.RU

Приключения Роберта Лэнгдона продолжаются - 22

Глава 71
М алах стоял нагишом в облаке густого пара, заволакивающего душевую кабину. Смыв остатки спиртового раствора, он вернул телу чистоту и непорочность. Эвкалиптовая взвесь впитывалась в кожу, и поры раскрылись от жара. Самое время приступать к ритуалу.
Прежде всего Малах нанес на голову и все тело депиляционный крем поверх татуировок, убирая остатки растительности.
«Безволосыми были боги семи островов Гелиад».
Размягченную, податливую кожу он умастил маслом Абрамелина – священным маслом великих волхвов, – затем повернул переключатель душа влево до предела, и вода сделалась ледяной. Целую минуту Малах простоял под обжигающими струями, дожидаясь, пока поры закроются, сохранив в глубине тела жар и энергию. К тому же ледяной холод служил напоминанием о замерзшей реке, где началось его преображение.
Он дрожал, выходя из душа, однако уже через мгновение внутренний жар просочился сквозь плоть и согрел его. Внутри у Малаха полыхал огонь, словно в топке. Остановившись перед зеркалом, он залюбовался своим обнаженным телом… последний раз он видит себя простым смертным.
Ступни – орлиные когти. Ноги – Боаз и Яхин, два столпа древней мудрости. Бедра и живот – арка волшебной силы. Внушительных размеров половой орган, висящий в арке, пестрел вытатуированными символами предназначения Малаха. В прошлой, другой жизни этот массивный кусок плоти служил для греховных утех. Но с этим покончено.
«Я очистился».
По примеру древних мистиков-евнухов, именовавших себя «катарами», – «очищенными», – Малах оскопил себя, пожертвовав своей плотской потенцией, чтобы обрести другую, более значимую.
«Боги бесполы».
Избавившись от половой принадлежности, этой досадной человеческой помехи, а заодно и от бремени плотского влечения, Малах стал подобен Урану, Аттису, Сперату и прочим великим магам-кастратам артуровских легенд.
«Любой духовной метаморфозе предшествует физическая».
Об этом свидетельствует опыт всех великих богов… от Осириса до Таммуза, Иисуса, Шивы и самого Будды.
«Я должен сбросить человеческий покров».
Взгляд Малаха резко устремился вверх, по двуглавому фениксу на груди, по коллажу оккультных знаков на лице, еще выше, к самой макушке. Малах наклонил голову к зеркалу, силясь рассмотреть голый, незаполненный татуировками круг, дожидающийся своего часа. Священная область. Так называемый родничок, участок на черепе, остающийся у новорожденного открытым. «Окно в мозг». И пусть через несколько месяцев после рождения этот телесный портал закрывается, он все равно остается символическим напоминанием об утраченной связи между внешним и внутренним миром.
Стоя перед зеркалом, Малах разглядывал священный пятачок нетронутой кожи в окружении свившегося кольцом уробороса – мистического змея, заглатывающего собственный хвост. Обнаженная плоть, казалось, тоже смотрела на него в ответ… светясь обещанием.
Вскоре Роберт Лэнгдон отыщет нужное Малаху сокровище. Тогда пустота на темени заполнится, и Малах будет готов к окончательному преображению.
Пройдя к противоположной стене спальни, он вытащил из нижнего ящика длинную полосу белого шелка. Привычным движением обернув ее вокруг бедер и между ног, он спустился на нижний этаж.
В кабинете обнаружилось, что на компьютер пришло сообщение по электронной почте.
От связного.
Искомое в пределах досягаемости.
В течение часа выйду на связь. Терпение.
Малах улыбнулся. Пора приступать к последним приготовлениям.
Глава 72
Хмурый оперативник ЦРУ спустился с галереи читального зала.
«Беллами соврал».
Тепловых следов около статуи Моисея не обнаружено – как, впрочем, и по всему верхнему ярусу.
«Куда же девался Лэнгдон?»
Оперативник вернулся туда, где были зафиксированы единственные в этом помещении тепловые отпечатки, – в распределительный центр книгохранилища. Снова сбежал по лестнице под восьмиугольную панель в абонементном столе. Внизу раздавался резкий рокот конвейеров. Продвигаясь вперед, агент опустил тепловые очки и обвел взглядом помещение. Ничего. Только между стеллажами еще пылал тепловой образ искореженной взрывом двери. И все…
«А это еще что?!»
