.RU

Книга цикла «Песнь Льда и Пламени» - 93

— Это должен быть ребенок вашей крови.
— Бетани только восемь. Она тихая девочка, полная смеха. Она никогда не была дальше чем в дне езды от замка.
— Почему бы не показать ей Королевскую Гавань? Его величество почти одного возраста с ней. Он был бы рад получить еще одного друга.
— Которого можно и повесить, если отец друга ему не понравится? — спросил лорд Титос. — У меня четыре сына. Как вы считаете, один из них подойдет взамен? Бену двенадцать, и он жаждет приключений. Он мог бы стать вашим оруженосцем, милорд, если вам будет угодно.
— У меня столько оруженосцев, что я не знаю, что с ними делать. Каждый раз, как я мочусь, они сражаются за право держать мой член. И у тебя шесть сыновей, милорд, а не четыре.
— Четыре. Роберт был мой младшенький, и всегда болел. Он умер девять дней назад от поноса. Лукаса убили на Красной Свадьбе. Четвертая жена Уолдера Фрея была из Блэквудов, но с родством в Близнецах считаются не больше, чем правами гостя. Я хотел бы похоронить Лукаса среди деревьев, но Фреи пока не сочли необходимым вернуть его кости мне.
— Я прослежу, чтобы они это сделали. Лукас был вашим старшим сыном?
— Вторым. Бринден старший, он мой наследник. Затем идет Хостер. Боюсь, он книжный человек.
— В Королевской Гавани тоже есть книги. Я помню как мой брат читал их иногда. Возможно, вашему сыну хотелось бы на них взглянуть. Я приму Хостера в качестве заложника.
Облегчение Блэквуда было почти осязаемым. "Благодарю, мой лорд". Он помедлил мгновенье, и сказал: "Если мне позволена такая дерзость, я бы посоветовал вам потребовать заложника и от лорда Джоноса. Одну из его дочерей. Со всей своей похотливостью, он оказался не настолько мужчиной, чтобы зачать сыновей".
— У него был бастард, убитый на войне.
"Неужто? Гарри был бастард, это правда, но Джонос ли его отец, вопрос спорный. Он был светловолосый и привлекательный, а о Джоносе не скажешь ни того, ни другого". Лорд Титос поднялся. "Не окажете ли честь поужинать со мной?"
"В другой раз, мой лорд". В замке голодали, негоже было Джейме посягать на их пищу. "Я не могу медлить, Риверран ждет".
— Риверран? Или Королевская Гавань?
— Оба.
Лорд Титос не пытался отговорить его.
— Хостер подготовится к отъезду в течение часа.
Так и вышло. Мальчишка ждал Джейме у конюшен. С его плеча свисала свернутая походная подстилка, а в руке он держал связку из свитков. Ему вряд ли уже исполнилось шестнадцать, но ростом он был выше отца, почти семь футов. Долговязый вихрастый парень, одни коленки да локти.
— Лорд-командующий. Я — ваш заложник — Хостер. Все меня зовут Хоз, — с улыбкой заявил он.
Он что думает, что это забава?
— И кто же так тебя зовет, позволь спросить?
— Друзья. Мои братья.
— Я не твой друг и не твой брат.
Это убрало усмешку с лица мальчишки. Джейме повернулся к лорду Титосу.
— Милорд, здесь не должно быть недопонимания. Лорд Берик Дондаррион, Торос из Мира, Сандор Клиган, эта Камнесердечная (Жестокосердечная) женщина… все они преступники и бунтовщики, враги короля и всех его верных подданных. Если я узнаю, что вы или ваши люди прячете их, защищаете или помогаете им любым способом, я не буду колебаться и пришлю вам голову вашего сына. Надеюсь, вы понимаете. Поймите также и это: я не Риман Фрей.
— Нет, — из голоса лорда Блэквуда исчезли все следы тепла. — Я знаю, с кем имею дело. С цареубийцей.
— Хорошо, — Джейме сел на коня и направил Честного к воротам. — Желаю обильного урожая и радости королевского мира.
Далеко он не уехал. За воротами Рэйвентри его поджидал лорд Джонос Бракен, аккурат за пределами арбалетного выстрела. Он был верхом на боевом коне в броне, облаченный в кольчугу и доспех, в полном шлеме серой стали с конским хвостом на верхушке. "Я вижу, они спустили лютоволчье знамя", — сказал он, когда Джейме поравнялся с ним, — "Что же, все кончено?"
