.RU

ДВАДЦАТЬ ДВА - Richelle Mead


ДВАДЦАТЬ ДВА



Я не воспользовалась советом этого стража и не бросилась бежать, хотя и не осталась сидеть на ступеньках. Отошла и остановилась в вишневом саду, рассудив, что заседание скоро кончится и люди повалят из дверей. Прошло несколько минут, но ничего не происходило. Тогда я нырнула в сознание Лиссы и обнаружила, что обстановка все еще накалена. Татьяна уже дважды объявляла о конце заседания, но люди по-прежнему не расходились, продолжая спорить.

В одной из групп Таша, стоявшая вместе с Адрианом и Лиссой, произносила страстную речь, на что была такая мастерица. В отличие от Татьяны она не опиралась на холодный расчет, когда дело касалось политических ходов, но обладала острым чутьем на нестабильность и умело ею пользовалась. Она выступала против решения о понижении возрастного ценза и за то, чтобы морои учились сражаться сами. Ни то ни другое особого энтузиазма не вызвало, поэтому она перешла к следующей многообещающей теме: о Лиссе.

— Почему мы спорим о том, как лучше убивать стригоев, если, как выяснилось, можем спасать их? — Положив одну руку на плечо Лиссы, а другой обхватив Адриана, она подтолкнула их вперед. Моя подруга все еще выглядела довольно уверенно, но Адриан, казалось, был настроен при первой же возможности дать деру. — Василиса, которую, между прочим, действительно лишили права голоса, опираясь на давно устаревший закон, продемонстрировала, что стригоя можно вернуть обратно.

— Это еще не доказано! — воскликнул мужчина в толпе.

— Шутишь? — спросила женщина рядом с ним. — Моя сестра была среди тех, кто привез его обратно. По ее словам, он определенно дампир. Солнце ему нипочем.

— Я тоже была там. — Таша одобрительно кивнула говорившей. — И теперь у нас есть два пользователя духа, способные делать то же самое для других стригоев.

Несмотря на все мое уважение к Таше, в этом я не была полностью с ней согласна. В случае с Дмитрием Лиссе потребовалось применить силу в неимоверном количестве — даже наша связь временно нарушилась. Это не означало, что Лисса не сможет — или не захочет — сделать то же самое снова. Исполненная сострадания, она способна снова и снова жертвовать собой ради других. Но я знала точно: чем больше силы призывает пользователь духа, тем быстрее он движется в сторону безумия.

Что касается Адриана... тут он практически вообще ни при чем. Даже если бы он сумел заколоть стригоя, он не владеет той исцеляющей магией, которая необходима, чтобы вернуть его к жизни. Все морои имеют различные способности. Некоторые пользователи огня вроде Кристиана могут управлять самим пламенем, а другие применяют магию этого рода для того, скажем, чтобы согреть воздух в комнате. Так и Лисса с Адрианом: оба они — пользователи духа, но его самый великий подвиг на ниве исцеления — сращивание перелома, в то время как ей не под силу проникать в чужие сны. Значит, на самом деле имеется лишь один пользователь духа, способный спасать стригоев, но ведь этих монстров — легионы! Похоже, Таша плохо осознавала этот момент.

— Совету вообще нечего было тратить время на этот закон о возрастном цензе стражей, — продолжала она. — Нужно направить все усилия на розыск новых пользователей духа и привлекать их к спасению стригоев. — Она вперила взгляд в кого-то в толпе. — Мартин, твоего брата ведь обратили против его воли? Приложив усилия, мы могли бы вернуть его тебе — живым и в точности таким, каким ты его знал. А иначе стражи найдут и заколют его — и, конечно, до этого он успеет погубить множество невинных людей.

Да, Таша умела быть убедительной и почти довела до слез этого парня, Мартина. И она сознательно не упоминала тех, кто стал стригоем добровольно. Лисса, стоявшая рядом с ней, слегка растерялась, не зная, как отнестись к этой идее «армии спасителей», но прекрасно понимала, что все это было частью других планов Таши — в том числе и борьбы за то, чтобы Лисса получила право голоса.

Таша превозносила способности и характер принцессы Драгомир, высмеивая, очевидно, устаревший закон, принятый в те времена, когда предвидеть такого рода ситуацию было невозможно. Потом Таша подчеркнула, что полноценный Совет из представителей двенадцати семей самим фактом своего существования послал бы стригоям всего мира весть о сплоченности мороев.

Мне не хотелось слушать дальше. С Лиссой я могу пообщаться и позже, а Таша пусть творит свои политические заклинания. Я была все еще возбуждена тем, что наговорила в Совете, и вид этого зала стал для меня невыносим. Вернувшись в собственную реальность, я взвизгнула от неожиданности, увидев прямо перед собой чье-то лицо.

