.RU

ПЕДАГОГИКА СОТРУДНИЧЕСТВА В ШКОЛЕ - Евгений петрович сычевский

ПЕДАГОГИКА СОТРУДНИЧЕСТВА В ШКОЛЕ

Л.Н. ТОЛСТОГО


Л.Н. Толстой испытывал личную потребность работать в школе непосредственно с детьми. Первый шаг в этом направлении  кратковременный педагогический опыт в 1849 году. В целом же в его педагогической деятельности можно выделить три периода: первый  это 1859 - 1862 годы, когда Л.Н. Толстой сам учил детей и издавал педагогический журнал «Ясная Поляна»; второй определяется сроком с 1870 по 1876 годы, когда были составлены «Азбука», «Книга для чтения», велись занятия с детьми, осуществлялась методическая работа среди учителей и общественная деятельность по народному образованию; третий начался с 1880-го года и продлился до кончины писателя, когда Л.Н. Толстой давал уроки детям, занимался изданием педагогических статей, подводил итоги своей педагогической деятельности.

Что побуждало уже известного писателя идти в школу? Было несколько мотивов. Л.Н. Толстой жил среди крестьянских детей и видел, в каких ужасных социально-экономических, бытовых, духовно-нравственных и интеллектуальных условиях они находятся. Общаясь с ними, он не мог не заметить, что среди них есть смышленые, одаренные. Но без школы их потенциальные творческие возможности не проявляются. Тяжелые условия губят одаренных крестьянских детей.

Вкусив педагогический опыт, он напишет тетушке исповедальное письмо: «Я теперь весь из отвлеченной педагогики перескочил в практическое  и в самое отвлеченное  с другой стороны  дело школ в нашем уезде. И полюбил опять, как 14 лет тому назад, этих тысячи ребятишек, с которыми я имею дело... Я не рассуждаю, но когда вхожу в школу и вижу эту толпу оборванных, грязных, худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, вроде того, который испытывал бы при виде тонущих людей. Ах, батюшки! Как бы вытащить, и кого прежде, кого после вытащить! И тонет тут самое дорогое, именно то духовное, которое так очевидно бросается в глаза в детях. Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тех, тонущих там Пушкиных, Остроградских, Филаретов, Ломоносовых. А они кишат в каждой школе»1. Гражданская боль позвала Л.Н. Толстого на сознательный педагогический подвиг  подвиг повышения образованности народа, сохранения и пестования народных талантов.

Еще одно: Л.Н. Толстой переживал кризис в писательском творчестве. Работа в школе с детьми представлялась ему единственно разумным выходом. И он не ошибся. Поработав немало с детьми, Лев Николаевич с чувством глубочайшего удовлетворения делился радостью по поводу вновь переживаемого им писательского вдохновения: «...Я никогда не чувствовал свои умственные и даже все нравственные силы столь свободными и столько способными к работе. И работа эта есть у меня. Работа эта  роман из времени 1810 и 20-х годов, который занимает меня вполне с осени... Детей и педагогику я люблю, ученики ходят ко мне по вечерам и приносят с собой для меня воспоминания о том учителе, который был во мне.... Теперь я писатель всеми силами своей души, и пишу, и обдумываю, как я еще никогда не писал и не обдумывал»2.

