.RU

Глава четвертая - Рик Риордан «Перси Джексон и Море чудовищ»


Глава четвертая



Тайсон играет с огнем



Проводя сравнение из области мифологии, если что то и действует мне на нервы больше, чем троица старух грайя из такси, то это быки. Прошлым летом я сражался с Минотавром на вершине Холма полукровок. На этот раз, взглянув вверх, я понял, что дело обстоит еще хуже: быков оказалось двое. И не каких нибудь там обычных крупнорогатых скотов: эти были бронзовые и величиной со слона. И даже это не самое худшее. По своему обыкновению, оба монстра выдыхали огонь.

Как только мы вышли из такси, сестры вихрем умчались прочь, в Нью Йорк, где обстановка куда безопаснее. Они даже не стали дожидаться доплаты в виде трех драхм. Старухи просто высадили нас на обочине – Аннабет с рюкзаком и ножом и нас с Тайсоном в обгорелой одежде.

– Ну и дела… – протянула Аннабет, глядя на битву, бушевавшую на холме.

Больше всего на меня произвели впечатление не сами быки. И не десяток героев в полном боевом снаряжении из бронзовых лат, издававших истошные вопли. Больше всего меня взволновало то, что быки стояли на холме позади сосны. Это было невероятно. Волшебные границы лагеря не позволяли монстрам пересекать черту, обозначенную сосной. Однако бронзовые быки явно пренебрегли этим.

– Пограничный патруль, ко мне! – выкрикнул один из героев.

Резкий девичий голос показался мне знакомым.

«Пограничный патруль?» – удивился я.

В лагере не было пограничных патрулей.

– Это Кларисса, – сказала Аннабет. – Пошли, мы должны ей помочь.

Обычно я не имел привычки опрометью бросаться на помощь Клариссе. Она была, пожалуй, самой хулиганистой обитательницей лагеря. Во время нашей первой встречи эта девица попыталась запихнуть мою голову в унитаз. К тому же она – дочь Ареса, а я очень серьезно повздорил с ее папашей прошлым летом, так что теперь бог войны и все его дети, по идее, становились моими заклятыми врагами.

И все же сейчас она оказалась в отчаянном положении. Ее соратники в панике разбежались, когда на них ринулись быки. Вокруг дерева Талии полыхала трава. Один из героев, взмахивая руками, бегал кругами и вопил, плюмаж из конского волоса на его шлеме горел, создавая подобие ирокеза4 из пламени. Доспехи самой Клариссы были густо покрыты сажей. Она сражалась сломанным острием копья, другая половина которого застряла в металлическом боку быка.

Я снял колпачок с шариковой ручки. Она блестела на солнце, наливалась тяжестью, становилась длиннее… и вот у меня в руках мой меч Анаклузмос.

– Оставайся здесь, Тайсон. Не хочу снова подвергать тебя опасности.

– Нет! – возразила Аннабет. – Он нужен нам.

– Он же смертный. – Я уставился на нее. – Ему повезло с огненными шарами, но…

– Перси, ты знаешь, кто там, наверху? Это колхидские быки, которых выковал сам Гефест. Мы не сможем сражаться с ними без отражателя Медеи SPF пятьдесят тысяч. Сгорим, как солома.

– Без чего?

Аннабет снова стала рыться в рюкзаке и сыпать проклятиями.

– У меня дома на тумбочке стоял флакон с пахучим кокосовым маслом! Ну почему я его не взяла?

Я уже давно привык не задавать Аннабет лишних вопросов. Ее ответы только приводили меня в еще большее смятение.

– Слушай, не знаю, о чем ты, но я не дам поджарить Тайсона.

– Перси…

– Тайсон, оставайся здесь. – Я поднял меч. – Я иду.

