.RU

Книга подготовлена для библиотеки Huge Library (Scan Изольда; ocr, ReadCheck, Conv InternetMC) - 31


С тех пор как Мари исполнилось десять или одиннадцать лет, Алена поняла, что они с дочерью устроены по-разному. Алена потратила многие годы, пытаясь найти с ней общий язык, чтобы они могли получать удовольствие, находясь рядом, но потерпела сокрушительное поражение. Сердце Алены сжималось от боли, но с тех пор прошло достаточно времени, и теперь она старалась не думать об этом.
У нее остался Дэвид. Во всяком случае, их многое связывало. Они с внуком были очень похожи. Впрочем, из этого следовало, что два прирожденных отшельника жили под одной крышей. Алена смирилась с тем, что когда-нибудь Дэвид уйдет, не мог же он вечно оставаться под крылом семьи. Она понимала, что, когда такой день настанет, он будет горьким и сладким одновременно. Но сейчас Алена имела возможность постоянно общаться с ним и получать удовольствие от обмена идеями и теориями с невероятно способным человеком.
Она вошла, поставила на пол дорожную сумку и бросила ключи на маленький столик у лестничной площадки. Закрыв дверь, Алена нахмурилась — повсюду горел свет, и это значило, что Дэвид дома, но она не уловила никаких запахов, указывающих на то, что кто-то готовил еду.
Алена снисходительно улыбнулась и покачала головой. Слишком часто они с Дэвидом забывали обо всем, погружаясь в работу. Впрочем, она редко увлекалась настолько, чтобы не вспомнить о потребностях желудка, зато ей постоянно приходилось напоминать внуку, что пора поесть.
Она поднялась по лестнице, но прошла мимо своих комнат на втором этаже. Они организовали жизнь в доме, когда Дэвид еще был ребенком, — он и его мать заняли третий этаж, Алена поселилась на втором, у каждого своя спальня, ванная комната, гостиная и кабинет. На первом этаже находились кухня, столовая и старомодная гостиная, где бабушка и внук часто играли в карты, слушая новости. Когда они трудились над какой-нибудь интригующей загадкой, пытаясь осмыслить неожиданные результаты, полученные во время исследований, ритм покера помогал им освободить мысли, позволяя подсознанию анализировать трудную проблему.
Естественно, их настоящие кабинеты находились совсем в другом месте, но обычно они обдумывали свои находки и выводы не там, где их окружали люди, яркий свет и беспрерывно трезвонящие телефоны.
Приближался вечер, свет за окном начал тускнеть. Скоро наступит ночь, но Дэвид этого не заметит. Алена поднялась на третий этаж и свернула направо, прекрасно зная, где искать внука. Возле распахнутой двери высилась стопка книг, чтобы сквозняк из открытых окон не захлопнул створку. Казалось, в кабинет Дэвида солнце заглядывает реже, чем в остальные комнаты, но Алена не сомневалась, что внука это вполне устраивает. Шторы на единственном окне всегда были наполовину задернуты. На письменном столе стояла настольная лампа с зеленым стеклянным абажуром, рядом — два бронзовых торшера с розовыми хрустальными сферами, расписанными вручную и похожими на газовые светильники.
Дэвид не сидел за своим загроможденным столом. На экране компьютера плавала рыбка. Внук Алены стоял у длинного дубового стола в глубине комнаты, на котором были разбросаны географические карты, под свисающей с потолка лампой из цветного стекла, которая куда больше подходила для бильярдного клуба. Как и все остальные предметы в кабинете, лампа была довольно старой. Дэвида не слишком интересовал реальный мир, но почему-то он полюбил антикварные вещи.
И хотя он был одет безупречно — новенькие джинсы и приталенная рубашка, — Дэвид выглядел неухоженным: волосы взлохмачены, щеки покрывает короткая щетина. Впрочем, в целом его внешний вид поражал изяществом. Алену всегда удивляло, что подобные вещи занимали Дэвида, и это при том, что ему постоянно не хватало времени на еду.