Он подскочил от неожиданности. В поле зрения оперативника неожиданно возникло загадочное светящееся пятно. На ленте транспортера из стены выехали сияющие тусклым светом призрачные очертания двух человеческих фигур.
«Тепловая сигнатура!»
На глазах у ошеломленного оперативника призраки проплыли на ленте через все помещение и утянулись в узкую дыру на противоположной стене.
«Сбежали на ленте? Чушь! Не может быть!»
Мало того что Роберт Лэнгдон ушел сквозь стену, теперь оперативнику пришлось ломать голову над новой загадкой.
«Лэнгдон был тут не один?»
Он хотел включить рацию и вызвать командира группы, но тот его опередил.
– Всем постам! На площадке у библиотеки оставлен «вольво». Владельцем значится некто Кэтрин Соломон. Есть свидетель, который видел, как она совсем недавно входила в библиотеку. Подозреваем, что сейчас она с Лэнгдоном. Директор Сато приказывает немедленно найти обоих.
– У меня тут их тепловые отпечатки! – крикнул в ответ оперативник из распределительного центра и кратко описал положение дел.
– Вот дают! – воскликнул командир. – И куда движется лента транспортера?
Оперативник, не выпуская рации, сверился с висящей на стенде схемой для сотрудников.
– В корпус Адамса. В квартале отсюда.
– Всем постам! Немедленно перейти в корпус Адамса!
Глава 73
Убежище. Ответы.
Слова эхом звенели в ушах Лэнгдона, выскакивающего вместе с Кэтрин через боковой выход здания Адамса в холодную зимнюю ночь. Таинственный телефонный собеседник зашифровал свое местонахождение, однако Лэнгдон все равно понял. Кэтрин, узнав, куда они направляются, отреагировала на удивление оптимистично: «Где же, как не там, искать единого истинного Бога?»
Оставалось только придумать, как туда добраться.
Лэнгдон посмотрел вокруг, пытаясь найти какие-то ориентиры. Уже стемнело, однако, к счастью, распогодилось. Они стояли в небольшом внутреннем дворике. Вдали – как-то слишком далеко – виднелся купол Капитолия, и Лэнгдон осознал, что за прошедшие несколько часов впервые покинул его пределы.
«Прочел, называется, лекцию».
– Роберт, смотри! – Кэтрин показала на очертания корпуса Джефферсона.
Сперва Лэнгдона охватило удивление, что они, оказывается, так далеко уехали на книжном транспортере. Однако, присмотревшись, он встревожился. Вокруг здания шла какая-то бурная деятельность – подъезжали автомобили, грузовики, перекрикивались люди.
«А это еще что? Прожектор?»
Лэнгдон схватил Кэтрин за руку.
– Побежали.
Они промчались через внутренний дворик на север и скрылись из вида за изящным зданием в форме подковы – Шекспировской библиотекой Фолджера.
«Идеальное укрытие, – подумал Лэнгдон. – Ведь именно тут хранится рукописный оригинал „Новой Атлантиды“ Фрэнсиса Бэкона на латыни – утопия, по образцу которой американские отцы-основатели собирались строить новый мир на фундаменте древнего знания». Однако Лэнгдон задерживаться не намеревался.
«Нужно поймать такси».
Они выбежали на угол Третьей и Ист-Кэпитол-стрит. Машин почти не было, и Лэнгдон начал терять надежду, что в скудном потоке попадется такси. Тогда они с Кэтрин поспешили по Третьей улице на север, подальше от Библиотеки конгресса. Пришлось преодолеть почти целый квартал, прежде чем Лэнгдон заметил наконец заворачивающее за угол такси. Он замахал рукой, и автомобиль подъехал к тротуару.
Из магнитолы лилась ближневосточная музыка. Водитель, молодой араб, с приветливой улыбкой спросил у запрыгнувших в салон Кэтрин и Лэнгдона:
– Куда едем?
– Нам надо в…
– На север! – перебила Кэтрин, указывая вперед, в направлении, противоположном корпусу Джефферсона. – Доедете до «Юнион-Стейшн», а там свернете налево по Массачусетс-авеню. Где остановиться, мы скажем.