— Что сделано, то сделано. Возвращайся домой и засей поля.
Лорд Бракен поднял забрало.
— Надеюсь, у меня уже больше полей для сева, чем до того, как вы отправились в замок?
— Излучина, Сторожевой лес, Медолесье и все их ульи. — Он вспомнил еще об одном. — А, и Арбалетный кряж.
— Мельница, — сказал лорд Брракен. — У меня должна быть мельница.
— Господская Мельница.
Лорд Джонос фыркнул. — Да, годится. Пока что. — Он указал на Хостера Блэквуда, скакавшего назад с Пеком. — Это то что он оставил в залог? Вас надули, сир. Он слабак. Вода вместо крови. Неважно сколько в нем роста, любая из моих девчонок переломила бы его как гнилую хворостину.
— Сколько дочерей у вас, милорд? — спросил его Джейме.
— Пять. Две от первой жены, и три от третьей. — Слишком поздно он понял, что должно быть сболтнул лишнего.
— Пошлите одну ко двору. Она удостоится чести служить Королеве-Регентше.
Бракен потемнел лицом, когда он осознал смысл сказанного.
— Так вот как Вы вознаграждаете Стоунхедж за дружбу?
"Служить королеве — большая честь", — напомнил Джейме его лордству, — "Думаю, вы сумеете объяснить это дочери. Мы будем ждать ее до истечения этого года". Он не стал ждать от лорда Бракена ответа, а легонько коснулся лошади золотыми шпорами и поскакал прочь. Его люди построились и отправились следом, развевая флаги по ветру. Скоро и замок, и лагерь остались позади, скрывшись за пылью, которая поднялась под копытами.
Ни преступники, ни волки не побеспокоили их на пути к Рэйвентри, поэтому Джейме решил возвращаться другим путем. Если боги будут благосклонны, он мог бы наткнуться на Черную Рыбу или соблазнить Берика Дондарриона на опрометчивую атаку.
Они ехали вдоль Вдовьего ручья, когда опустился закат. Джейме подозвал своего заложника и спросил, где здесь ближайший брод, и мальчик провел их туда. Пока колонна переходила мелкие воды, солнце скрывалось за парой травяных холмов. "Это и есть Титьки", — объяснил Хостер Блэквуд.
Джейме вспомнил карту лорда Бракена.
— Между теми холмами есть деревня.
"Пеннитри", — подтвердил паренек, — "Мы можем остановиться там на ночь". Если там окажутся местные, может, они знают что-то о сире Бриндене или прочих разбойниках. "Лорд Джонос что-то говорил о том, чьи эти Титьки", — припомнил он, обращаясь к мальчишке-Блэквуду, пока они ехали к темнеющим холмам и последним дневным лучам. "Бракены называют их так, а Блэквуды этак".
— Да, мой лорд. Уже сотню лет или около того. До этого, это были Материнские Титьки или просто Титьки. Там их две и считалось, что они напоминают…
"Да уж вижу, что они напоминают", — Джейме вдруг понял, что снова думает о женщине из палатки, о том, как она пыталась спрятать свои крупные, темные соски. "И что же изменилось сотню лет назад?"
— Эйегон Недостойный выбрал Барабару Бракен своей любовницей, — ответил книжный мальчик, — Поговаривали, что она была очень полногрудой девкой и, однажды, когда король посещал Стоун Хедж, он отправился на охоту и увидел Титьки и… назвал их в честь своей любовницы". Эйегон Четвертый умер задолго до рождения Джейме, но он достаточно знал об истории его правления, чтобы догадаться, что случилось дальше. "Но позже он бросил девицу Бракен и взял другую, из Блэквудов, так оно было?"
"Леди Мелиссу", — подтвердил Хостер, — "Ее обычно называли Мисси. У нас в богороще есть ее изваяние. Она была куда красивее Барбы Бракен, но стройнее, и говорят, что Барба называла Мисси плоской, как мальчишка. Когда король Эйегон прознал об этом, он…"
"…подарил ей сиськи Барбы", — рассмеялся Джейме. "Как началась вся эта вражда между Блэквудами и Бракенами? Сохранились об этом записи?"