Тайсон попытался было возразить, но я уже мчался вверх по холму к Клариссе, которая кричала на своих подчиненных, призывая их построиться в фалангу. Идея была неплохая. Те немногие, кто еще слушал ее, сомкнулись плечом к плечу, образовав из своих щитов нечто наподобие стены, ощетинившейся копьями, как дикобраз.

К сожалению, Клариссе удалось построить всего шестерых. Остальные четверо впали в панику, шлемы их пылали. Аннабет побежала к ним, чтобы помочь. Один из быков погнался за ней, но она опять превратилась в невидимку, приведя монстра в полное замешательство. Другой бык набросился на выстроенную Клариссой линию.

Я был только на полпути к вершине холма – недостаточно близко, чтобы помочь. Кларисса все еще не замечала меня.

Бык передвигался со страшной скоростью, невероятной для столь крупного существа. Его металлическое покрытие ярко блестело на солнце. В глазницы у него были вделаны рубины величиной с кулак, а рога изготовлены из полированного серебра. Стоило ему разинуть пасть, как из нее вырывался столб белого пламени.

– Держите строй! – приказала Кларисса своим воинам.

В храбрости Клариссе не откажешь. Крупная девица с жестокими, как у отца, глазами, она словно рождена была носить древнегреческие доспехи, но даже я не понимал, как она сможет выдержать этот натиск быков.

К несчастью, в этот момент второй бык утратил всякий интерес к погоне за Аннабет. Развернувшись за спиной Клариссы, он атаковал ее с самой неожиданной стороны.

– Сзади! – завопил я. – Оглянись!

Лучше бы я промолчал, потому что только напугал ее. Бык номер один врезался в ее щит, и фаланга рассыпалась. Кларисса отлетела назад и приземлилась на выжженной траве. Бык ринулся за ней, не забыв опалить других героев огненным дыханием. Щиты дружно оплавились. Герои побросали оружие и кинулись прочь, а бык номер два приближался к Клариссе с явным намерением убить ее.

Я подбежал к Клариссе и схватил за тесемки, связывающие доспехи. После чего постарался оттащить в сторону, пока бык номер два мчался прямо на нас, как паровоз. Я нанес ему размашистый удар, меч вошел глубоко, но чудовище только крякнуло, взвыло и не изменило направления.

Монстр до меня не дотронулся, но я почувствовал жар раскаленной брони. Его вполне хватило бы, чтобы поджарить в микроволновке замороженные буррито.5

– Пусти меня! – Кларисса выдернула руку. – Будь ты проклят, Перси!

Я бросил ее рядом с сосной и повернулся к быкам. Теперь мы находились на внутренней стороне Холма; долина, где был расположен лагерь, виднелась прямо под нами – домики, тренировочные площадки, Большой дом… Стоило быкам прорваться, всему этому угрожала опасность.

Аннабет выкрикивала приказы, обращенные к другим героям, призывая их рассыпаться и таким образом отвлечь быков.

Первый монстр, описав широкую дугу, снова устремился ко мне. Пробегая через середину холма, где проходила невидимая граница, он приостановился, словно столкнувшись с резким порывом ветра, но это его не задержало, и он продолжал мчаться на меня. Второй бык поворотил ко мне морду, из раны в боку вырывалось пламя. Не могу сказать, чувствовал ли он боль, но его рубиновые глаза сверкнули, опалив меня столь злобным взглядом, словно битва плавно переходила в сведение личных счетов.

Сражаться с обоими быками сразу я не мог. Сначала надо было сразить второго, отрубить ему голову прежде, чем в бой бросится первый. Руки у меня уже устали. Я подумал о том, что давно не упражнялся с мечом и успел отвыкнуть от него.

Я бросился вперед, но второй бык дохнул на меня пламенем. Волна чудовищного жара отшвырнула меня в сторону. В легких практически не осталось кислорода. Ногой я задел что то – может, корень, – и острая боль пронзила лодыжку. Все же мне удалось взмахнуть мечом и отсечь часть морды чудовища. Бык обратился в бегство, разъяренный и лишенный ориентации. Не успел я этому обрадоваться и попытаться встать, как обнаружил, что нога подгибается. Лодыжка была растянута, а может, и сломана.