Стена за столом выглядела как стена в полицейском участке — она была сплошь завешана вырезками из газет с заголовками об исчезнувших судах и пропавших путешественниках. Алена узнала страницы и фотографии из досье, которые в прошлом собрала сама: один эпизод произошел на побережье Африки, другой — на далеком острове в южной части Тихого океана. Дэвид участвовал вместе с ней в расследовании последнего случая, когда ему исполнилось всего семнадцать лет, и так и не оправился после того, что увидел там. Алена понимала его реакцию — она испытала похожие чувства после африканской истории. Детали до сих пор сохранились в ее памяти, хотя события произошли в сентябре тысяча девятьсот шестьдесят восьмого года.
Открытие, сделанное в шестидесятых, серьезно обеспокоило людей в определенных кругах. Еще большую тревогу вызвал второй аналогичный эпизод, когда восемь лет назад нечто похожее обнаружили на не нанесенном на карту островке в Тихом океане. Совпадение произвело на Дэвида неизгладимое впечатление, и с тех пор он все свободное время тратил на изучение новостей и морских журналов, рассчитывая найти новые места, хотя оба молились, чтобы этого никогда не произошло.
— Я уверена, что ты ничего не ел. Давай сходим пообедать? — предложила Алена. — «Эль-Басио», я угощаю.
Дэвид заморгал и повернулся к ней, словно неожиданно вышел из транса. Потом он улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой, которую довел до совершенства еще в детстве. Теперь, когда он отвернулся от лампы, казалось, его голубые глаза начали испускать в сумраке комнаты едва заметное сияние.
— Алена, как ты сюда попала?
— Телепортировалась, — ответила она, приподняв бровь. — А как ты сам думаешь? Самолет. Знаешь, они летают.
— Не говори мне, что генерал срочно отправил тебя домой, чтобы ты посмотрела на оружие хоббитов.
Она рассмеялась.
— Ты о чем?
Дэвид улыбнулся в ответ, окончательно пришел в себя и оторвался от предметов, разложенных на столе. Теперь Алена увидела, что это не карты, а морские лоции.
— Не важно, — отмахнулся Дэвид, подошел и поцеловал ее в щеку. — Я рад, что ты дома.
— Похоже, ты решил не ходить в офис, — заметила она.
Дэвид кивнул, и его взгляд вновь переместился к лоциям. Он часто погружался в их изучение, и всякий раз на его лице появлялось озабоченное выражение. Протянув руку, он взял маленький камень, не больше бейсбольного мяча, который лежал на краю лоции. Как только Дэвид убрал его, бумага свернулась.
— Что ты на это скажешь? — спросил Дэвид, положив камень на ладонь Алены.
Она почувствовала, как внутри у нее все сжалось от неприятного предчувствия, и подошла к столу, чтобы рассмотреть предмет при свете, несколько раз перевернула его и провела пальцами по гладкой черной стекловидной поверхности.
— Полагаю, это именно то, о чем ты думаешь. Откуда он взялся?
— Доминиканский рыбак вытащил его и несколько более крупных кусков сетью, которой не должен был пользоваться, где-то в Карибском бассейне. Я очень смутно представляю, где это находится.
— Когда?
Дэвид смутился.
— В тысяча девятьсот восемьдесят втором году.
Алена вздохнула и кивнула.
— Десятки лет назад. — Она положила камень на стол и, протянув руку, коснулась щеки внука. — У тебя покраснели глаза, и мне кажется, что я слышу, как урчит твой съежившийся желудок. Тебе следует немного отдохнуть и поесть, и я с удовольствием отведаю сальтимбокки[16] со стаканчиком красного в «Иль Басио». Давай, пообедай со своей бабушкой. А я расскажу тебе о пещере Доника.
— Я немного проголодался, но…
Он с сомнением посмотрел на разложенные на столе лоции.
— Дэвид, речь идет о тысяча девятьсот восемьдесят втором годе. Если там есть третий остров, он долго ждал, пока его откроют. Еще один вечер ничего не изменит.

51

День превратился в кошмар. Погибшая команда «Марипосы» и исчезнувшее оружие казались мелкими неприятностями после ужасов, увиденных ими в древней пещере, и существ, которые, как считал Гейб, появились из глубин стекловидной черной вулканической скалы, окружающей грот. Он представлял себе адский туннель, уходящий вертикально вниз под воду, и чудовищ, плавающих в неизведанных глубинах. Но даже эти жуткие образы не были самой страшной частью его кошмара. Худшее началось, когда закричал Хэнк Боггз.