"Да, мой лорд", — сказал мальчик, — "Но некоторые из них писались нашими мейстерами, а другие — их, и притом через столетия после самих событий, которые теперь заносились в хроники. Все восходит к веку героев, Блэквуды тогда были королями. А Бракены — мелкими лордами, которые славились разведением лошадей. И вместо того, чтобы платить королю дань, они на золото, вырученное за лошадей, покупали наемников и пытались свергнуть его".
— Когда это все произошло?
— За пять сотен лет до появления Андалов. А если верить Правдивой Истории (?) — то и за тысячу. Только вот никто не знает, когда Андалы пересекли узкое море. В Правдивой Истории говорится, что с тех пор минуло четыре тысячи лет, а кто-то из мейстеров говорит — только две. Вплоть до определенного времени в прошлом, все летоисчисление весьма туманно и неопределенно, а все исторические факты обретают туманность легенды.
Тириону бы этот мальчик понравился. Они могли бы проболтать от заката до рассвета, споря о прочитанных книгах. На секунду он забыл всю свою злость на брата, пока не вспомнил о том, что Бес натворил. "Итак, вы соперничаете из-за короны, которую одни отобрали у других, когда в Кастерли Рок еще сидели Кастерли, правильно я понял суть? Короны королевства, которое исчезло тысячи лет назад?", — он тихо рассмеялся, — "Все эти годы, войны, короли… лучше б кому-то из вас пришло в голову заключить мир".
"Некоторые так и делали, мой лорд. На самом деле, многие. Мы сотню раз заключали с Бракенами мир, часто он закреплялся браком. В каждом Бракене есть кровь Блэквудов, и наоборот. Старый Королевский мир продлился полвека. Но потом случилась новая ссора, старые раны открылись и снова закровоточили. Так оно всегда и бывает, говорит мой отец. Пока люди помнят обиды своих предков, мир не будет вечным. Так и продолжается век за веком, мы ненавидим Бракенов, а они нас. Мой отец говорит, что конца этому не будет".
"Может, конец и наступит".
— Как, милорд? Отец говорит, что старые раны никогда не лечатся.
— У моего отца тоже была поговорка. Никогда не рань врага, если можешь убить его. Мертвые не требуют отмщения.
— Их сыновья требуют, — извиняющеся произнес Хостер. — Если не убить и их. Спросите об этом Кастерли, если не верите мне. Спросите лорда и леди Тарбек или Рейнов из Кастамере. Спросите принца Драконьего камня.
На мгновение густые красные облака, венчающие западные холмы, напомнили ему о детях Рейегара, завернутых в кровавые плащи.
— Поэтому вы убили всех Старков?
— Не всех, — сказал Джейме. — Дочери лорда Эддарда живы. Одна недавно вышла замуж. Другая… — Бриенна, где ты? Нашла ли ты ее? — … если боги будут добры, она забудет, что была Старком. Она выйдет замуж за какого-нибудь дородного кузнеца или круглолицего трактирщика, наполнит дом детьми, и ей никогда не придется бояться, что какой-нибудь рыцарь может явиться, чтобы разбить их головы о стену.
— Боги милосердны, — неуверенно сказал его заложник.
Продолжай в это верить. Джейме пришпорил Честного.
Пеннитри оказалась куда большей деревней чем он ожидал. Война побывала и здесь; это подтверждали почерневшие фруктовые сады и опаленные остовы разоренных домов. Но на каждый дом, лежащий в руинах, приходилось три отстроенных заново. Сквозь сгущающиеся голубые сумерки Джейме заметил свежую солому на двух десятках домов и двери из сырого молодого дерева. Между утиным прудом и кузницей росло дерево, давшее деревне название, — высокий древний дуб. Его сучковатые корни переплетались, ныряли в землю и выходили из нее, словно клубки ленивых коричневых змей, и сотни старых медяков были пришпилены к его огромному стволу.
Пек уставился на дерево, затем на пустые дома.
— Где люди?
— Прячутся, — ответил Джейме.