— Эмброуз!

Один из самых красивых дампиров на планете — после Дмитрия, конечно, — одарил меня сияющей улыбкой кинозвезды.

— Ты стояла так неподвижно, что я подумал — может, ты пытаешься стать дриадой.

— Что?

— Дриады — духи природы. — Он показал на стволы вишен. — Прекрасные женщины, повенчанные с деревьями.

— Не знаю, можно ли воспринять это как комплимент. Но все равно рада тебя видеть.

Эмброуз в нашем мире стоял особняком: он был единственным мужчиной-дампиром, который не стал стражем, но и не сбежал, чтобы затеряться среди обычных людей. Женщины-дампиры часто отказываются от роли стража, чтобы растить детей; вот почему нас так мало. Но мужчины? У них такого оправдания нет. Однако вместо того, чтобы держаться тише воды ниже травы, Эмброуз просто жил среди нас и работал на мороев, но иначе. По существу, он стал слугой — но слугой высшего класса, из тех, кто разносит напитки на элитных вечеринках и доставляет сообщения королевским моройкам. Он также, если верить слухам, оказывал самой Татьяне услуги определенного интимного свойства. Эта мысль, однако, была так противна, что я старалась выкинуть ее из головы.

— Я тоже рад, — ответил он. — Но что ты делаешь здесь, если не сливаешься с природой?

— Это долгая история. Меня, знаешь ли, вышвырнули с заседания Совета.

— Буквально вышвырнули? — Он вытаращил глаза.

— Ну, вывели под руки, если точнее. А я все удивлялась, почему не вижу тебя. Правда, последнюю неделю у меня были... э-э... кое-какие неприятности.

— Я слышал об этом. — Он одарил меня сочувственным взглядом. — Хотя меня действительно здесь не было. Вернулся только прошлой ночью.

— Как раз вовремя, чтобы принять участие в здешних развлечениях, — пробормотала я.

Простодушное выражение его лица подсказывало, что он еще не слышал о решении Совета.

— Ты сейчас занята? — спросил он. — Отбыла свой срок наказания?

— Что-то вроде этого. В данный момент я жду кое-кого, чтобы потом поболтать в своей комнате.

— Ну, если ты просто убиваешь время, почему бы тебе не повидаться с тетей Рондой?

— С Рондой? — Я нахмурилась. — Не обижайся, но в прошлый раз твоя тетя не произвела на меня особого впечатления.

— Никаких обид. Но она расспрашивала о тебе. И Василисе. Если ты пока просто слоняешься без дела...

Я задумалась. Действительно, какие у меня дела прямо сейчас? И история с Дмитрием, и идиотское решение Совета меня достали, но видеться с Рондой, тетей Эмброуза и гадалкой, мне не очень-то хотелось. Несмотря на мой неодобрительный отзыв, некоторые ее предсказания ведь и правда сбылись. Причем наиболее неблагоприятные.

— Прекрасно. — Я постаралась напустить на себя скучающий вид. — Только давай поторопимся.

Он улыбнулся, словно видел меня насквозь, и повел к дому, где я уже однажды была. Там размещался роскошный салон, предлагающий спа-процедуры, которые очень любили королевские морой. Нам с Лиссой когда-то тут приводили в порядок ногти, и по пути к владениям Ронды я почувствовала, как сжалось сердце. Маникюр, педикюр... сейчас все это казалось таким тривиальным. Однако в тот день с нами поработали превосходно. Мы с Лиссой много смеялись, находя столько радости в обществе друг друга... И было это прямо перед нападением на школу, после которого все пошло прахом.

Ронда предсказывала будущее в задней части здания, довольно далеко от спа-салона, где всегда толпилось много народу. Несмотря на сомнительное занятие, дела у нее шли неплохо, и в приемной даже сидела собственная служащая. То есть так было раньше, но на этот раз за столом никого не оказалось, и Эмброуз провел меня прямо в кабинет Ронды. Он выглядел в точности как раньше — словно попадаешь внутрь сердца. Все вокруг красное: обои, убранство и подушки.

Сама Ронда сидела на одной из этих подушек на полу и ела йогурт из баночки — что не очень-то сочеталось с образом человека, обладающего мистической силой. Вьющиеся черные волосы водопадом ниспадали на плечи, большие золотые кольца сверкали в ушах.

— Роза Хэзевей, — с довольным видом сказала она и отставила стаканчик в сторону. — Какой приятный сюрприз!