Пожав плечами, водитель опустил плексигласовую перегородку и снова включил музыку.
Кэтрин метнула на Лэнгдона предостерегающий взгляд, говоривший: «Не наведи на след!»
И указала в окно, где, приближаясь, шел на снижение черный вертолет.
«Черт!»
Сато, судя по всему, твердо вознамерилась вернуть пирамидку Соломона.
Посмотрев, как вертолет опускается на землю между корпусами Джефферсона и Адамса, обеспокоенная Кэтрин повернулась к Лэнгдону:
– Можно твой сотовый на секунду?
Лэнгдон отдал ей телефон.
– Питер говорил, у тебя эйдетическая память и ты помнишь все телефонные номера, что хоть раз набирал, – заметила она, опуская стекло. – Правда?
– Правда, но…
Кэтрин швырнула сотовый в ночную тьму. Лэнгдон, вывернув шею, смотрел, как телефон, кувыркнувшись на тротуаре, разлетается на куски.
– Ты что? Зачем?
– Заметаю следы, – мрачно пояснила Кэтрин. – Пирамидка – единственное, что может спасти брата, и я не позволю ЦРУ ее у нас отобрать.
Омар Амирана за рулем кивал головой в такт музыке и мурлыкал мелодию себе под нос. С пассажирами сегодня было плохо – какое счастье, что наконец хоть кто-то сел. Около Стэнтон-парка рация затрещала знакомым голосом диспетчера.
– Диспетчерская служба. Всем машинам, находящимся в районе Эспланады. Получена ориентировка от госслужб на двух объявленных в розыск, сбежавших из здания Адамса…
Омар с изумлением выслушал точное описание своих пассажиров и с опаской взглянул в зеркало заднего вида. Да, действительно, мужчина похож.
«Показывали в передаче “Самые опасные преступники Америки”»?
Водитель осторожно потянулся к рации.
– Диспетчер? – вполголоса произнес он в передатчик. – Это сто тридцать четвертый. Те двое, про которых вы говорили, они у меня в машине… вот прямо сейчас.
Омара моментально проинструктировали, что делать дальше. Дрожащими пальцами он набрал продиктованный диспетчером номер, и из трубки раздался отрывистый, по-военному четкий голос:
– Агент Тернер Симкинс, оперативная группа ЦРУ. С кем я говорю?
– Э-э… я таксист… – неуверенно протянул Омар. – Мне велели позвонить насчет двух…
– Беглецы у вас в машине? Отвечайте только «да» или «нет».
– Да.
– Они вас слышат? Да или нет?
– Нет. Перегородка…
– Куда вы их везете?
– На северо-запад по Массачусетс-авеню.
– Конкретный адрес назначения?
– Они не сказали.
Агент помолчал.
– У мужчины с собой кожаный портфель?
Омар бросил взгляд в зеркало, и глаза его расширились от изумления.
– Да! Там что, взрывчатка или…
– Слушайте внимательно, – перебил Симкинс. – Вам ничего не грозит, если вы в точности выполните мои инструкции. Понятно?
– Да, сэр.
– Как вас зовут?
– Омар. – Водителя прошиб пот.
– Слушайте, Омар, – терпеливо произнес оперативник. – Вы молодец. Теперь поезжайте как можно медленнее, чтобы я успел вывести группу захвата вам навстречу. Понимаете?
– Да, сэр.
– И еще. У вас в машине есть интерком – чтобы можно было переговариваться с пассажирами, не опуская перегородки?
– Да, сэр.
– Хорошо. Тогда сделайте вот что…
Глава 74
Джунгли, как известно, представляют собой центральную экспозицию Ботанич еского сада США (БССШ), главной оранжереи Америки, примыкающей к зданию Капитолия. В теплице с высоченным потолком растет самый настоящий тропический лес с тянущимися ввысь каучуковыми деревьями, фикусами-душителями и подвесными мостиками для самых храбрых посетителей. Обычно земляной запах и солнечные лучи, пробивающиеся сквозь водяную дымку, создаваемую подвешенными под стеклянным потолком рассеивателями, придавали Уоррену Беллами сил и бодрости. Однако сейчас залитые лунным светом Джунгли наводили на него ужас. Архитектор обливался потом и крутил затекающими запястьями: наручники по-прежнему больно стягивали кисти за спиной.