Первый бык снова ринулся на меня. Пришлось отползать в сторону.

– Тайсон, помоги ему! – скомандовала Аннабет.

– Не могу… пройти! – раздалось где то рядом, недалеко от вершины Холма.

– Я, Аннабет Чейз, позволяю тебе войти в лагерь!

Удар грома потряс Холм. Неожиданно Тайсон оказался практически рядом, он несся ко мне на полной скорости с криком:

– Перси нужна помощь!

Не успел я предостеречь его, как Тайсон бросился между мной и быком в тот момент, когда бык решил нанести термоядерный удар.

– Тайсон! – в страхе завопил я.

Огненный смерч обвился вокруг него, как раскаленный торнадо. Я видел только темные очертания тела. И с ужасающей ясностью понял, что от моего друга остался лишь пепел.

Но, когда огонь погас, Тайсон стоял там, где и был, целый и невредимый. Даже его обноски не обгорели. Бык, должно быть, удивился не меньше моего, потому что, прежде чем он успел выпустить вторую струю пламени, Тайсон обоими кулаками заехал быку по башке.

– ПЛОХАЯ КОРОВА! – заявил он.

Кулаки его проделали огромную дыру в бронзовой морде. Две маленькие струйки пламени вырвались у монстра из ушей. Тайсон нанес новый удар, и бронза смялась под его кулаками, как фольга. Теперь морда быка напоминала вывернутую наизнанку тряпичную куклу.

– Падай! – заорал Тайсон.

Бык покачнулся и опрокинулся на спину. Он слабо перебирал ногами, и дым выходил из его разбитой головы в тех местах, где этого меньше всего можно было ожидать.

Подбежала Аннабет, чтобы осмотреть меня.

Лодыжка болела так, будто ее облили кислотой, но Аннабет дала мне хлебнуть нектара олимпийцев из своей фляжки, и мне моментально полегчало. В воздухе витал запах паленого, который, как я понял позже, исходил от меня. Волосы у меня на руках сожгло дочиста.

– Где второй бык? – спросил я.

Аннабет указала на подножие холма. О втором быке позаботилась Кларисса. Она вонзила в его заднюю ногу копье из небесной бронзы. Теперь, с наполовину отрубленной мордой и зияющей пробоиной в бедре, он мог двигаться только медленно, кругами, как карусельная лошадка.

Сняв шлем, Кларисса подошла к нам. Прядь ее прямых, как палки, каштановых волос дымилась, но она делала вид, что не замечает этого.

– Ты, падаль, вечно ты во все встреваешь! – заорала она на меня. – У меня все было под контролем!

Я был слишком ошеломлен, чтобы ответить.

– И тебе тоже доброго дня, Кларисса, – проворчала Аннабет.

– Никогда, – огрызнулась Кларисса, – слышите, никогда даже и не пытайтесь спасать меня!

– Кларисса, – сказала Аннабет, – тебе сейчас есть о ком побеспокоиться.

Это отрезвило дочь Ареса. Даже Кларисса заботилась о вверенных ей солдатах.

– Я еще вернусь, – прорычала она и потащилась оценивать нанесенный ущерб.

– Ты не умер, – констатировал я, уставившись на Тайсона.

Тот потупился, словно бы смущаясь.

– Прости. Пришел на помощь. Не послушал тебя.

– Это я виновата, – вступилась Аннабет. – Но у меня не было выбора. Я позволила Тайсону пересечь границу, чтобы спасти тебя. Иначе бы ты погиб.

– Позволила ему пересечь границу? – спросил я. – Но…

– Перси, – вздохнула Аннабет, – ты когда нибудь внимательно приглядывался к Тайсону? То есть… смотрел ему прямо в лицо? Отгони туман и посмотри, какой он на самом деле.

