственности, главные стадии которой, однако, уже не озарены более светом основанной на памятниках исто­рии, - так, правда, и бережливость, трезвый эгоистический интерес и все лежащие в основе капиталистического духа психические свойства (?) проделали известное развитие, но это их образование не доступно более нашему историческому познанию; мы можем, самое большее, описать, как богато наделенный возможностями хозяйственной деятельности и нужным для этого строем души horno sapiens реагировал, когда экономи­ческие и (!) общественные условия освободили в нем те свойства, кото­рые мы обозначаем как капиталистический дух".

Справедливо в этих воззрениях, без сомнения, замечание, что зачатки каких-либо душевных состояний "не озарены светом основанной на памятниках истории". Это значит требовать невозможного, если истори­ки хотят от нас, например, выяснения "на основании источников" влия­ния, оказанного на развитие капиталистического духа пуританизмом (239). Об этом, конечно, не может быть и речи. О чем только и может идти речь, это приблизительно о том, что Фейхтвангер в приведенном месте считает "в лучшем случае" достижимым и что я несколько иными слова­ми определил бы так: мы можем установить, какие - естественные или иные - данности могли вызвать к жизни известные проявления духа и, вероятно, вызвали их. При этих установлениях в нашем распоряжении в качестве источника познания имеются в основе наши же внутренние, собственные переживания. Мы можем - еще несколько точнее - прово­дить различие между душевными предрасположениями, которые мы должны рассматривать как необходимые предпосылки каких бы то ни было душевных проявлений, и какими-либо внешними обстоятельствами и событиями, которые из этих предрасположений вызвали к действию известные стремления, воззрения и навыки. Для такого рода исследова­ний можно даже выставить некоторые совершенно бесспорные правила, которые прежде всего способствуют познанию нами того, чего мы не должны рассматривать как источник известного хозяйственного обра­за мыслей. Недопустимо, например, считать особое национальное пред­расположение причиной (условием) известного душевного проявления,

[146]

которое мы в равной мере наблюдаем у различных народов; невозможно сводить какое-нибудь проявление капиталистического духа к источни­ку, который появится только позднее: жизненные воззрения XV столе­тия, несомненно, не могут выводиться из религиозных учений XVII столе­тия; явление совершенно так же не может проистекать из источника, который, как достоверно известно, никогда не находился с ним ни в какой связи: капиталистический дух в Германии XIX столетия не может рассматриваться как отпрыск пуританских и квакерских религиозных воззрений.

Для правильного истолкования соотношений необходимо, однако, далее, чтобы мы отдали себе ясный отчет в следующих фактах:

1) что происхождение отдельных составных элементов капиталисти­ческого духа должно быть, очевидно, совершенно различное благодаря различию характера самих этих составных элементов. Мне сдается, что причина спора вокруг нашей проблемы заключается в своей большей час­ти в том, что не уяснили себе с надлежащей точностью, как принципиаль­но различны отдельные проявления капиталистического духа по своей природе и как принципиально различно вследствие этого складывается задача, смотря по тому, желают ли вскрыть источник того или иного сос­тавного элемента.

То, с чем мы ознакомились как с существом капиталистического духа, суть именно, с одной стороны, психические состояния, которые происхо­дят вне всякого сознания: то, что мы можем обозначить как "естествен­ные побуждения", когда, например, дело идет о предпринимательском духе в его первоначальном значении или о жажде наживы, о стремлении к деятельности, о страсти к разбою и т.д.; то, что обычно обозначают также, как инстинктивные действия, инстинктивные способности.

Что эти "инстинкты" у имевших успех предпринимателей с давних пор играли крупную роль, согласно подчеркивается всеми знатоками дела, и каждый может найти этому подтверждение в собственном наблюдении. "Если бы захотели вывести следствие, что ум в материальных вещах, умелость в выделке, быстрое схватывание посредством учета и диплома­тическая находчивость составляют существо делового человека, то это определение не охватило бы крупнейших представителей своего рода. Ум и энергия всегда приводят к успехам, но эти успехи постоянно обгоняются другими, которые приписывают счастью, или условиям времени, или без­застенчивому грабительству: и несправедливо (N.B. несомненно не во всех случаях, но часто.- В.З.), потому что они принадлежат фантазии (и лаже не ей одной, но сложному, не поддающемуся анализу состоянию психики). Существуют натуры, обладающие даром предвидения, которые в этих, правда, материальных, но не поддающихся никакой калькуляции областях предвидят развитие грядущих десятилетий, их потребности и средства к их удовлетворению. Без размышления, с таким строением духа, которое вновь творит существующее и создающееся во вторичном, отраженном процессе творения, они видят состояние торговых сношений, производства, обмена товаров, каким его определяют и изменяют его внутренние законы, и избирают бессознательно по этому предвидению свои решения и свои планы" (240).

