.RU

«Смерть Хаоса»: act; Москва; 2004 - старонка 2


II



Найлан, Отшельничий остров



Окна в стенах высившегося на склоне холма здания из черного камня смотрели на три стороны – на гавань Найлана, Кандарский залив и Великий Восточный океан. Лишь на северном фасаде здания окон не имелось. Окна – как распахнутые настежь боковые, так и широкие, поблескивавшие стеклами закрытые центральные – были заключены в рамы из черного дуба, подогнанные так тщательно, что разглядеть зазоры в местах соединений не представлялось возможным. Позади выходившего на юг окна второго этажа, откуда открывался превосходный вид как на волнолом, так и на саму гавань, находилась главная палата Совета Братства.

День клонился к вечеру. Волны, омывавшие южную оконечность огромного, как материк, Отшельничьего острова, вспенивались белыми барашками, и холодный ветер, тот самый, который поднимал эти волны, продувал палату, проникая в нее через узкие западные окошки покидая ее сквозь такие же узкие восточные. Трое советников сидели позади старинного резного стола, по другую сторону которого стояли пока пустые стулья, предназначавшиеся для тех, кому предстояло предстать перед Советом.

– Марис, ты хоть в состоянии уразуметь, что происходит?

Широкоплечая волшебница в черном смотрит на бородатого мужчину.

Узколицая женщина поднимает кубок, отпивает глоток зеленого сока и молча смотрит в широкое, расположенное в центре южной стены окно.

– Ты, кажется, полагаешь, что раз я торговец, то, стало быть, и слепец. Как бы не так, мы тоже кое что видим, только по другому, – отвечает Марис, теребя пальцами квадратную бороду. – Это одна из причин, по которой купец входит в Совет, и не просто…

– Хелдра представляет людей, тогда как ты… – медленно начинает Тэлрин, однако Марис не дает ему договорить.

– Позволь мне все таки закончить, – со вздохом произносит он. – Хелдра волшебница и одновременно командир. Она представляет интересы военных и тех, у кого есть деньги, чтобы оплачивать военные действия. Поэтому неудивительно, что в свободное время ей нравится поиграть в военачальника. Я тоже представляю тех, у кого есть деньги, представляю интересы торговцев и потому на дух не переношу всяческие забавы с клинками. Ты представляешь в Совете мастеров гармонии Братства. Денег у них не густо, но зато они располагают кораблями из черного железа и магической силой. Оружие, деньги и магия – вот что в действительности представлено в Совете. Никто не в состоянии принудить Братство к чему бы то ни было, однако самые разволшебные волшебники нуждаются в деньгах точно так же, как мы, купцы, нуждаемся в добываемых магическими средствами сведениях.

Умолкнув, Марис делает глоток из своего кубка, после чего продолжает:

– Я и сам понимаю, что в Кандаре заваривается каша, но вопрос в том, где именно. Ясно мне и то, что мы снова сталкиваемся с проблемой концентрации хаоса. Концентрация хаоса неизбежно повлечет за собой нарушение сложившегося в Кандаре порядка, а это не может не сказаться на торговле. И скажется непременно, вопрос в том – когда? И какие рынки будут затронуты в первую очередь?

– Не думаю, чтобы это беспокоило хаморианских торговцев, – замечает Нелдра.

– Правильно, поскольку они продают дешевые товары массового спроса, те самые, которые в тревожные времена народ расхватывает в первую очередь. Мы торгуем изделиями качественными, дорогими, а когда беда на пороге, людям не до роскоши.

– Возможно, твои торговцы могут разжиться сведениями у хаморианцев?

– Хелдра, ну нельзя же быть такой тупой! – восклицает Марис, но тут же справляется с раздражением и уже более спокойным тоном добавляет: – Единственный наш товар, который и при таких обстоятельствах всегда найдет покупателя, это железо, но вы с Тэлрин…

– Довольно! – ворчит Тэлрин. – Ты, кажется, говорил о проблеме концентрации хаоса?

Купец смотрит вдаль, за гавань, где сходятся вместе воды залива и Восточного океана. Пальцы его сжимают кубок.

– Эта проблема не стоит перед нами прямо сейчас. Последним, кто создавал серьезные затруднения, был Антонин, но ваш Леррис о нем позаботился. Должен заметить, сработано было аккуратно.