Директор Сато вышагивала туда-сюда перед скамейкой, невозмутимо дымя сигаретой – что для тщательно регулируемого климатического режима Джунглей было хуже экологического терроризма. Лунный свет лился сквозь стеклянную крышу, и лицо директора в облаке дыма казалось демоническим.
– Итак, – продолжала Сато, – прибыв в Капитолий и обнаружив, что я уже там… вы приняли решение. Вместо того чтобы доложить мне о своем приезде, вы незаметно спустились в подвальный уровень, где с риском для себя набросились на нас с Андерсоном, помогая Лэнгдону скрыться с пирамидой и навершием. – Она потерла плечо. – Интересный вы сделали выбор.
«И не откажусь от него», – подумал Беллами.
– Где Питер? – рассерженно поинтересовался он.
– Откуда же мне знать?
– Все остальное вам почему-то известно! – парировал Беллами, намекая, что происходящее – дело рук Сато. – Вполне осознанно прибыли в Капитолий, отыскали Лэнгдона, даже его портфель догадались просветить – и все ради навершия. Кто-то явно слил вам информацию.
Сато холодно усмехнулась и шагнула ближе.
– Так вот почему вы меня ударили, мистер Беллами? Решили, что я вам враг? Что хочу стащить вашу драгоценную пирамидку? – Глубоко затянувшись сигаретой, Сато выпустила дым из ноздрей. – Слушайте внимательно. Я, как никто, осознаю необходимость хранить тайны. Я разделяю вашу точку зрения: определенные вещи широкой огласке предавать ни в коем случае нельзя. Однако сейчас в игру вступили такие силы, о которых вы, боюсь, даже не подозреваете. Похититель Питера Соломона обладает огромным влиянием… вам еще предстоит осознать, насколько огромным. Он – живая бомба замедленного действия… и если эта бомба взорвется, наш мир изменится до неузнаваемости.
– Не понимаю… – Беллами поерзал на скамье, пытаясь размять запястья, сдавленные тисками наручников.
– Вам и не нужно понимать. Достаточно слушаться. Сейчас моя единственная надежда избежать глобальной катастрофы – это договориться с похитителем… и выполнить его требования. А значит, вам придется позвонить мистеру Лэнгдону и сказать, чтобы он сдался. Вместе с пирамидой и навершием. Под моим присмотром Лэнгдон расшифрует надпись на пирамиде, добудет нужную похитителю информацию, и тот получит искомое.
«То есть узнает, где находится винтовая лестница, ведущая к Мистериям древности?»
– Я не могу этого сделать. Я связан обетами молчания.
– Плевать мне на ваши обеты! – взорвалась Сато. – Вот брошу вас за решетку, и посмотрим, как…
– Не боюсь я ваших угроз, – с вызовом заявил Беллами, – и помогать вам не стану.
Сато вздохнула и перешла на зловещий шепот.
– Мистер Беллами, вы понятия не имеете, что на самом деле происходит…
На несколько секунд повисла напряженная тишина, которую прервал звонок телефона у Сато. Она поспешно выудила сотовый из кармана.
– Говорите! – рявкнула она в трубку, затем внимательно выслушала ответ. – А где сейчас это такси? Сколько? Ясно, хорошо. Доставьте их в Ботсад США. Служебный вход. Да, пирамиду с навершием не провороньте! – Нажав отбой, Сато с самодовольной улыбкой повернулась к Беллами: – Что ж… вы стремительно теряете для нас интерес.
Глава 75
Роберт Лэнгдон уставился в пространство отсутствующим взглядом, уже не находя в себе сил поторопить водителя медленно ползущего автомобиля. Кэтрин тоже погрузилась в расстроенное молчание, обескураженная безуспешными попытками понять, что такого особенного хранит в себе пирамидка. Они с Лэнгдоном заново проговорили все, что им было известно о пирамиде, о навершии и о странных событиях сегодняшнего вечера, – однако оставалось совершенно непонятным, каким образом эта пирамида может превратиться в карту.
«Jeova Sanctus Unus… Тайна сокрыта внутри Ордена…»
Таинственный телефонный собеседник обещал дать ответы, если им удастся отыскать его местоположение.
«Приют в Риме, к северу от Тибра».