— Разве вы не должны были предвидеть мое появление? — сухо спросила я.

— Это не в моей власти. — Ее губы изогнулись в улыбке.

— Извини, что прерываем твой обед. — Грациозным движением Эмброуз тоже сел. — Но Розу поймать нелегко.

— Могу себе представить, — сказала она. — Я потрясена тем, что ты вообще сумел ее привести. Что я могу сделать для тебя сегодня, Роза?

— Не знаю. — Я пожала плечами и уселась рядом с Эмброузом. — Я здесь только потому, что ваш племянник меня уговорил.

— Она невысокого мнения о твоем предыдущем предсказании, — заметил он.

— Эй! — Я бросила на него сердитый взгляд. — Я вовсе не это имела в виду.

В прошлый раз со мной были Лисса и Дмитрий. Карты Таро показали, что Лисса будет увенчана силой и светом — ничего удивительного. Дмитрию Ронда сказала, что он потеряет самое дорогое на свете. Так и произошло: он потерял душу. А я? Мне Ронда пообещала, что я убью не-мертвого. Я усмехнулась, услышав это, поскольку и так знала, что всю оставшуюся жизнь буду убивать стригоев. Теперь я задавалась вопросом: а что, если не-мертвый означало стригойскую часть Дмитрия? Пусть я не сама вонзила кол, моя роль в этом деле определенно была решающей.

— Может, попробуем еще раз? — предложила она.

— Проблема в том, что... Я боюсь того, что могут показать карты.

Честное слово, я сама была потрясена, услышав, что говорю.

— Карты не создают будущего, — мягко возразила она. — Если что-то должно произойти, оно произойдет независимо от того, будешь ты знать заранее или нет. Впрочем... будущее изменчиво. Не обладай мы свободой выбора, не было бы смысла жить.

— В точности такой расплывчатый ответ я и ожидала услышать от цыганки, — небрежно бросила я.

— Не цыганка, а рома, — поправила она. Моя резкость, казалось, ничуть ее не задела. Спокойный характер — это, видимо, у них семейное. — Так ты хочешь, чтобы я разложила карты?

Хотела ли я? Она была права в одном — будущее наступит независимо от того, загляну я в карты или нет. И даже если карты покажут его верно, я, скорее всего, пойму это лишь задним числом.

— Ладно. Просто шутки ради. В смысле, в прошлый раз это, наверное, была всего лишь удачная догадка.

Ронда закатила глаза, но ничего не сказала и принялась тасовать колоду такими точными движениями, что карты, казалось, двигались сами. Покончив с этим, она протянула колоду мне, предлагая снять. Я сделала это, и она снова сложила карты вместе.

— В прошлый раз было три карты. Если хочешь, теперь настало время выложить больше. Может, пять?

— Чем больше карт, тем, наверное, понятнее будет объяснение.

— Если ты не веришь в них, какая тебе разница?

— Ладно, пусть будет пять.

Она посерьезнела, выкладывая карты и внимательно изучая их. Две оказались перевернуты. Я решила, что это дурной знак. В прошлый раз стало ясно, что обратное положение делает вроде бы счастливые карты уже совсем не такими счастливыми.

Первой выпала двойка кубков, изображающая мужчину и женщину на заросшем травой и цветами лугу, с сияющим над их головами солнцем. Естественно, перевернутая.

— Кубки связаны с эмоциями, — объяснила Ронда. — Двойка кубков указывает на союз, искреннюю любовь и радость, но поскольку она перевернута...

— Знаете что? — прервала я ее. — Думаю, я уловила суть. Можете пропустить эту карту. Я и так понимаю, что она означает.

Вполне возможно, что здесь изображены мы с Дмитрием. Кубок пуст... Я не имела никакого желания слушать, как Ронда анализирует то, что и без того разрывало мне сердце.

Она перешла к следующей: это была королева мечей, также перевернутая. Выглядела она очень властной, с темно-рыжими волосами и в серебристых одеждах.

— Такие карты указывают на необычных людей, — пояснила Ронда. — Королева мечей умна, преуспевает в науке, способна перехитрить своих врагов и амбициозна.

— Но перевернутая... — Я вздохнула.

— Если карта перевернута, — объяснила Ронда, — все эти качества искажены. Она по-прежнему умна, по-прежнему стремится добиться своего, но делает это нечестными способами. Здесь много враждебности и обмана. Я бы сказала, у тебя есть враг.

— Да, — сказала я, глядя на корону. — Я даже догадываюсь, кто именно. Совсем недавно я назвала ее сукой и ханжой.