– Даже слишком, – говорит Хелдра, поджимая губы и переводя взгляд зеленых глаз с одного собеседника на другого. – Он просто не может быть таким невежественным, каким казался, когда находился здесь. Да и разве может человек быть столь наивным, имея такого отца, как Гуннар?

– Он был именно таким, каким выглядел, – настойчиво возражает Тэлрин. – Ты не учила его. А я учила и за свои слова отвечаю.

– Вы говорите, что проблема концентрации хаоса не стоит перед нами прямо сейчас, – напоминает купец, вновь запуская пальцы в бороду. – Из этого определенно следует, что довольно скоро нам предстоит с ней столкнуться.

– Хаос, высвобожденный Леррисом, неизбежно себя проявит, – говорит Тэлрин, отпуская ножку бокала.

– А ты обсуждала этот вопрос в Институте? – спрашивает Хелдра.

– Ты хочешь сказать – с Гуннаром? Маг он, конечно, сильный, в погоде разбирается, но к Братству по существу не принадлежит, – указывает Тэлрин. – Институт – то есть Гуннар – никогда не был настоящим союзником Совета, хотя не могу не признать, не был замечен и в активном противодействии. Все, что они делают, делается с оглядкой на Равновесие. Кроме того, нельзя забывать, что нынешняя проблема имеет отношение к его сыну – и его брату.

– То то и оно. Гуннар спровадил сыночка на гармонизацию чуть ли не ребенком. С чего бы это?

– Хелдра… – Марис сердито вздыхает.

– Он отправил паренька в изгнание задолго до того, как мы смогли распознать его истинные возможности. Тьма свидетель, мальчонка так и не уразумел, за что его, собственно говоря, высылают, – говорит Тэлрин, прочистив горло. – Гуннар убеждал всех и каждого, что если Леррис не пройдет гармонизацию как можно раньше, он может превратиться в угрозу для Отшельничьего острова. Когда глава Института настаивает на скорейшем изгнании собственного сына, его трудно заподозрить в семейственности.

– А вот потом начинаются чудеса. Леррис проходит обычную для оправляющегося на гармонизацию подготовку, однако по прошествии менее чем двух лет пребывания на материке побеждает и уничтожает сильнейшего белого мага, на тот момент представлявшего собой средоточие хаоса. Мы мальчишку черной магии не учили. Так кто же сделал его мастером гармонии? Во все это просто трудно поверить.

Хелдра ставит кубок на стол.

– Вы обе упускаете из виду одну деталь, – указывает Марис. – С кем юный Леррис повстречался на первой же восьмидневке своего пребывания в Кандаре?

– С Джастином, – кивает Хелдра. – И встреча эта не была случайной.

– Возможно, – соглашается Марис, – но вернемся к моему вопросу. Следует ли нам ждать затруднений, связанных с появлением нового средоточия хаоса? И если да, то как скоро? Если неприятностей не избежать, то нам, купцам, хотелось бы подготовиться к ним заранее.

– Торговля! Только и слышно: торговля да торговля, – бормочет Хелдра.

– Торговля обеспечивает налоговые поступления, позволяющие содержать Трио и оплачивать значительную часть расходов как Братства, так и Совета.

– Торговля важна, спору нет, – подает голос Тэлрин. – И нам действительно предстоит столкнуться с проблемой нового сосредоточения хаоса. Мне кажется, большую часть белой силы вберет в себя Герлис, но когда – сказать трудно. Во всяком случае пока этого не случилось.

Наполнив соком опустевший кубок, Тэлрин отпивает глоток и продолжает:

– Однако хаос в Хидлене определенно усиливается, а о присутствии там других белых магов нам ничего не известно. Правда, что то подобное происходит и в Слиго.

– Прекрасно! – хмыкает Марис. – Стало быть, в Кифросе находится юный Леррис, в Хидлене – Герлис, Джастин скитается где ему заблагорассудится, а теперь вы сообщаете, что новый источник неприятностей может объявиться еще и в Слиго. Только неизвестно когда.

– Неприятности в Слиго могут быть связаны с твоим загадочным отшельником, – говорит Тэлрин Хелдре.