Туман заставляет смертных видеть лишь то, что доступно их пониманию… Я знал, что он может играть злые шутки и с полубогами, но…

Я посмотрел Тайсону прямо в лицо. Я никогда не мог разглядеть его как следует, сам не знаю почему. Я думал, это потому, что в его щербатых зубах застряло арахисовое масло. Теперь я вынудил себя сосредоточиться на его носе картошкой, потом поднял взгляд чуть выше, посмотрел ему в глаза.

Нет, не в глаза.

В глаз! Один большой, по телячьи карий глаз, прямо посреди лба, с толстыми ресницами и крупными слезами, которые катились по обеим его щекам.

– Тайсон, – запинаясь, произнеся. – Так ты…

– Циклоп, – тут же влезла Аннабет. – Судя по виду, еще ребенок. Возможно, поэтому он не мог пересечь границу так легко, как быки. Тайсон – один из бездомных сирот.

– Один из кого?

– Они живут почти во всех больших городах, – с неприязнью произнесла Аннабет. – Это… ошибки, Перси. Дети природных духов и богов… Ну, как правило, одного бога… и они не всегда получаются миловидными младенцами. Их отовсюду гонят. Никто не хочет иметь с ними дела. Они так и растут, как дикари, на улицах. Не знаю, как именно этот нашел тебя, но он к тебе привязался. Это очевидно. Отведем его к Хирону, пусть он решает, что с ним делать.

– Но огонь. Как это получилось?..

– Он же циклоп. – Аннабет помедлила, как бы припоминая что то неприятное. – Они работают в кузнях богов. Они должны быть недоступны для огня. Вот что я пыталась внушить тебе.

Я был потрясен. Как же я сам до сих пор не догадался, кто такой Тайсон?

Но в тот момент мне просто некогда было об этом размышлять. Одну из сторон холма целиком охватил огонь. Раненые герои требовали внимания. И еще имелись искореженные тела двух бронзовых быков, которые надо куда то девать: я подумал, что в обычный агрегат по переработке мусора они вряд ли поместятся.

Снова подошла Кларисса, стирая сажу со лба.

– Джексон, если можешь встать – поднимайся. Надо отнести раненых в Большой дом и дать знать Танталу о случившемся.

– Танталу? – переспросил я.

– Новому исполнительному директору, – неприязненно объяснила Кларисса.

– Но исполнительный директор – Хирон. И где Аргус? Он начальник службы безопасности. Он должен быть здесь.

– Аргуса выставили. – Кларисса скорчила кислую мину. – Вы двое слишком долго отсутствовали. Мир меняется.

– Но Хирон… Он учил ребят сражаться с монстрами более трех тысяч лет. Он не может просто так уйти. Что случилось?

– А то и случилось, – оборвала меня Кларисса.

Она указала на дерево Талии.

Каждый обитатель лагеря знал историю дерева. Шесть лет назад сатир Гроувер, Аннабет и еще два полубога, Талия и Лука, добрались до Лагеря полукровок, преследуемые целым воинством чудовищ. Когда они достигли верхушки холма, Талия, дочь Зевса, в последний раз встала на пути монстров, позволив своим друзьям достичь безопасного места. Когда она умирала, ее отец Зевс смилостивился над ней, обратив ее в сосну. Ее дух укрепил волшебные границы лагеря, защищая его от чудовищ. С тех пор сосна росла на вершине, крепкая и здоровая.

Но теперь иголки ее пожелтели. Высокая насыпь опавшей хвои выстлала основание дерева. В трех футах от земли, прямо по центру ствола, виднелась отметина размером с пулевое отверстие, откуда сочился зеленый сок.

Я содрогнулся, словно кто то запихнул мне в грудь кусок льда. Теперь я понял, почему лагерь в опасности. Волшебные границы пали, потому что дерево Талии погибало!

Кто то отравил его.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.