Ронда без комментариев перешла к следующей карте. Эта лежала правильно, но радоваться было нечему: она изображала множество воткнутых в землю мечей и женщину с завязанными глазами. Восьмерка мечей.

— Ох, ну надо же! — воскликнула я. — Что это мне всегда мечи выпадают? В прошлый раз вы дали мне что-то в этом роде, тоже наводящее тоску.

Та карта изображала плачущую женщину перед стеной из мечей.

— То была девятка мечей. Она не так уж плоха. Бывает и похуже.

— Что-то с трудом верится.

Тасуя остальные карты, она в конце концов вытащила одну — десятку мечей.

— Тебе могло выпасть вот это.

Там был изображен лежащий на земле мертвый парень, весь утыканный клинками.

— Уловила, — сказала я, и Эмброуз усмехнулся. — А что означает восьмерка?

— Восьмерка означает ловушку. Неспособность вырваться из ситуации. Также может означать клевету или обвинение. Необходимость собрать все свое мужество, чтобы спастись от чего-то.

Я снова посмотрела на королеву, думая о том, что наговорила в зале Совета. Мои слова определенно сочтут угрозами. А ловушка? Уж не светит ли мне провести всю жизнь за канцелярской работой?

— Ладно. — Я снова вздохнула. — Что там дальше? Следующая карта выглядела лучше прочих — шестерка мечей. Группа людей в лодке, на веслах, плывут по залитой лунным светом воде.

— Путешествие.

— Я только что вернулась из путешествия. Даже, можно сказать, из нескольких. — Я бросила на Ронду подозрительный взгляд. — Господи, надеюсь, это не духовное путешествие, в некотором роде?

Эмброуз снова засмеялся.

— Роза, я хотел бы, чтобы для тебя каждый день раскладывали Таро.

Ронда будто не слышала его замечания.

— Если бы это были кубки, может быть. Но мечи материальны. Они означают действие. Поистине кругосветное путешествие.

Куда, черт побери, могу я отправиться? Может, это означает, что я вернусь в Академию, как намекала Татьяна? Или, чем черт не шутит, несмотря на все мои нарушения и нападки на ее королевское величество, меня в конце концов назначат стражем? К кому-то не при дворе?

— Похоже, ты в поиске. Это может быть комбинация физического и духовного путешествий. — Толкование прозвучало так, словно она не знает, что сказать, и пытается скрыть это за красивыми словами. — И последняя... — Брови гадалки сошлись к переносице. — Ее смысл скрыт от меня.

Я взглянула на карту.

— Паж кубков. По-моему, все понятно. Это паж с... э-э... кубком.

— Обычно я улавливаю смысл... Карты говорят со мной. Но эта молчит.

— Единственное, что неясно, кто здесь изображен, парень или девушка.

Человек на карте был молод, но по волосам и неопределенным чертам лица его пол не угадывался. Голубые трико и туника тоже ни о чем не говорили. Утешал лишь вид залитого солнцем поля, на фоне которого он располагался.

— Это может быть кто угодно, — пояснила Ронда. — Это карта самого низшего разряда из тех, на которых представлены люди: король, королева, рыцарь и паж. Кем бы ни был паж, это человек надежный и творческий. Оптимист. Возможно, карта говорит, что некто отправится в путешествие вместе с тобой, или о том, ради кого это путешествие состоится.

Если до этого я испытывала к картам хоть какое-то доверие, теперь оно исчезло. Как верить, если полученное предсказание может означать что угодно? Обычно Ронда замечала мой скептицизм, но сейчас все ее внимание сосредоточилось на карте.

— Но что непонятно... вот это облако вокруг. Зачем? Оно не имеет смысла.

От искреннего, казалось бы, недоумения в ее тоне меня пробрала дрожь. Я всегда говорила себе, что это сплошное жульничество, но если она все выдумывает, то почему бы ей не выдумать что-нибудь и по поводу пажа кубков? Обман выглядит не слишком убедительным, если эта последняя карта вроде как ее саму ставит в тупик. Мысль, что, возможно, какая-то мистическая сила мешает ей понять, поколебала мое циничное недоверие.

Наконец она со вздохом подняла взгляд.

— Сожалею, но это все, что я могу сказать. Может, остальные карты понятнее.

Я пробежала взглядом по картам. Пустой кубок. Враг. Обвинения. Ловушка. Путешествие.

— Кое-что из этого я уже знаю. Остальное лишь порождает новые вопросы.

— Ну, так обычно и бывает. — Она понимающе улыбнулась.

Я поблагодарила ее, втайне радуясь тому, что этот спектакль, по крайней мере, бесплатный. Эмброуз увел меня, и я попыталась стряхнуть навеянное гаданием настроение. В моей жизни хватало проблем и без дурацких карт.