Л.Н. Толстой был справедливо убежден: без полноценной школы, без поголовного качественного образования и воспитания Россия не преодолеет социально-экономическую отсталость. Представлялись два пути: взять европейскую школу и пересадить ее на русскую почву или создать свою национальную русскую школу. Л.Н. Толстой избирает последний путь. Л.Н. Толстой снова и снова возвращается к этой мысли: «Начиная учить детей в русской деревне, я не мог, не бывши набитым дураком, принять в основание ни немецко-протестантскую лютеранскую систему, ни классическую, ни иезуитскую, ни новейшую теоретическую систему воспитания. Еще менее мог я серьезно принять за систему славянский курс букваря, часовника и псалтыря и связанные с этим курсом семинарские приемы. Нерусские приемы теории были чужды, невозможны для русских учеников, несостоятельность их, на мой взгляд, была доказана для самих себя самими иностранцами, русская же система, на мой взгляд, также невозможна для меня, как бы обучение детей игре на инструменте, которого уже не существует. На мне не лежало ни исторических школьных уз из Европы, ни религиозных и философских авторитетов своего отечества. Без всякого искания новых путей, без противодействия или подчинения известным направлениям, без всякой зависимости от общества и правительства я бессознательно и свободно должен был идти и пошел своим особенным путем, руководствуясь одним изучением потребностей тех учеников, с которыми я имел дело»3. Л.Н. Толстой считал безумием переносить на русскую почву западноевропейскую систему. Перенесение он сравнивал с молотилкой, которая куплена дорого, поставлена, запущена, молотит дурно, как ни подвинчивай доску  нечисто молотит, и зерно идет в солому. Хоть и убыток, но деньги потрачены. Л.Н. Толстой пишет: «...Всякое подражание европейской школе... будет шаг не вперед, но назад для нашего народа, будет изменой своему призванию»4. Писатель-педагог вопрошал: какое мы имеем историческое право говорить, что наши школы должны быть такими же, как и европейские школы? Л.Н. Толстой считал необходимым сохранить самобытное самостоятельное мышление народа, отказаться от подражания: не навеки же обречены русские люди подражать Европе, должно же наступить и для русского народа совершеннолетие, когда он может думать своим умом и поступать сообразно со своими условиями и свойствами.

Сравнив отечественную и зарубежную школу, Л.Н. Толстой пришел к выводам: 1. Нельзя переносить чей бы то ни было опыт на русскую почву. 2. Надо знать другие системы и кое в чем опираться на них. 3. Главное: создавать свою систему, сообразную с историей и особенностями страны, временем и средой. «...Для того, чтобы русская система народного образования не была хуже других систем (а она по всем условиям времени должна быть лучше), она должна быть своя и непохожая ни на какую другую систему»5. Став на писательскую стезю, Л.Н. Толстой осознал: надо стать душезнатцем. Природа, общество, отдельные люди, взрослые и дети, культура России и планетарная культура - вот его исследовательская лаборатория. Он находил: нельзя обучать и образовывать, если досконально не знаешь ребенка. Важнейшие способы его познания: личные воспоминания о своем детстве и создание на их основе автобиографических повестей «Детство», «Отрочество» и «Юность»; выявление особенностей собственных детей и написание очерка «Мои дети»; работа за учительским столом; пристальнейшие наблюдения за учениками в классе и во время досуга; совместные прогулки, поездка на кумыс; творческое общение с учениками, выражавшееся, например, в просьбе написать письма ему, учителю, написать сочинение на сюжет из народной жизни; изучение творчества мудрецов всех народов, особенно учителей человечества.

Наблюдения и интуитивное прозрение подсказывали Л.Н. Толстому: именно в детях таятся огромные нетронутые силы, захватывающие непознанные творческие глубины, бездонные духовные богатства. Дети более талантливы, чем взрослые. Они титаны поиска, самобытной деятельности на грани возможного, неисчерпаемый кладезь интеллектуальных сил, они способны решать самые сложные, невероятные, даже фантастические задачи и проблемы. Им больше, чем взрослым, доступны творческие дерзания, порывы в неведомое, неожиданные решения. Этот процесс идет плодотворнее, если учитель и ученик соревнуются. Ученики педагога-искателя, действительно, его сотрудники, соратники, сотворцы в творческом постижении мира. Дети работают в «лаборатории» учителя, как у себя дома, учитель трудится в ученической «лаборатории», как в своей собственной. С самого начала это труд «партнеров». Вершина партнерства  подъем по «лестнице» на более высокую ступень человеческого развития: развития духовного, нравственного, художественно-эстетического, интеллектуального.

Л.Н. Толстой рассказывает: «Один раз, прошлою зимой, я зачитался после обеда книгой Снегирева и с книгой же пришел в школу. Был класс русского языка.