[147]

Это совпадает приблизительно с тем, что нам сообщает Фридрих Гентц (в письме к Адаму Мюллеру) о Ротшильдах: "Они простые, невежествен­ные евреи, вполне приличного внешнего вида, в своем ремесле только эмпирики, без какого бы то ни было чутья высших отношений между вещами, но одаренные достойным удивления инстинктом, который побуждает их всегда выбирать верное, а из двух верных всегда лучшее. Их огромное богатство, безусловно, - создание этого инстинкта, который толпа обычно называет счастьем. Глубокомысленные рассуждения Барин-га... внушают мне, с тех пор как я видел все это вблизи, меньше доверия, чем здоровый взгляд одного из более умных Ротшильдов".

Так же судит и Генрих Гейне о Джемсе Ротшильде: "Своеобразная спо­собность у него - это дар наблюдательности, или инстинкт, с помощью которого он умеет если не оценивать, то все же отыскивать способности других людей в любой сфере".

С другой стороны, капиталистический дух проявляется в определен­ном складе характера, которому соответствуют определенные принципы ведения хозяйства, определенные мещанские добродетели.

Или опять-таки мы имеем перед собою познания, добытые путем обу­чения, как навыки в счетоводстве, в ведении дел, в установлении поряд­ка производства и т.п.

Этот различный основной характер отдельных сторон капиталистичес­кого духа в вопросе о его возникновении получает двойное значение. Прежде всего образ проявления в душе отдельных черт его различен в этих различных составных частях: естественное побуждение, инстинктив­ная способность заранее даны, они в крови у человека; они могут только либо быть подавлены, зачахнуть, остаться неиспользованными, либо быть возбуждаемы, развиваемы, поддерживаемы.

Природе двух других составных элементов соответствует тот признак, что их черты приобретаются и, по общему правилу, через обучение: одна сторона образования, склад характера, есть дело воспитания, другая, склад ума, есть дело преподавания.

В основе различен у разных составных элементов капиталистичес­кого духа также и способ их перенесения с одного лица на другое, с одно­го поколения на другое, и именно вследствие того, что первая категория в самом тесном смысле связана с живой личностью, которая, самое боль­шее, может ободряюще действовать на других своим примером, но всегда уносит с собой в могилу эти проявления капиталистического духа. Инстинкты и таланты не могут нигде быть накоплены вне живого челове­ка; каждая отдельная личность, хотя бы они развивались в течение тыся­чи лет, опять начинает сначала, тогда как добродетели и навыки могут быть отделены от отдельных личностей и объективированы в системы учений.

Эти системы учений остаются и тогда, когда отдельный человек умира­ет: в них рожденный позднее находит запечатленным опыт ранее живших поколений, из которого он сам может извлечь пользу. Учение может как угодно долго оставаться без последователей: если только оно как-нибудь записано, оно через ряд поколений может внезапно вновь пустить корни

[148]

в читателе. Как моральные учения, так и учения опыта допускают сво­бодное передвижение во времени и пространстве. Последние отличаются от первых только тем, что их содержание растет с каждым поколением, так как опыт, технические способности и т.п. накапливаются, тогда как про какое-нибудь этическое учение можно сказать только в ограничен­ном смысле, что оно извлекает пользу из опыта другого, прежнего.

После всего сказанного становится, надеюсь, вполне очевидным, что форма возникновения различных составных частей капиталистического духа совершенно различна.

2) мы должны, прослеживая источники капиталистического духа, уяс­нить себе, что условия его возникновения также в основе различны, смотря по эпохам капиталистического развития. Главным образом и здесь следует помнить о различии между эпохой раннего капитализма и эпохой высокоразвитого капитализма. Если захотеть кратко и вырази­тельно охарактеризовать различное положение, которое занимал в преж­нюю и занимает в нашу эпоху хозяйствующий субъект, то можно сказать: в эпоху раннего капитализма предприниматель делает капитализм, в эпо­ху высоразвитого капитализма капитализм делает предпринимателя. Нужно помнить, что при зарождении капитализма капиталистические организации представляют собой еще совершенно единичные явления, что они во многих случаях еще только создаются некапиталистическими людьми; что запас познаний и опыта в них незначителен, что они еще должны быть только приобретены, испытаны, собраны; что в начальный период средства к ведению капиталистического предприятия добывают­ся только с трудом, что основы договорной системы еще только должны быть заложены путем медленного внедрения понятий солидности и дове­рия. Насколько больше произвола в состоянии и насколько больше свобод­ной инициативы должен проявлять отдельный предприниматель. Нынеш­няя капиталистическая организация - это, как метко выразился Макс Вебер, огромный космос, внутри которого рождается отдельная лич­ность и который для нее, по крайней мере как для отдельной личности, является данным как фактически не могущее быть измененным обитали­ще, в котором она должна жить66. Он навязывает отдельному лицу, поскольку оно вплетено в отношения рынка, нормы его хозяйственного поведения. Отдельному лицу противостоит еще. и огромная гора навы­ков, которые грозят раздавить его; методы бухгалтерии, учета, заработ­ной платы, организации производства, техники дела и т.д. так утончен­ны, что одно только их применение составляет значительный труд, и в то же время они сами давно уже далее разрабатываются специалистами для выгоды капиталистического предпринимателя.