Но доконали Гейба вовсе не крики — они не были первыми в этот день — и не гибель старшего механика Боггза. Самым чудовищным моментом стало чувство облегчения, которое испытал капитан. После смерти Боггза все упростилось. Больше не нужно было придумывать, как вытащить его, не требовалась бессмысленная отвага, и теперь они могли заботиться только о спасении собственной шкуры.
Эта мысль потрясла капитана, и он едва не сорвался вниз, оказавшись на самом краю носа траулера. Тори схватила его за руку и помогла восстановить равновесие.
— Осторожнее! — воскликнула она. — С тобой все в порядке?
Он посмотрел на нее. Тори выглядела испуганной, но полной решимости бороться до конца.
«Интересно, откуда она?» — подумал Гейб. Женщина, которая стояла сейчас рядом с ним, была ему совсем незнакома. Умная, хорошенькая, склонная к флирту девушка из офиса в Майами бесследно исчезла.
— Ты ничем ему не поможешь, — сказала Тори.
Она думала, что капитан горюет из-за гибели Боггза, в то время как он радовался, что жизнь этого человека перестала быть его проблемой. Гейб мягко высвободил руку, уверенный, что не заслужил ее беспокойства.
— Давай, Тори, ты следующая.
Кевонн и Панг уже стояли на потрескавшемся правом борту шхуны — кто знает, сколько лет она подвергалась воздействию ветра и морской воды. Два матроса посчитали маленьким чудом, что канаты лебедки на корме траулера — когда-то с ее помощью вытаскивали заброшенные в море сети — уже перекинуты через просвет между рыбацким судном и шхуной. Гейб увидел в этом плохое предзнаменование. Люди, пытавшиеся перебраться с одного корабля на другой, наверняка погибли, но кому-то удалось развернуть лебедку, перебросить канаты и закрепить их на палубе. Тем не менее Гейб не мог заставить себя поверить, что тот, кто сделал это, сумел остаться в живых. Чудовища все еще охотились в здешних водах, значит, никто не приплывал сюда во всеоружии и никто не прожил достаточно долго, чтобы покончить с ужасной ловушкой, в которую превратился райский островок.
— Давайте скорее! — закричал Кевонн через просвет между кораблями. — «Антуанетта» близко!
Он был так возбужден, словно не сомневался, что Мигель сумеет подвести «Антуанетту» вплотную к ржавому грузовому кораблю. Гейб знал, что это невозможно. Море здесь было недостаточно глубоким, в особенности сейчас, во время отлива.
Однако Мигель сказал, что у него есть план.
Гейб посмотрел вниз, на просвет между траулером и шхуной, и увидел, что до дна всего семь или восемь футов. Им нужно было забраться на достаточно высоко расположенную точку накренившегося корабля, чтобы встать там и не соскользнуть вниз. Как только Кевонн и Панг почувствовали, что достаточно надежно закрепились на корпусе траулера, они, цепляясь за тросы, поползли выше. Моряки практически добрались до палубы, которая находилась почти вертикально по отношению к поверхности воды.
— А если я упаду? — спросила Тори.
Гейб посмотрел на нее с некоторым облегчением — наконец-то ее стальная решимость начала давать трещину. Мысль о том, что Тори нуждается в поддержке своего капитана, вывела его из раздумий.
— С тобой все будет в порядке. Ты же видела, что парни с легкостью проделали весь путь. Главное, не останавливайся и не сдавайся.
Тори приподняла бровь.
— Тебе легко говорить.
Гейб посмотрел в сторону горизонта, чувствуя, как уходят драгоценные мгновения светлого времени. Тори перехватила его взгляд и кивнула, словно пыталась убедить себя сдвинуться с места. Она оперлась спиной о борт, взялась за трос, подтянулась и обхватила его ногами. Повиснув вниз головой, она начала перемещаться по канату, стараясь как можно быстрее перебраться на другой корабль.
— Только не останавливайся, — сказал капитан.
— Спасибо, — пробурчала она, напрягая изо всех сил мышцы рук и ног. — А теперь… заткнись.