 Ну-ка, напишите кто на пословицу,  сказал я. Лучшие ученики  Федька, Семка и другие  навострили уши.

 Как на пословицу? Что такое? Скажите нам!  посыпались вопросы. Открылась пословица: «Ложкой кормит, стеблем глаз колет».

 Вот вообрази себе,  сказал я,  что мужик взял к себе какого-нибудь нищего, а потом за свое добро его попрекать стал,  и выйдет к тому, что «ложкой кормит, стеблем глаз колет».

 Да ее как напишешь?  сказал Федька, и все другие, навострившие было уши, вдруг отшатнулись, убедившись, что это дело не по их силам, и принялись за свои прежде начатые работы.

 Ты сам напиши,  сказал мне кто-то. Все были заняты делом; я взял перо и чернильницу и стал писать.

 Ну,  сказал я,  кто лучше напишет, и я с вами.

Я начал повесть, напечатанную в 4-й книжке «Ясной Поляны», и написал первую страницу. Всякий непредубежденный человек, имеющий чувство художественности и народности, прочтя эту первую, писанную мною, и следующие страницы повести, писанные учениками, отличит эту страницу от других, как муху в молоке...».В словесном творчестве «крестьянский полуграмотный мальчик вдруг проявляет такую сознательную силу художника, какой, на всей своей необъятной высоте развития, не всегда может достичь Гете»6. В другой статье Л.Н. Толстой на конкретном примере показывает, что именно ребенок  непревзойденный зодчий художественного слова. Учитель рассказывал о войне России с Наполеоном: «Как он вышел из Москвы, тут Кутузов погнал его и пошел бить,  сказал я. «Окарячил его!»  поправил меня Федька...»7. У Л.Н. Толстого  «гладкопись», «обесцвеченный язык», у крестьянского мальчика  язык «вещественный», точный, мыслеемкий.

У Л.Н. Толстого подлинно гуманный и оптимистический взгляд на подрастающего человека, вера в его талант. Светлее, чище, полнее и глубже процесс творческого, духовного, человеческого становления происходит именно в детстве. А это значит, что учиться всему, без чего невозможна разумная жизнь на земле, можно, обращаясь к детству. Но что предшествует и сопровождает сотворчество педагога и ученика? Прежде всего любовь к детям. Общаясь с детьми, обучая их в школе, Л.Н. Толстой пришел к выводу, что «самый радостный труд  это труд для наиболее любимых существ, а самый лучший, тоже наиболее любимый возраст  это детство»8. Этот вывод казался великому педагогу столь значительным, что он неоднократно высказывал его. Так, одна из статей заканчивалась утверждением: «Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать, он будет лучше того учителя, который прочел все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он  совершенный учитель»9. Более того, любовью к детям можно растить не только то, к чему они предназначены изначально. Этой любовью можно исправить людей, восстановить человечность в них. Л.Н. Толстой настаивал на мысли: «...Лишь любовью к детям и истинным общением с детской душою возможно создать счастливое человечество»10.

Чему учился гениальный писатель и педагог у своих учеников? Дети помогали Л.Н. Толстому видеть жизнь нешаблонно, каждый раз по-новому, непосредственно, свежо. Они не давали умереть в нем ребенку и открывали возможность сохранить свое вечное детство с присущей ему свежестью впечатлений, радостью постоянных открытий. Школа являлась для Л.Н. Толстого лабораторией исследования человека вообще. Пристально наблюдая детей во всех сферах деятельности, глубоко постигая их психологию, он пришел к важному выводу: дети целостно воспринимают мир и сами являются цельными людьми  у них нет разрыва между чувством и поступком. Глазами такого ребенка он измерял сущность и ценность окружающего мира, его добро и зло, правду и ложь, красоту и безобразие. Устами юных Николеньки Иртеньева, Пети и Наташи Ростовых он выносил приговор или похвалу явлениям, событиям, людям. Без школы, наверное, не было бы этих героев, не было бы Сережи Каренина, не было бы проницательнейших характеристик, которые Л.Н. Толстой дал своим детям. У детей Л.Н. Толстой перенимал умение сосредоточивать внимание на сути предмета, а также непосредственность и искренность в выражении своих наблюдений, мыслей и чувств, а также и такие непременные признаки художественного отношения к миру, как точность видения, образность восприятия. У них он учился мыслеемкости языка (т.е. краткости слова, заключающего в себе глубокие и обильные мысли) и вещественности (т.е. зримости слова, его изобразительности, наглядности, осязаемости, предметности, ясности и простоте), умению «художественно запечатлевать образы чувств».