При таких разных условиях "возникает", следовательно, капиталисти­ческий дух некогда и ныне!

Все эти различия должны, само собою разумеется, быть приняты во внимание, если мы хотим дать хотя бы только сносное разрешение нашей проблеме.

Чтобы упорядочить в собственном мышлении и в целях изложения огромный материал, который так богато притекает к исследователю, что

[149]

ему часто приходится бояться задохнуться в нем, нам открыты два пути: либо мы можем выяснить по порядку причины возникновения отдель­ных составных частей капиталистического духа, т.е. мы сначала исследу­ем, что породило жажду золота, затем - что способствовало развитию предпринимательского духа в его разных формах проявления, наконец, что привело к возникновению мещанских добродетелей и т.д., или же мы можем исследовать различные комплексы причин в отношении их много­образных следствий.

Первый путь ведет с необходимостью к беспрестанным повторениям и вследствие этого является утомительным. Я избираю поэтому второй, который значительно богаче разнообразием и - хотя и обходными путями (которые ведь часто составляют главное очарование путешествия) - так же верно ведет к цели.

Последующее распределение материала должно быть, следовательно, понимаемо так, что в первом отделе я стремлюсь установить те биологи­ческие основы, на которых строится вся история капиталистического духа. Признанная способной к принятию капиталистического духа разно­видность рода человеческого проникается капиталистическим духом и проявит его в той мере - будь то через влияния извне, будь то путем отбора, - поскольку оказывают влияние известные моральные силы (отдел второй) и поскольку приобретают влияние известные социальные условия (отдел третий). Задача, которую мы ставим себе в отделах вто­ром и третьем, заключается в том, чтобы выяснить, как путем извне иду­щего влияния из наличного человеческого материала образовываются индивиды с капиталистическим направлением духа. И мы будем прослежи­вать все воздействия, которые в этом смысле оказывает определенный комплекс причин, с возникновения его действия и до сегодняшнего дня и будем прослеживать эти воздействия по всем направлениям капиталис­тической сущности равномерно. Мы найдем особенную привлекатель­ность в том, что увидим, как исключительно многообразны могут быть и были при возникновении капиталистического духа влияния того или иного фактора - названия глав от 15-й до 28-й указывают читателю их совокупность, - и увидим потом в конце, из сколь бесчисленных состав­ных частей он образуется.

[150]

Отдел первый

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ



Глава пятнадцатая

БУРЖУАЗНЫЕ НАТУРЫ



Заложено ли существо буржуазности в крови? Есть ли люди "от при­роды" буржуа, которые этим отличаются от других людей? Должны ли мы вследствие этого в особенной "крови", в особенной "природе" искать один из источников (или, быть может, единственный источник) капита­листического духа? Или какое вообще значение имеет характер "крови" в возникновении и развитии этого духа?

Чтобы найти ответ на эти вопросы, мы должны будем припомнить сле­дующие факты и соотношения.

Без сомнения, все формы проявления капиталистического духа, как и все состояния души и психические процессы вообще, коренятся в опреде­ленных "предрасположениях", т.е. в первоначальных унаследованных свойствах организма, "в силу которых в нем заложена и предуготовлена способность и склонность к определенным функциям или предрасполо­женность к приобретению известных состояний" (241). Нерешенным может пока остаться вопрос, обладают ли биологические "предрасполо­жения" к капиталистическому духу более общим характером, т.е. допус­кают ли они развитие в различных направлениях (и могут, следователь­но, составить основу другого поведения, чем именно буржуазного), или же они с самого начала могут быть развиты только в единственном этом направлении. Если дело идет о психических "предрасположениях", то мы говорим также о "наклонностях психического поведения (представ­ления, мышления, чувства, воли, характера, фантазии и т.д.). В более широком смысле мы употребляем слово "предрасположение" безразлично для хороших или дурных наклонностей, в более узком смысле мы разу­меем "унаследованную способность к более легким, более быстрым и более целесообразным функциям психофизического, в особенности духовного характера".