– Это часом не тот кузнец, которому приспичило сделаться ученым и просвещать мир? – спрашивает Марис. – Саммел или как его там?

Тэлрин кивает.

– Дело в том, что из секретного книгохранилища пропали некоторые тома. Древние тома, иные манускрипты приписываются самому Доррину.

– Ты так беспокоилась насчет Лерриса, – нахмурясь замечает Марис, – а ведь парнишка, можно считать, самоучка. Но что, если этот Саммел располагает древним знанием…

– Значит, этот Саммел располагает древним знанием. Само по себе знание еще не все – нужно иметь способность им воспользоваться. Кому за пределами Отшельничьего это под силу? Разве что Джастину. По правде сказать, как раз Джастин меня особенно беспокоит, – говорит Хелдра, пожимая плечами. – Он был инженером, а его серая магия представляет собой уродливое неполноценное волшебство, способное уничтожить всех нас. Там, где замешан хаос, трудно судить о чем либо с определенностью. Мы, например, пока не можем сказать, станет ли Леррис средоточием гармонии. Не исключено, что он последует за Джастином.

– Если это и произойдет, то не сию минуту, и время у нас еще есть, – говорит Тэлрин, пригубив соку. – Прежде всего следует обратить внимание на Герлиса. Особенно с учетом того, что Коларис предъявляет претензии на долину Охайд.

– Охайд не принадлежит Фритауну уже несколько столетий.

– Но память об этом сохранилась, чем и пользуется Коларис, будоража людей.

– Надо просто послать туда одно судно из трио, – предлагает Хелдра.

– Под хорошим предлогом, – кивает Марис. – Кстати, «Ллиз» надо уплатить портовый сбор в Ренклааре.

– Как скажете, – соглашается Тэлрин.

– Но что насчет Лерриса? И Джастина? – спрашивает Хелдра.

– Сейчас мы ничего предпринять не можем, – отвечает ей Тэлрин. – Не хочешь же ты затеять ссору с Гуннаром и всеми теми, кого он собрал в своем Институте?

– Нет уж, спасибо. Спящего дракона лучше не будить.

– Тебе стоит снова поговорить с Кассиусом. Он утверждает, что драконов никогда не существовало.

– Ага, кроме Гуннара. Он и есть спящий дракон.

– С Джастином то как? – напоминает Марис.

– Джастин не просто противостоит средоточиям хаоса; он действует как то иначе, – говорит Тэлрин с глубоким вздохом. – Не исключено, именно это обеспечивает ему столь долгую жизнь. Так или иначе, он может предвидеть то, что произойдет.

– Ты, кажется, намекаешь…

– Я думаю, что твой Джастин увязнет в противоборстве с мастерами хаоса, не с одним, так с другим. Джастин серый маг. Мы все это знаем.

– Леррис не в состоянии одолевать средоточия хаоса без конца. Каждый из противников может оказаться сильнее его, – указывает Марис.

– И вот это грозит обернуться серьезным затруднением, – подхватывает Хелдра. – Этак недалеко до возвращения к ситуации, существовавшей во времена Фэрхэвена, чего никто из нас не желает. Думаю, даже Гуннар.

– Я не желаю.

– И я тоже.

Все трое умолкают и смотрят в окно на белые шапки плещущихся за горловиной гавани волн Восточного океана.

III



В то время как Кристал исполняла обязанности Феррел, а Феррел производила разведку вблизи серных источников, я занимался первым стулом из гарнитура, предназначавшегося для Хенсила, торговца оливками, чьи рощи простирались от Кифриена до Дазира. Как и все в последнее время, он хотел чего то «оригинального». Ему понравился набросок с изображением кресла с широкой спинкой и закругленными, напрочь избавленными от острых углов стыками. Помимо всех прочих прелестей модель предусматривала на спинке выложенные бриллиантами инициалы владельца. С креплением для этого украшения мне пришлось повозиться. Поскольку подобная отделка была для меня внове, я поначалу вырезал слишком глубокие пазы. Правда, сладив вчерне с первым изделием, можно было надеяться, что дальше работа пойдет быстрее.

Другой вопрос, что дела редко оборачиваются так, как было задумано. Выяснилось, что зажимов у меня заготовлено недостаточно, клей слишком быстро густеет, и все такое прочее.

