.RU

Юрий Александрович Никитин Изгой - 21


Когда они сблизились, конь незнакомца предостерегающе фыркнул. Седок, мгновенно очнувшись, разом ухватил боевой топор, в другой руке моментально оказался щит. Еще затуманенные сном глаза быстро скользнули по Олегу и остановились на Скифе.
Олег видел, с каким радостным изумлением всадник выдохнул:
– Колоксай!.. Колоксай, наконец-то!..
Топор вернулся обратно, как и щит, всадник простер руки к Скифу. Внезапно тень прошла по его лицу. Он сразу постарел, счастливые глаза погасли, взамен блеснул злой огонь. Рука снова метнулась к топору, а голос зло грянул:
– Оборотни?
Олег вскричал поспешно:
– Погоди! Какие, к Ящеру, мы оборотни?
– Ты, – прорычал воин люто, – может быть, и нет. А вот он!
– Да не оборотень он, не оборотень! – закричал Олег, ибо Скиф не двигался, лицо его дергалось. – Не оборотни мы оба. Люди! Просто люди.
Всадник высвободил топор и теперь ненавидяще присматривался к Скифу.
– Кто бы ты ни был… ты не имеешь права быть настолько похожим на лучшего из людей!
Олег поспешно вклинился между незнакомцем и Скифом.
– Погоди, погоди!.. Не видишь, это же Скиф, младший сын Колоксая!
Всадник смотрел все еще с ненавистью.
– Если это Скиф, то что делает здесь? Его место во дворце возле убийцы-мамочки…
– Где тебя носило? – спросил Олег сердито. – В каких краях? Все знают, что Скиф давно ушел от матери.
Они оба обернулись к Скифу. Скиф сидел с бледным как полотно лицом. Губы тряслись, из покрасневших глаз непрерывно бежали слезы. На щеках блестели дорожки. Капли повисали на подбородке, срывались на широкую грудь.
Ненависть медленно испарялась с сурового лица воина. В глазах сперва появилось замешательство, удивление, потом проступило глубокое сочувствие. Он тронул ногой коня, тот медленно приблизился к Скифу.
Скиф всхлипнул, всадник раздвинул объятия. Скиф припал к его груди и зарыдал горько, как ребенок, шумно, трясясь всем телом. На лице всадника была боль и глубокое сочувствие. Олег с неловкостью отвернулся, в душе тревожно ныло, а во рту чувствовалась едкая горечь.
– Ну-ну, – сказал воин с неловкостью. – Вижу, душа твоя скорбит… Да оно и понятно, твоего отца убили… Убили гадко, подло!.. Любой воин стремится закончить жизнь с мечом в руке, а не в постели… А твой отец, герой из героев, умер от подлейшего яда, корчась от боли, что выжигал внутренности!.. Он не погиб, его убили!..
Голос воина окреп, стал громче, дрожал от сдержанного гнева, что все-таки выплескивался наружу. Скиф всхлипывал, горькие рыдания выплескивались сами, он не мог их удержать, да и не пытался, грудь болела, словно ее разламывали изнутри.
– Я этого… – вырвалось него из груди, – ей никогда не прощу! Я поклялся… поклялся…
– В чем поклялся?
– Что отомщу! – выкрикнул Скиф. Слезы бежали из глаз, но во взгляде было бешенство. – Я убью всех виновных!.. Я убью эту… эту женщину, что убила моего доблестного отца!
Олег вздохнул, сердце сжималось от боли. Все еще не удалось Семерым Тайным установить правду на этой земле.
– Меня зовут Турч, – сказал воин. – Теперь я простой наемник. А когда-то я командовал всеми пешими ратниками твоего отца. И оборона крепостей была на мне… Ты – сын Колоксая, и потому я принимаю присягу верности тебе как наследнику. Агафирс и Гелон – предатели памяти отца, они не мстят. Ты – мстишь. Значит, все, кем командовал Колоксай, признают наследником именно тебя.
Он слез с коня. Олег и Скиф непонимающе смотрели на ветерана, а он, бросив поводья, опустился на одно колено, склонил голову.
– Даю присягу, – сказал Турч сурово, – что отныне моя жизнь и честь принадлежат тебе, сын и наследник Колоксая!
Скиф растерянно оглянулся на Олега. Олег кивнул, Скиф торопливо соскочил с коня, подошел, стараясь держаться с достоинством, коснулся кончиками пальцев плеча старого воина и сказал сильным, прерывающимся от волнения голосом:
– Я принимаю тебя на службу. В твоем подчинении будут все пешие ратники, оборона крепостей… а также на тебе будет взятие крепостей врага! А теперь встань, доблестный Турч, самая первая опора моей будущей державы!