Не отрицая науку как источник знаний, Л.Н. Толстой исключительное значение придавал действительности, жизни, не отраженной в науке и искусстве. Именно жизненные знания, окружающий мир (природа, общество)  ценнейший источник познания. Но таковыми эти знания становятся тогда, когда глубоко восприняты, осознанны и выражены в слове. Способность выражения в слове дается нелегко и взрослому, и ребенку. В одиночку результат не велик. Совместный, почти семейный поиск (в широком смысле этого слова)  вот где гнездится успех.

Вначале поиск в опыте Л.Н. Толстого не удавался. Но писатель-педагог постепенно «заражал» детей своей «горячностью», раскрывал перед юными «красоту выражения жизни в слове» и увлекательность этого искусства, создавал атмосферу соревнования. И вот неожиданный, волнующий результат: «...Вдруг, совершенно неожиданно, открылся мне тот философский камень, которого я тщательно искал два года,  искусство учить выражению мыслей... Мне казалось столь странным, что крестьянский, полуграмотный мальчик вдруг проявляет такую сознательную силу художника, какой, на всей моей необъятной высоте развития, не может достичь Гете. Мне казалось столь странным и оскорбительным, что я, автор «Детства», заслуживший некоторый успех и признание художественного таланта от русской образованной публики, что я, в деле художества, не только не могу указать или помочь одиннадцатилетнему Семке и Федьке, а что едва-едва,  и то только в счастливую минуту раздражения,  в состоянии следить за ними и понимать их... Как только я дал ему полную свободу, перестал учить его, он написал такое поэтическое произведение, которому подобного не было в русской литературе. И потому, по моему убеждению, нам нельзя учить писать и сочинять... Все, что мы можем сделать, это научить их, как браться за сочинительство»11.

Л.Н. Толстой рассказывает: «Федька из-за своей тетради все поглядывал на меня и, встретившись со мной глазами, улыбаясь, подмигивал и говорил: «Пиши, пиши, я те задам». Его, видимо, занимало, как большой тоже сочиняет. Кончив свое сочинение хуже и скорее обычного, он влез на спинку моего кресла и стал читать из-за плеча. Я не мог уже продолжать; другие подошли к нам, и я прочел им вслух написанное. Им не понравилось, никто не похвалил. Мне было совестно, и, чтобы успокоить свое литературное самолюбие, я стал рассказывать им свой план последующего. По мере того, как я рассказывал, я увлекался, поправлялся, и они стали подсказывать мне: кто говорил, что старик этот будет колдун; кто говорил: нет, не надо  он будет просто солдат; нет лучше пускай он их обокрадет; нет, это будет не к пословице и т.п. говорили они.

Все были чрезвычайно заинтересованы. Для них, видимо, было ново и увлекательно присутствовать при процессе сочинительства и участвовать в нем. Суждения их были большею частью одинаковы и верны как в самой постройке повести, так и в самих подробностях и в такой степени не случайны и определенны...Я не успевал записывать и только просил их подождать и не забывать сказанного»12.

Мы видим: Л.Н. Толстой - учитель творит сам, показывает детям свою литературную лабораторию и таким образом зримо обогащает их. С другой стороны, он чутко вслушивается в реплики детей, познавательно и художественно погружается в детское творческое бытие. Он оказывает на них творческое влияние благодаря своим литературным способностям и испытывает на себе их стимулирующее влияние, потому что они как бы пригласили его к проникновению в свой самобытный мир. Перед нами  классический образец сотворчества.