И вот в то время, как я ворчал себе под нос, сетуя по этому поводу, со двора донесся топот лошадиных копыт. Всадник был один, скакал галопом, и мне ни то ни другое не понравилось. Кристал никогда не ездила в одиночку, а коней галопом люди пускают лишь при чрезвычайных обстоятельствах. Хотя последняя восьмидневка прошла без происшествий, подобные обстоятельства могли возникнуть в любой момент. Особенно в то время, когда мне выпала редкая возможность видеться с Кристал не от случая к случаю.

– Что то случилось? – спросил я, торопливо выбежав наружу.

– Ничего особенного, Мастер Гармонии. Ничего страшного, – отозвался Валдейн, откидываясь в седле и отбрасывая со лба длинные светлые волосы. Ни шлема, ни шапки на нем не было. – Командир Елена велела передать, что субкомандующая и самодержица желают тебя видеть. Немедленно.

– Погоди минутку.

Вернувшись в мастерскую, я протер и поместил на стойку использовавшиеся мною инструменты, удалил зажимы и, бросив последний взгляд на незавершенные изделия и верстак, поспешил в умывальню, где наспех побрился. Как для красоты, так и для удобства. Кристал говорила, что небольшая щетина меня не портит, но когда она отрастала, лицо начинало казаться неумытым, а стоило мне вспотеть, еще и чесалось.

Сбросив рабочую одежду, я облачился в свой лучший наряд, коричневый костюм, привезенный из Галлоса. Вид его заставил меня вспомнить о Бострике и Дейрдре, милой дочери старого Дестрина. В нынешних обстоятельствах я ничего не мог для них сделать, но от всей души надеялся, что у них все в порядке. В конце концов, Бострик подавал надежды и должен был со временем стать настоящим мастером.

Переодевшись, я отправился в конюшню, оседлал Гэрлока и вывел его во двор.

– И лошади у вас, волшебников, не как у всех, и ездите вы на своих пони не как все, – промолвил, покачивая головой, Валдейн. – Без шенкелей, с одним недоуздком…

– Нет у нас времени возиться с такими чудищами, на каких скачете вы, солдаты, – отшутился я.

Никакой надобности в шенкелях у меня не было, поскольку Гэрлок чутко отзывался на самое легкое движение недоуздка.

Валдейн рассмеялся, и мы выехали на дорогу, ведущую к Кифриену.

– Где я должен встретиться с Кристал?

– В ее штабе. Оттуда вы отправитесь к самодержице.

Самодержица не имела настоящего дворца, и ее резиденция представляла собой часть обнесенного стеной комплекса зданий, предназначавшегося в первую очередь для размещения Наилучших, конного соединения, являвшегося ядром армии Кифроса. Имелась еще и много меньшая по численности первоклассная пехота, но основной задачей этого подразделения была охрана самодержицы в тех случаях, когда она лично вела войска в бой. Ополченцев, собиравшихся со всей страны, размещали вокруг Кифриена. Недостаточная численность обученной постоянной армии являлась главной проблемой самодержицы во время недавних войн с префектом Галлоса.

Следом за Валдейном я направил Гэрлока в открытые ворота, а потом к центральной конюшне. Конюх посмотрел на меня исподлобья и боязливо кивнул. Я на него не обиделся – можно сказать, совсем не обиделся. Поместив Гэрлока в дальнее стойло, с кормушкой, приспособленной по росту пони, я вышел наружу.

– Всего доброго, Мастер Гармонии, – сказал мне Валдейн, тоже спешившийся и намеревавшийся отвести своего скакуна в воинскую конюшню.

– Всего доброго, Валдейн.

– Желаю удачи, – добавил он, прикоснувшись пальцами к шапке, которую нахлобучил по приближении к резиденции самодержицы.

Перейдя мощеный двор, я вошел в главное здание. Бидек меня пропустил, а вот стоявший на страже у дверей Кристал Херрельд лишь постучался и доложил о моем прибытии. Он прекрасно знал меня в лицо, однако никогда не допускал к Кристал без ее разрешения. Я относился к этому с пониманием и, со своей стороны, ни на каких привилегиях не настаивал.

– Да… хорошо. Заходи! – подала мне знак Кристал, и я, пройдя мимо Херрельда, вошел в кабинет.