Я утверждаю: то, что все формы проявления капиталистического духа, т.е. душевного строя буржуа, покоятся на унаследованных предрасполо­жениях, не может подлежать сомнению. Это действительно в равной мере относительно явлений, носящих характер естественных побуждений, и относительно "инстинктивного" дарования, относительно мещанских добродетелей и относительно навыков; ко всему этому мы должны пред­полагать в качестве внутреннего основания душевную "склонность", причем может остаться нерешенным (ибо это не имеет значения для производящихся здесь исследований) вопрос, соответствуют ли и в какой мере и каким образом этим душевным "склонностям" телесные (соматические) особенности. Безразлично также для разбирающегося здесь вопроса, как проникли в

[151]

человека эти "наклонности": "приобретены" ли они, и когда, и как; дос­таточно, что они в тот уже безусловно попадающий в свет истории момент времени, в который зарождается капиталистический дух, были присущи человеку. Важно только запомнить, что они в этот исторический момент были у него "в крови", т.е. сделались наследственными. Это действительно в особенности и относительно предрасположения к "инстинктивно" верным и метким действиям. Ибо если мы под инстин­ктами будем понимать также и накопленный опыт, который живет в подсознательной сфере, "ставшие автоматическими волевые и инстинк­тивные действия многих поколений" (Вундт), то решающее значение в их проявлении имеет все же то обстоятельство, что они должны быть своди­мы к известным унаследованным и наследственным "предрасположени­ям", что, значит, именно они не могут быть мыслимы без укоренения в крови. Совершенно безразлично, касается ли дело первичных или вто­ричных (т.е. возникших только в общественной совместной жизни) инс­тинктов.

Вопрос, который мы должны теперь себе поставить, заключается в сле­дующем: являются ли "наклонности" к состояниям капиталистического духа общечеловеческими, т.е. в равной мере свойственными всем людям. В равной мере уже ни в коем случае. Ибо равно предрасположенными люди не являются, пожалуй, ни в одной духовной области, даже и там, где дело касается общечеловеческих наклонностей, как, например, пред­расположения научиться языку, которым обладают все здоровые люди. И оно у одного развито сильнее, у другого более слабо, как показывает опыт относительно ребенка, который то раньше, то позже, то легче, то с большим трудом научается родному языку, и как это особенно ясно про­является при изучении иностранных языков.

Но и по роду своему, полагал бы я, "наклонности" к капиталистичес­кому мышлению и хотению не принадлежат к общечеловеческим пред­расположениям, но у одного они имеются, а у другого нет. Или по край­ней мере они у отдельных индивидуумов имеются в такой слабой степе­ни, что практически могут считаться несуществующими, тогда как дру­гие обладают ими в такой ярко выраженной форме, что они этим резко отличаются от своих собратьев. Несомненно, многие люди обладают лишь ничтожно малым предрасположением к тому, чтобы сделаться разбойни­ками, организовать тысячи людей, ориентироваться в биржевых операци­ях, быстро считать и даже только к бережливости и распределению свое­го времени и вообще к сколько-нибудь упорядоченному образу жизни. Еще незначительнее, конечно, число людей, обладающих многими или всеми теми предрасположениями, из которых зарождаются различные составные части капиталистического духа.

Но если капиталистическая наклонность (как мы для краткости будем говорить) специфически или хотя бы только по степени различна от чело­века к человеку, то является правильным считать натуры с капиталисти­ческими наклонностями, т.е. людей (вообще и в большей степени), прис­пособленных к тому, чтобы быть капиталистическими предпринимателя­ми, особенными "буржуазными натурами", "прирожденными" буржуа,

[152]

каковыми они являются, даже если они никогда по своему положению в жизни не становятся буржуа).

Какого же рода, спросим мы теперь далее, эта специфическая предрас­положенность этих экономических людей, какие своеобразные свойства крови присущи "буржуазной натуре?" При этом мы, конечно, имеем в виду возможно полное выявление буржуазного типа, т.е. такую натуру, которая обладает всеми или почти всеми наклонностями, необходимыми для проявления капиталистического духа.

В каждом законченном буржуа обитают, как нам известно, две души: душа предпринимателя и душа мещанина, которые только в соединении обе образуют капиталистический дух. Согласно этому я бы и в буржуаз­ной натуре различал две различные натуры: натуру предприниматель­скую и натуру мещанскую, что означает, повторим это лишний раз, сово­купность предрасположений, душевных наклонностей, образующих пред­принимателя, с одной стороны, мещанина - с другой.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.