Турч вскочил, как юноша. Глаза его сияли молодо, скорбные морщины разгладились, спина прямая, он сказал зычным голосом, привыкшим перекрывать шум битвы и лязг оружия:
– Клянусь служить верно и честно, не щадя жизни!
Олег сказал сухо:
– Так тому и быть, я – свидетель обоюдной клятвы. Вернись на коня, доблестный Турч, у нас впереди еще долгий путь. Мы едем к Гелону.
Турч встрепенулся, в глазах блеснула злость.
– Зачем?
– Скиф надеется убедить его помочь… пойти с ним или дать войско.
Турч покачал головой.
– Плохо, значит, знает брата.
– Возможно, – согласился Олег. – Но там мы сможем перевести дух. За нами, увы, идет погоня. Нам уже осточертело устилать дорогу трупами. Это радует только воронье, но мы все-таки люди…
Турч ощетинился, ладонь звучно хлопнула по рукояти топора.
– Это Миш!.. Она мечтает убить Скифа… да и червяка Гелона заодно, чтобы ее Агафирс правил без соперников!
Олег кивнул, но смолчал. Для мышей страшнее кошки зверя нет, а какую-то бабу-волшебницу они за противника не сочтут. Так что не будет никакого обмана, если он ничего о ней не скажет.
Пока что.
Глава 18
По дороге Турч коротко и красочно рассказывал о своих странствиях. После того как Колоксай оставил власть Миротворцу, Турч продолжал служить верно и честно, но когда трон перешел к сыну Миротворца, а тот заявил, что отныне Колоксай здесь не хозяин, Турч покинул службу и ушел за пределы земель.
Он обошел всю Куявию, нанимался служить в Вантит, участвовал во всех войнах с горцами, трижды находил гнезда диких драконов с малыми драконами и успевал всех перебить до того, как возвращалась мать. В четвертый раз не повезло, но с ним было семеро крепких воинов, и когда он остался один, дракониху все же зарубил, а гнездо сжег. Отыскивали и очищали перевалы от горных великанов, торговали с горным народцем, ловили контрабандистов, сражались с конными варварами, а потом на службе конных варваров воевали с куявами…
Вдруг он умолк на полуслове. Скиф и Олег проследили за его взглядом. В двух десятках шагов в стороне от дороги на серо-зеленом камне, похожем на спину древней старой ящерицы, стоит на коленях, изящно изогнув спину, юная нежнотелая женщина. Кожа ее светится чистотой и негой. На красиво приподнятой руке женщина держит шар, Олег рассмотрел тонкий вздернутый нос, дивно очерченные скулы. Она всматривалась в шар пристально, не видя, что Скиф уже неосторожно выдвинулся, Олег напряг зрение и рассмотрел в шаре такую же точно женщину, только крохотную, что с удивлением и любопытством смотрит на большую женщину.
За спиной женщины, что держала шар, едва заметно двигаются тонкие слюдяные крылышки. Настолько прозрачные, что Олег не заметил бы, если бы не более темные прожилки, укрепляющие крылья. От них по камню разбегались едва заметные тени, словно там скользили призраки.
В самом шаре клубился красный туман, но обнаженное тельце Олег видел теперь отчетливо. Однако есть ли крылышки и у существа в шаре, рассмотреть не мог, красный туман двигается, собирается в крохотные тучи, вот даже мелькнула беззвучная молния…
Турч судорожно вздохнул. Женщина быстро взглянула в их сторону. Олегу показалось, что она улыбнулась, видя их изумленные лица, тут же вспыхнуло слепящее пламя, уменьшилось до размеров ореха, исчезло.
– Нас ждет удача, – заявил Турч.
– Кто это был? – спросил Скиф.
– Не знаю, – признался Турч. – Но у меня сразу так на душе стало… Не верю, что такая встреча может предвещать беду!
– А что ты думаешь, Олег? – спросил Скиф.
Олег пожал плечами. Ему казалось, что такие встречи могут происходить и сами по себе, не обязательно что-то предвещать. Очень ей нужно что-то предвещать им троим. У нее, может быть, свои дела. Это ж каким важным надо быть, чтобы и драконы, и призраки, и подземники только и думали, как бы еще предостеречь, подсказать, напредвещать!
– Мне она тоже понравилась, – ответил он.
А Скиф сказал:
– Она чем-то похожа на Ляну. Чуть-чуть.
Турч поинтересовался:
– А кто такая Ляна?