Закрыв за собой дверь и убедившись, что в комнате никого нет, я заключил ее в объятия. До поцелуев, однако, дело не дошло.

– Я тоже тебя люблю, – сказала она, – но у нас совершенно нет времени. Мы должны поспешить к самодержице.

Под глазами Кристал залегли темные круги, голос звучал устало.

– А что случилось?

– Феррел мертва. Во всяком случае, мы так думаем.

– Это дело рук колдуна нового герцога?

– Что то в этом роде. Пойдем в кабинет Каси, и я расскажу тебе все, что нам известно.

До сих пор мне ни разу не доводилось оказаться приглашенным в личные покои самодержицы, и уже одно это говорило о серьезности предстоящего разговора. Кристал, одарив таки меня теплым, но торопливым поцелуем, натянула форменную куртку с галуном, обозначавшим ее воинский чин, и взяла меч. Клинок, купленный мною для нее еще на Отшельничьем, в те дни, когда мы проходили подготовку к гармонизации и мне казалось, что она слишком много хихикает, а ей, наверное, хотелось, чтобы я был чуточку повзрослее. Она уже больше не хихикала, а вот я порой все еще чувствовал себя недостаточно взрослым, хотя в профессиональном отношении – это касалось обеих моих профессий – добился бесспорных успехов и признания.

Спустившись на пролет по лестнице, мы свернули направо – в крыло, где располагались покои самодержицы, канцелярии, столовые и еще Тьме ведомо что. Не будучи настоящим дворцом и не отличаясь особой роскошью, резиденция правительницы источала особый аромат – благоухание лампадного масла, воска, которым полировали дерево, и лимонного освежителя не могло перебить характерный для воинского лагеря запах металла и кожи.

Разумеется, этот комплекс сооружений никоим образом не мог сравниться великолепием с украшенным фонтанами, колоннами и коврами дворцом префекта Галлоса, и эта скромность произвела на меня особенно сильное впечатление. У дверей личных покоев несли караул двое стражей, способных, судя по виду, не моргнув глазом, изрубить в капусту любого злоумышленника. Правда, мы с Кристал, будь такая нужда, наверное, пробили бы себе дорогу. А, возможно, она справилась бы и в одиночку.

Самодержица – женщина, просившая меня называть ее по имени, хотя мне редко удавалось даже думать о ней просто как о Каси – сидела за большущим столом, заваленным листами пергамента, свитками и даже толстенными счетными книгами, и при нашем появлении не встала.

Стол, хотя и богато разукрашенный, отнюдь не являлся шедевром мебельного искусства: мой наметанный взгляд сразу же отметил огрехи в инкрустации и несоблюдение пропорций, из за которого создавалось впечатление, будто вся эта махина заваливается вперед.

Я нахмурился.

– Мастер Гармонии, – промолвила она, приветствуя меня кивком. – Хотелось бы мне сказать: «рада тебя видеть», но почему то получается так, что встречаемся мы либо в преддверии беды, либо после того как она случится.

Черные, с едва заметным проблеском седины волосы самодержицы были если и не всклокочены, то слегка растрепаны, а над бровью красовалось темное пятнышко. На миг я встретился взглядом с ее немигающими зелеными глазами.

– Надеюсь, ты… вы…

Меня так и подмывало назвать ее полным титулом, в результате чего я сбился и умолк.

– Да, – понимающе усмехнулась она, – иметь дело с магами и правителями совсем непросто. Нормальные люди предпочитают держаться от нас подальше, потому как им от нас одна морока. – Каси пригладила упавшую на лоб серебристую прядку и спросила: – Кристал рассказала тебе о Феррел?

– Сказала только, что вы считаете ее мертвой. Мы торопились, и у нее не было времени сообщить мне больше.

– А больше особо и сообщать нечего. Уцелели лишь два бойца, на свое счастье отставшие от колонны.

– А скольких вы потеряли?

– Два отряда, – промолвила Кристал, потирая лоб. – И это существенно ослабляет наши силы. Погибли обученные бойцы, которых некем заменить. Новых за одну ночь не вырастишь.

– А вы знаете, как это случилось?