— Как ты? — спросил он, когда мы вышли на воздух. Солнце поднялось выше — скоро этот бурный день закончится и королевский двор погрузится в сон. — Я не повел бы тебя к ней, если бы знал, как сильно ты расстроишься.

— Нет-нет, дело не в картах. Или, скорее, не только в картах. Тут еще всякие другие вещи происходят... и, наверное, об одной из них тебе следует знать.

Когда мы сегодня только встретились, мне не хотелось разговаривать о постановлении Совета, но как дампир он имел право знать о переменах. Я и рассказала ему. Он слушал меня с бесстрастным лицом, только темно-карие глаза распахивались все шире.

— Тут какая-то ошибка, — сказал он, когда я закончила. — Не могут они так поступить. Не могут они так поступить с шестнадцатилетними ребятами.

— Ну да, мне тоже так казалось, но, по-видимому, они настроены достаточно серьезно, раз вышвырнули меня оттуда, когда я... так сказать... подвергла сомнению правильность их решения.

— Могу себе представить, как ты «подвергла сомнению». Все это приведет к тому, что еще больше дампиров откажутся становиться стражами, хотя... Конечно, молодежи легче «промывать мозги».

— Чувствительная для тебя тема? — спросила я. В конце концов, он тоже не захотел становиться стражем.

Он покачал головой.

— Отказаться от этой работы и остаться в данном обществе почти невозможно. Меня спасают только влиятельные друзья, которых у этих ребят нет. Они станут изгоями. Вот к чему все это приведет — либо к гибели подростков, либо к тому, что они будут вышвырнуты из своей среды.

Интересно, что это за «влиятельные друзья»? Но сейчас было не время выслушивать историю его жизни.

— Ну, эту королевскую суку, похоже, не заботят последствия собственного решения.

Внезапно его задумчивый, отрешенный взгляд стал напряженным, почти сердитым.

— Не называй ее так, — сказал он. — Это не ее вина.

Ничего себе! Это сюрприз. До сих пор мне прибилось видеть лишь привлекательного, очаровательного, всегда дружелюбного Эмброуза.

Разумеется, это ее вина! Ты что, забыл? Она верховная правительница мороев!

— Совет тоже голосовал, не она одна, — еще более сердито ответил он.

— Да, но она поддержала это постановление. Именно она решила исход голосования.

— Для этого должна быть причина. Ты не знаешь королеву так, как я. Ей такие вещи не по душе.

У меня чуть не вырвалось: «Ты в своем уме?» Только тут я вспомнила о его отношениях с коровой. Если слухи об их любовной связи соответствуют действительности — при одной мысли о чем меня начинало выворачивать, — стоит ли удивляться что он волнуется за нее? Еще я порадовалась тому, что действительно не знаю Королеву так, как Эмброуз. Следы укусов на его шее указывали на вполне определенный тип интимных отношений.

— Что бы между вами ни происходило, меня это не касается, — ответила я, — но она использует ваши отношения, чтобы обмануть тебя, внушить, будто не такая, как на самом деле. Она и со мной так поступала, и я поддалась. А в действительности все сплошной обман.

Его лицо окаменело.

— Не верю. Как королева, она часто оказывается в очень сложных ситуациях. Вот увидишь, она отменит это постановление.

Я не успела ответить, потому что в голове зазвучал голос Лиссы, очень настойчивый.

«Роза, ты должна это увидеть. Только пообещай, что не будешь устраивать никаких беспорядков».

Одновременно она показала мне, куда нужно идти.

На лице Эмброуза отразилось беспокойство.

— С тобой все в порядке?

— Да. Меня зовет Лисса. — Я вздохнула. — Послушай, не хочу ссориться с тобой. Очевидно, мы по-разному оцениваем ситуацию... но, думаю, по главному вопросу придерживаемся одного мнения.

— Что этих ребят нельзя посылать на смерть? Да, в этом я полностью согласен с тобой. — Мы улыбнулись друг другу, и взаимное недовольство растаяло. — Я поговорю с ней, Роза. Выясню, как все обстоит на самом деле, и расскажу тебе, идет?

— Идет. — Я была не очень-то склонна верить человеку, имеющему интимные отношения с Татьяной, но кто знает? Может, эти отношения глубже, чем мне казалось. — Спасибо. Рада была повидаться с тобой.

— Я тоже. А теперь иди... иди к Лиссе.

Подгонять меня не требовалось. Наряду с настойчивым призывом Лисса передала мне еще одно сообщение: «Это касается Дмитрия».

Поэтому я летела как на крыльях.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.