Скиф обрадованно пустился в жаркий рассказ, а Олег пустил коня вперед. В черепе все настойчивее стучала мысль, что в мире без магии хорошо бы все же найти дополнительную мощь. Хоть слабенькую, но замену магии. Кто прожил столько лет, хоть и не пользуясь, но зная, какой огромной мощью владеет, уже не успокоится, не смирится со своей беззащитностью…
Устроили небольшой привал, перекусили, дали коням перевести дух, но когда вскочили в седла, ощутили, что не отдохнули ни кони, ни они сами. Горы ушли в стороны навсегда, но из зеленой травы то и дело торчат желтые, как конские зубы, камни, похожие на столбы.
Турч сказал подбадривающе:
– Скоро река!.. Напоим конем, отдохнем.
– Ты бывал в этих краях? – поинтересовался Олег.
– Нет.
– Так откуда знаешь?
Турч удивился:
– Так слышно же!..
И Скиф посмотрел на Олега с удивлением:
– Не слышишь? Какой же ты мудрец!
– Да вот такой, – ответил Олег раздраженно. – У меня была собака, тоже чуяла воду издали… Умная-а-а-а… Как вот вы оба.
Но вскоре и сам ощутил, что в воздухе повеяло прохладой. Измученные кони вяло оживились, но почти не прибавили шага. Рваные клочья желтой пены медленно ползли по удилам, бока и круп блестят в мыле. Впереди снова небольшие скалы, нагромождение блестящих камней. Валуны отодвигаются мучительно медленно, блеснула вода. Олег увидел облачко мелкой водяной пыли, горная речка прыгает с уступа на уступ, разбивается о камни, устраивает водовороты.
– Наконец-то, – выдохнул Скиф.
– Из такого зноя да в ледяную воду, – хмыкнул Турч, – это ж как раскаленный клинок на холод!..
– Мы покрепче клинков! – крикнул Скиф задорно. – Верно, Олег?
– Олега не спрашивай, – поспешно предостерег Турч.
– Почему?
– Брякнет что-нибудь мудрое… А тебе надо, чтоб голова болела?
Скиф беспечно хохотнул. Турч пришпоривал коня, торопил. Конь делал вид, что вот-вот пустится галопом, а сам двигался вихляюще, растопыривая ноги, чтобы не упасть. Олег ехал следом, что-то не нравилось, всматривался настороженно, первым заметил, как из-за уплывшей в сторону скалы выдвинулся плоский уступ над самой водой, волны забрасывают туда пену, а там, мокрые и блестящие…
На плоском уступе, что почти не выступает из воды, сидят четыре молодые девушки!
Несмотря на жгучее солнце, их нежные тела оставались по-зимнему девственно белыми, не тронутыми солнечными лучами, чистыми. Олег сразу ощутил прохладу их кожи, а когда представил, как божественно холодные руки обнимут его за шею, смоют пыль и пот, в голове помутилось от жажды поскорее добежать, успеть, пока они не испугались и не нырнули обратно в воду.
Он уже рассмотрел, что от бедер и ниже нежная кожа поблескивает иначе, чем те же плечи или обнаженная грудь в капельках воды, волосы все еще влажные, не просохли. Да, верно, кожа от бедер выглядит так, словно там прилипли кусочки слюды. Ноги девушки держат в воде, но Олег в силу своей трусости и подозрительности тут же представил, что дальше чешуя становится крупнее, а потом великолепные длинные ноги вовсе переходят в раздвоенный хвост.
Все четверо повернули головы в сторону приближающихся всадников. При всей одинаковости тел все же у одной волосы богатого пшеничного цвета, у другой темные, у третьей – пышная львиная грива, а у четвертой, что лежит на животе, высоко выставив белые круглые ягодицы, волосы цвета меди, закручены в мелкие кудряшки.
Олег поспешно натянул повод. Конь захрапел, нехотя остановился. Олег с мукой оглянулся. Скиф и Турч тащились совсем близко, лицами едва не падают в конские гривы.
А передняя сирена улыбнулась издали Олегу, что-то запела. Ветер относил слова, поет негромко, он видел только, как двигается ее маленький изящный ротик.
Холодный нерассуждающий страх стегнул по всему телу. Он резко натянул поводья, конь попятился.
– Стойте! – прокричал он. – Впереди – сирены!
Конь Скифа сделал еще несколько шагов, прежде чем хозяин сообразил, чего кричит волхв, а Турч продолжал ехать, пока не остановился возле Олега. По серому от грязи и пота лицу катились крупные капли пота, лицо было исполосовано мокрыми дорожками. Олег ухватил за повод его коня. 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.