Кристал и Каси переглянулись, после чего Кристал ответила:

– Нет. Спасшиеся говорят, будто хидленские солдаты – или чародей – использовали что то вроде огненных стрел. Они ждали Феррел.

– А что, Феррел просто ехала к источникам по дороге? Открыто?

– Нет. Они двигались боковой дорогой, как говорят солдаты, обычной тропкой, а нападению подверглись в добрых двадцати кай от источников. Честно говоря, я просто не понимаю, зачем Берфиру могло понадобиться нападать на нас первому, да еще сейчас. В то время как герцог Коларис заявляет притязания на долину Охайд.

Каси глубоко вздохнула, и я посмотрел на нее.

– Фритаун и Найдлин враждуют из за долины и контроля над Ренклааром с незапамятных времен, и хотя с времени падения Фэрхэвена спорные земли удерживал Хидлен, ничто не забыто. Память у Фритауна долгая.

– И клинки длинные, – добавила Кристал.

– А не по этой ли причине ему вдруг понадобились серные источники? – спросил я. – Возможно, герцог хочет использовать взрывчатый порошок против Колариса?

– Не исключено. Однако он, скорее, должен был бы считать, что угрозы Колариса – это игра, рассчитанная на неопытность соперника. Вряд ли Коларис и впрямь мог выступить против белого мага, – фыркнула Кристал.

– Не скажи, – возразила Каси. – Зная репутацию Колариса, трудно поверить, чтобы он затеял какую то хитрую игру. Все герцоги Фритауна – люди грубые, прямолинейные, далекие от всяческой изощренности. Коларис слеплен из того же теста. А вот Берфир, как докладывают наши люди, человек в высшей степени практичный. Попадись ему сера, он мог бы просто послать своих людей к источникам, добыть сколько ему надо, а получив с нашей стороны протест, спокойно отступить. Мне непонятно, зачем ему ввязываться в еще один пограничный конфликт.

– Исходя из того, что известно нам, такие действия кажутся совершенно бессмысленными, – подытожила Кристал.

– Мне хотелось бы знать, не появлялись ли поблизости стервятники.

– Стервятники? Думаешь, это как то связано с белым магом? – поинтересовалась Каси.

– Не знаю, но вот Антонин шпионил за мной с помощью такой пташки. И, насколько мне помнится, Антонина не слишком волновало, кто из вас победит, ты или Префект. Он заботился лишь об укреплении собственной власти, как и все белые маги.

– Ох уж эти белые маги! Когда наконец с ними будет покончено? – вздохнула Каси.

– Думаю, на это потребуется тысяча лет и сила, достаточная, чтобы растопить Фрвен, – отозвался я.

– Но у нас нет ни такого времени, ни подобной мощи, – промолвила Кристал и поджала губы.

– Видел кто нибудь Джастина? – спросил я. – Он наверняка что нибудь знает.

– Я говорила с Тамрой сегодня утром, – ответила Кристал. – Он уехал два дня назад.

– Весьма своевременно, – заметила самодержица.

– А почему она не с ним?

– Тамра говорит, будто он сказал, что она уже способна позаботиться о себе самостоятельно, а ему нужно отдохнуть. После чего отбыл. Направился на запад, а куда именно – не сказал.

Обе женщины воззрились на меня. Я вздохнул.

– Похоже, мне тоже не обойтись без путешествия.

– Я ничего не требую, – промолвила Каси, – и лишь почтительно – весьма почтительно – прошу Мастера Гармонии оказать нам посильное содействие.

Я вовсе не был уверен, что наполовину случайные победы, которые мне довелось одержать над тремя белыми магами, делают меня таким уж надежным защитником, однако заставил себя улыбнуться.

– Конечно, ты не можешь позволить себе лишиться субкомандующей…

– Командующей, – поправила меня Каси.

– И я тоже.

– Леррис! – на сей раз вмешалась Кристал.

Я пожал плечами.

– Чтобы этого не случилось, надо разведать обстановку. Лучшее, что я могу сделать, это собрать инструменты и отправиться в Хидлен под видом странствующего подмастерья, ищущего работу. К счастью, я выгляжу достаточно молодо.

– Я ценю твое предложение. Однако ты не должен так рисковать.

– Так ведь у меня тут и свой интерес имеется, да еще какой, – возразил я, взглянув на Кристал, после чего опять повернулся к самодержице.