Для гениального писателя дети являлись могучим импульсом творчества: обостряли мировосприятие, будили воображение, шлифовали способность более тонко воспринимать человека и природу. Он многократно наблюдал за купанием детей в пруду. Не отсюда ли сцена купания солдат в «Войне и мире»? Он дал тончайшие характеристики - прогнозы развития своим детям. Не явилось ли это источником всестороннего и глубокого изучения своих школьников и человека вообще?

Дети выражали свои жизненные наблюдения и мысли с наибольшей ясностью  и это была школа для Л.Н. Толстого. Кроме того, они вместе с учителем собирали фольклор, отбирали в нем лучшее, после чего был издан сборник русских народных песен. Это помогло Л.Н. Толстому-писателю сохранить в чистоте русское слово и овладеть новыми приемами языка, которые давали возможность создавать произведения и для детей, и для взрослых, в частности народные рассказы.

Все это  реальное соучастие детей в литературных делах гениального писателя и педагога, который выносил на их суд свои произведения. Он читал вслух сочинения, и дети совершенно свободно обсуждали их. И по словам, и по лицам детей писатель проверял, насколько удался тот или иной рассказ. По Л.Н. Толстому, детям свойственно свежее восприятие окружающего. Оно питалось непосредственным жизненным опытом. Поэтому неожиданным был подход детей, например, к произведениям искусства, новизна их интерпретации, чувство правды в их оценке.

В статье «Кому у кого учиться писать: крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят» дерзкий вывод: взро

слым надо учиться у детей.

Нельзя было и подумать, что педагог-искатель сформулирует такой вывод. Да и в педагогическом сообществе никто не решался так думать. Это впервые в истории педагогической мысли и школы.

Здесь важнейший урок для каждого из нас: не смотреть на детей со стороны, сверху вниз или приседая на корточки, а быть вровень с ними, учить их и учиться у них. Это открытие

 вселенская заслуга Л.Н. Толстого перед всем обществом,

а не только перед педагогическим сообществом. Величайшее открытие Л.Н. Толстого

 принцип соразвития учителя и ученика: педагог становится более совершенным под воздействием детей, а дети  под влиянием наставника.

Поэт сказал бы так: «Это зеркала, которые льют свет друг на друга».

____________________

1Переписка Л.Н. Толстого с А.А. Толстой (1857-1903 гг.). СПб., 1911. С. 258.

2Толстой Л.Н. Письмо А.А. Толстой. // Л.Н. Толстой. ПСС. В 90 т. T.61. С.23 - 24.

3ТолстойЛ.Н. Письмо неизвестному о немецких школах // Л.Н. Толстой. Пед. соч. М., 1989. С.51.

4Толстой Л.Н. О народном образовании // Л.Н. Толстой. Пед. соч. М., 1953. С. 78,79.

5Толстой Л.Н. Проект общего плана устройства народных училищ // Л.Н. Толстой. Пед. соч. М., 1953. С. 124.

6Толстой Л.Н. Кому у кого учиться писать: крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских детей // Л.Н. Толстой. Пед. соч. М., 1953. С.317.

7Толстой Л.Н. Яснополянская школа за ноябрь и декабрь месяцы // Л.Н.Толстой. Пед. соч. М., 1959. С. 210.

8ТолстойЛ.Н. Письмо З.Г. Гагиной // Л.Н. Толстой. ПСС: В 90 т. T.80. С .229.

9ТолстойЛ.Н. Общие замечания для учителя // Л.Н. Толстой. Пед. соч. М., 1953 С. 342.

10Толстой Л.Н. и дети // Интервью и беседы с Львом Толстым. М., 1986.

11ТолстойЛ.Н. Кому у кого учиться писать... // Л.Н. Толстой. Пед. соч. М., 1953. С. 320-322.

12ТолстойЛ.Н. Кому у кого учиться писать... // Л.Н. Толстой. Пед. соч. М., 1953. С. 317-318.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.