Внутри домов были погашены все огни, но некоторые очаги все еще дымились, и ни один не был холоден. Коза, которую Горячий Гарри Меррелл обнаружил бредущей через огород, была единственным живым существом в поле зрения… но в деревне было укрепление такое же надежное как и любое в речных землях с толстыми каменными стенами двенадцати футов высотой, и Джейме знал, что селян он найдет там. Они спрятались за теми стенами, когда приехали всадники, вот почему здесь все еще была деревня. И они снова прячутся там от меня.
Он подъехал на Честном к воротам укрепления.
— Вы, в укреплении, мы не причиним вам вреда. Мы люди короля.
На стене над воротами показались лица.
— Люди короля сожгли нашу деревню, — выругался мужчина. — До этого другие люди короля забрали наших овец. Они служили другому королю, но для наших овец это ничего не значило. Люди короля убили Харсли и сира Ормонда и насиловали Лэйси, пока она не умерла.
— Это были не мои люди, — ответил Джейме. — Так вы откроете ворота?
— Только когда вы уберетесь отсюда.
Сир Кеннос подъехал к нему поближе. — Мы могли бы достаточно легко разрушить ворота, или подпалить их.
— А они будут швырять камни нам на головы и осыпать нас стрелами — Джейме покачал головой. — Это было бы кровавое дело, и ради чего? Эти люди не сделали нам ничего дурного. Мы остановимся в их домах, но я не допущу воровства. У нас есть собственные припасы.
Как только половина луны выползла на небо, они привязали своих лошадей за деревней простолюдинов и поужинали засоленной бараниной, сушеными яблоками и жестким сыром. Джейме ел немного и делил мех с вином с Пеком и Хоз-заложником. Он попытался сосчитать пенни прибитые к старому дубу, но их было так много, что он потерял счет. Что все это значит? Мальчик Блэквуд рассказал бы ему, если бы он спросил, но это испортило бы тайну.
Он разместил часовых, чтобы никто не вышел из деревни. Он послал разведчиков, чтобы враг застал их врасплох. Было около полуночи, когда двое вернулись назад с пленной женщиной. "Она осмелилась подъехать, если вам будет угодно, милорд, и потребовала разговора с вами".
— Джейме неуклюже поднялся. — Миледи. Я не ожидал вновь увидеть вас так скоро.
О боги, она выглядит лет на десять старше, чем при нашей последней встрече. И что стало с ее лицом? — Эта повязка…вы были ранены?
— Это укус. — Она прикоснулась к рукояти своего меча, подаренного им. Верный Клятве. — Милорд, вы послали меня на поиски.
— Девушка. Вы нашли ее?
— Я это сделала, — сказала Бриенна, Тартская Дева.
— Где она?
— Это день езды отсюда. Я отведу вас к ней, сир…но вам придется пойти одному. Иначе Пес убьет ее.
ДЖОН
Рглоррр, — пропела Мелисандра, воздев руки навстречу падающему снегу,"ты — свет в наших глазах, ты-огонь в наших сердцах, ты жар в наших чреслах. Ты посылаешь нам солнце, согревающее нас днём, ты посылаешь нам звезды, оберегающие наш покой в ночной тьме".
"Молитесь все Рглору, Повелителю Света", повторяли за ней все свадебные гости нестройным хором, прежде чем ледяное дыхание ветра заморозит их слова на лету. Джон Сноу поднял капюшон своего плаща.
Сегодня снегопад был легким, тонкая россыпь хлопьев снега танцевала в воздухе, но ветер дул с востока вдоль Стены, и был холодным как дыхание ледяного дракона, из рассказов Старой Нэн. Даже огонь Меллисандры дрожал, пламя прижималось к канаве, мягко потрескивая, как пение красной жрицы. Только Призрак не выглядел замерзшим.
Алис Карстарк наклонилась к Джону.
— Снег во время свадьбы означает холодный брак. Моя леди-мать всегда говорила это.
Он взглянул на королеву Селису. В день ее свадьбы со Станнисом должна была быть метель. Кутаясь в мантию из горностая и окруженная своими придворными дамами, служанками и рыцарями, южная королева казалась хрупким, бледным, усохшим существом. Фальшивая улыбка словно приморозилась на ее тонких губах, но глаза сверкали благоговением. Она ненавидит холод, но любит огонь. Джону достаточно было взглянуть на нее, чтоб понять это. Лишь одно слово Мелисандры и королева охотно шагнет в огонь, обнимая его как любовника.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.