– Это, однако, потребует времени. Я не собираюсь отправляться сию же минуту и ехать туда прямиком, в открытую. А намерена ли ты предпринять какие либо шаги? Я имею в виду предпринять немедленно.

Каси посмотрела на меня с выражением, в котором угадывался намек на улыбку.

– Какие? Послать к источникам еще несколько отрядов, чтобы погубить и их? Если Берфир решит вторгнуться в Кифрос, я буду предупреждена заранее, а вести войну на наших пустынных холмах легче, чем в горах. Торопливость может нам дорого обойтись. В тех краях нет городов, кроме Якуйи, к тому же лучше лишиться города, чем обученного войска. Солдаты и их командующая нужнее, чем дома и стены.

Кристал кивнула.

Я чуть не поперхнулся. Мысль о том, что войско может представлять собой большую ценность, нежели город, попросту не приходила мне в голову.

– Что тебе потребуется, Леррис? – спросила самодержица. Я выдавил усмешку.

– Было бы неплохо… разжиться некоторыми средствами… в возмещение путевых расходов.

– Ты до ужаса меркантилен, – сухо промолвила Каси, – боюсь, твое путешествие обойдется мне дорого.

– Но никак не дороже тех потерь, которые ты можешь понести из за незнания обстановки, – указал я. – Сама ведь говорила, что войска очень дороги.

Каси улыбнулась.

– Каким путем ты поедешь? – спросила Кристал.

– Проселками, как же еще. Удобные дороги, они не для бедных подмастерьев.

– Ты никогда не искал легких дорог, – промолвила Кристал, потирая лоб.

Она тревожилась за меня, но мне казалось, что ей предстоит столкнуться с куда большими опасностями. Раз уж вокруг запахло колдовством и в воздухе замелькали огненные стрелы…

– Спасибо на добром слове, дорогая моя субкомандующая.

– А как насчет того, чтобы часть пути тебя сопровождал эскорт? – спросила Каси. – Мне кажется, это могло бы ускорить твое путешествие. Разве не так?

Я прекрасно понимал ее тревогу и не мог не согласиться с тем, что выиграть время было бы совсем неплохо.

– Да, я не против того, чтобы несколько солдат проводили меня по крайней мере до предгорий Рассветных Отрогов. Кристал, наверное, говорила тебе, что я совершенно не умею обращаться с оружием.

– Это точно, – усмехнулась Кристал. – С посохом в руках он может осилить за раз двоих троих, а уж чтобы больше – это едва ли.

– Ты на чьей стороне, моей или Герлиса? – спросил я.

Каси улыбнулась.

– Когда крайний срок отъезда? – спросил я, переводя взгляд с одной женщины на другую. – Если вчера, то имейте в виду – уже не успею. Как насчет завтра?

– Завтра… – протянула самодержица. – Хм, мне кажется… боюсь, что это будет… несколько преждевременно.

– Тогда послезавтра?

Не то чтобы меня так уж тянуло сунуть голову во вражье логово, однако лучше действовать, чем ждать, да и Каси отчаянно нуждалась в сведениях.

– Да, это, пожалуй, всех устроит, – промолвила самодержица, одарив Кристал широкой улыбкой, и моя супруга зарделась. Как, впрочем, и я.

Затем Каси встала и кивком дала нам понять, что аудиенция окончена. Кристал кивнула, а я ответил легким поклоном.

– Как думаешь, где сейчас Тамра? – спросил я, едва мы вышли за дверь.

– Она остановилась в комнатах для гостей при казармах Второго отряда. А ты полагаешь, ей известно, куда направился Джастин?

– Очень может быть.

– Может то может, но его все равно не найти, – вздохнула Кристал, покачав головой.

– Вполне возможно. Он имеет удивительную способность исчезать именно тогда, когда у меня возникают затруднения.

– Ты и впрямь так считаешь? – спросила Кристал, снова потерев лоб.

– Иногда… Впрочем, будь у него в обычае самому влипать в неприятности, он вряд ли прожил бы этакую прорву лет.

Потянувшись, я коснулся пальцами плеча Кристал и слегка подкрепил ее гармонией.

– Спасибо.