Гейб, затаив дыхание, следил за ее продвижением. С борта шхуны на Тори молча смотрели Кевонн и Панг, дожидаясь момента, когда можно будет помочь. Ни один из них не опускал глаз, даже если со стороны воды между траулером и двухмачтовой шхуной доносился плеск. Сначала Кевонн хотел перемещаться ногами вперед, чтобы видеть, куда он направляется. Гейб и Панг сразу наложили вето на такой вариант. Двигаться головой вперед намного быстрее, а поскольку требовалось контролировать вес всего тела, скорость становилась решающим фактором.
Когда Тори преодолела три четверти пути, она задержалась, чтобы передохнуть.
— Не останавливайся! — крикнул Гейб.
Кевонн взялся за трос и направился к ней. Корпус корабля наклонился над водой не слишком сильно, но дерево было гладким, и Кевонн понимал, что стоит ему поскользнуться, как он тут же рухнет вниз.
— Тори! — позвал Кевонн.
— Я знаю! — бросила она в ответ.
Обхватив канат руками, чтобы дать отдохнуть кистям, Тори сжимала и разжимала пальцы, делая глубокие вдохи. Потом она вновь взялась за канат и полезла дальше, отчаянно напрягая все мышцы.
Через двадцать секунд Кевонн помогал ей перебраться на палубу. Они вместе начали подниматься по наклонной поверхности, используя трос в качестве страховки, пока не оказались на самом верху. Здесь они нашли ровное место, хотя большая часть палубы под углом уходила в воду.
Теперь тройка ждала своего капитана. Неожиданно Гейб почувствовал себя ужасно старым и измученным. В течение нескольких секунд он был готов сдаться, но потом рассердился на себя и встряхнулся. Мигель сказал, что у него есть план, и Гейбу ничего не оставалось, как рассчитывать на брата. Чего бы это им ни стоило, они должны вернуться на борт «Антуанетты». Он не позволит себе умереть, не посмотрев брату в глаза, когда тот будет опровергать или подтверждать слова агента ФБР о своей связи с Майей.
«Идиот. Он не лжет. Что он выигрывает?»
Капитана охватил гнев, подавивший страх. Он вспомнил бронзовую кожу Майи, ее мягкие волосы, изящный изгиб талии, представил лучистые глаза, когда она смеялась, и как они тускнели, если она плакала, и вдруг понял, что не может решить, кого ненавидит больше — себя или брата.
Гейб перекрестился, поцеловал кончики пальцев и посмотрел в небо. Если Бог видит их, возможно, Он проявит милосердие.
Он положил левую руку на канат и зацепился за него ногами, обнаружив, что поддерживать свой вес не так-то просто. Он понимал, что не сможет делать это долго. С отчаянно бьющимся сердцем капитан начал движение к другому кораблю. Трос вгрызался в пальцы, но Гейб провел в море многие годы, и его руки покрывали толстые мозоли. А вот перемещать вдоль каната ноги оказалось значительно труднее. В двадцать лет он легко бы справился с такой задачей. Гейб не считал себя старым, но его мускулы потеряли прежнюю гибкость.
Гейб отчаянно напрягал мышцы, плечи горели, руки жгло, несмотря на мозоли, и его вдруг наполнила жуткая уверенность, что силы оставят его прежде, чем он доберется до другого корабля, а лишний вес, который он набрал за долгие годы лени — не слишком большой, но все же лишний, — утащит его вниз, в воду.
— Капитан! — закричал Кевонн. — Опустите ноги!
Эти слова вывели Гейба из транса, и он постарался вникнуть в их смысл, опасаясь, что неправильно понял.
— Гейб, ты на месте, — услышал он совсем рядом голос Тори, которая коснулась его плеча.
Недоуменно моргая и продолжая крепко сжимать канат, капитан осторожно опустил ноги на корпус шхуны, после чего повернулся к Тори. Она подошла, чтобы помочь, как чуть раньше это сделал для нее Кевонн.
— Благодарю, — сказал Гейб.
Тори стиснула его запястье.
— Пойдем.
Они перебрались туда, где их ждали Кевонн и Панг, и немного отдохнули. Гейб невольно сделал шаг назад, когда оказался у края палубы, там, где она отвесно уходила вниз. Он не боялся высоты, но всякий раз, когда стоял на балконе или на верхней палубе «Антуанетты», ему неудержимо хотелось спрыгнуть. Он читал о таких состояниях. «Танатос», так оно называлось. Тяга к смерти. К счастью, инстинкт выживания помогал ему преодолеть странное желание тела отдаться зову тяготения.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.