Хотя резиденция самодержицы и не представляла собой крепость в полном смысле этого слова, выстроена она была с таким расчетом, чтобы выдержать осаду: с толстыми стенами и узкими, похожими на бойницы окошками. Неудивительно, что внутри даже в полдень было довольно сумрачно. Следуя длинными коридором, мы миновали пост – два бойца приветствовали нас кивками – и через некоторое время добрались до покоев Кристал. Стоявший на страже неизменный Херрельд распахнул перед нами дверь. Он по прежнему не улыбался, но по крайней мере больше не хмурился при моем появлении.

Как только дверь за нами закрылась, я снова заключил Кристал в объятия и припал к ее губам.

Она отстранилась.

– Вот уж не думала, что тебе нравится заниматься такими делами, когда между нами болтается клинок.

Я усмехнулся.

– Ты несносен!

Сверкнув глазами, она задвинула дверной засов, сбросила пояс с мечом и двумя быстрыми движениями стряхнула с ног сапоги.

Я усмехнулся снова, но в следующий миг она едва не задушила меня в объятиях. Как и когда удалось скинуть сапоги мне, так и осталось тайной.

Позже, когда мы лежали вдвоем на зеленом стеганом одеяле, я погладил ее лоб и спросил:

– Ты ведь не приедешь на ночь домой, верно?

– Увы, нет. Нам надо встретиться с Миреасом и Лиессой. Но как ты узнал?

– У меня свои способы, распутница ты эдакая, – пробормотал я, прижимая ее к себе.

Короткие волосы щекотали мою щеку, руки чувствовали атлас ее кожи. Нам оставалось лишь как можно полнее использовать то недолгое время, какое мы могли провести вместе. Учитывая очередное повышение Кристал и складывавшиеся обстоятельства, у меня были все основания полагать, что теперь такие моменты станут еще более редкими, чем прежде.

Четыре удара колокола и топот сапог под балконом возвестили о смене караула.

Вздохнув, Кристал повернулась, последний раз сжала меня в объятиях и отодвинулась.

– Ты собираешься на очередную встречу? А о чем там пойдет речь?

– О новом командующем.

– Но ведь новый командующий – это ты. Каси сама сказала.

– Каси и вправду хочет видеть на этом посту меня, да и Лиесса, похоже, тоже. Но есть и другие мнения. Муреас ходатайствует за своего племянника Тормана…

– Не того ли, которому ты отрубила руку? – промурлыкал я, покусывая ее ухо.

– Если я сейчас же не встану, то вовсе никуда не попаду, – промолвила Кристал и, поцеловав меня, отодвинулась подальше. – Да, отрубила, но ненамеренно. Это был несчастный случай. Я хотела лишь выбить его меч, но он швырнул мне в лицо пригоршню песку, и мой удар пришелся ему по запястью.

Она стала одеваться, и я неохотно последовал ее примеру.

– А она не согласна сделать Тормана субкомандующим?

– Каси многим ей обязана, однако она не из тех, кто позволит приставать к ней с ножом к горлу. Даже если Муреас пригрозит оставить пост казначея. Да и никуда Муреас не уйдет, слишком уж любит власть и почести. Однако давить на Каси будет.

– Не нравится она мне.

– Она никому не нравится. Беда в том, что никто лучше нее не умеет добывать, считать и с толком расходовать деньги.

Встав позади Кристал, я обнял ее и поцеловал в шею. На миг она подалась всем телом назад и глубоко вздохнула. Поцеловав ее еще раз, я разжал объятия.

– Сапоги никак не найду, – пробормотала Кристал, обшаривая взглядом спальню.

– Ты их в приемной оставила.

– Твои, надо думать, тоже там.

Свои я стянул несколько попозже, но стоило ли об этом спорить? Так или иначе, но дверь Кристал отворила лишь после того, как мы оба привели себя в порядок. Сопровождаемые, как всегда, ничего не выражающим взглядом Херрельда, мы рука об руку двинулись вниз по лестнице.

На нижней площадке Кристал отпустила мою руку.

– Встретимся завтра вечером… надеюсь.

На это же хотелось надеяться и мне.

Тамры в казармах не оказалось. Оставив ей записку, я вывел Гэрлока из конюшни, уселся верхом и поехал домой.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.