Лэнгдон знал, что Новый Рим еще на заре своего существования был переименован в Вашингтон, однако следы романтических чаяний отцов-основателей в городе сохранились: речка под названием Тибр по-прежнему впадает в Потомак; над залом для заседаний сенаторов все так же возвышается купол, скопированный с собора Святого Петра, а погашенный много лет назад очаг в Ротонде до сих пор охраняют Вулкан и Минерва.
До ответов на вопросы, мучившие Кэтрин и Лэнгдона, оставались считанные мили.
«На северо-запад по Массачусетс-авеню».
Там их действительно ожидал приют, убежище к северу от вашингтонского Тибра. Если бы еще не эта черепашья скорость…
Вдруг Кэтрин подскочила на сиденье, будто осененная неожиданной догадкой.
– Боже, Роберт! – побледнев, воскликнула она и после секундного молчания произнесла с нажимом: – Мы едем не туда!
– Разве? Нет, все правильно, – возразил Лэнгдон. – На северо-запад по Массачу…
– Да нет же! Я про само место!
Лэнгдон опешил. Он уже объяснял Кэтрин, как догадался, какое здание имел в виду таинственный телефонный собеседник.
«В приюте моем десять камней с горы Синай, один прямо с небес и один в образе темного отца Люка».
Только одно сооружение на свете подходило под описание – именно туда сейчас направлялось такси.
– Кэтрин, я все разгадал правильно.
– Нет! – не уступала она. – Нам не туда надо! Я разобралась, в чем дело с пирамидой и навершием. Мне теперь все ясно!
– Все ясно? – изумился Лэнгдон.
– Да! И нам теперь надо на Фридом-Плазу.
Лэнгдон совсем растерялся. Фридом-Плаза, конечно, рядом, но что толку туда ехать?
– Jeova Sanctus Unus! – продолжала Кэтрин. – Единый бог иудеев. Священный символ евреев – звезда Давида, Соломонова печать, является одновременно священным символом масонов! – Она выудила из кармана долларовую купюру. – Дай мне ручку.
Недоумевающий Лэнгдон послушно протянул ей перо.
– Смотри! – Кэтрин разгладила купюру на коленке и концом ручки ткнула в изображение Большой печати на обратной стороне. – Если совместить Соломонову печать и Большую печать США… – Она начертила поверх пирамиды шестиконечную звезду. – Видишь, что получается?
Лэнгдон посмотрел на купюру, затем перевел на Кэтрин тревожный взгляд, будто опасаясь, не сошла ли она с ума.
– Роберт, да присмотрись же! Неужели не видишь, куда я показываю?
Он снова взглянул на изображение.
«К чему это она?»
Рисунок был хорошо знаком Лэнгдону: излюбленное среди сторонников теории заговоров «доказательство» масонского влияния на зарождающуюся американскую нацию. Если точно наложить шестиконечную звезду на Большую печать США, верхний луч звезды идеально совпадет с масонским всевидящим оком… а остальные пять лучей по загадочному стечению обстоятельств укажут на буквы, образующие слово «масон».
– Кэтрин, это просто совпадение! И при чем тут Фридом-Плаза?
– Да ты взгляни еще раз! – Она уже почти злилась. – Сюда… Не видишь, что ли? Вот! Заметил, нет?
И тогда Лэнгдон наконец заметил.
Командир опергруппы ЦРУ Тернер Симкинс стоял у здания Адамса и, плотно прижав трубку к уху, вслушивался в разговор пассажиров на заднем сиденье такси.
«Что-то случилось».
Отряд уже готовился погрузиться на борт модифицированного вертолета «Сикорский UH-60», чтобы вылететь на северо-запад и перекрыть дорогу, но обстановка, по-видимому, резко изменилась.
Несколько секунд назад Кэтрин Соломон вдруг заявила, что они едут не туда. Из ее объяснений – что-то насчет долларовой купюры и еврейских звезд – командир ничего не понял (впрочем, как и Роберт Лэнгдон). По крайней мере сперва. Теперь, судя по всему, Лэнгдон ухватил суть.
– Точно! – раздался его взволнованный голос. – Как же я раньше не видел?
Симкинс услышал, как пассажиры забарабанили по плексигласовой перегородке, и она опустилась.
– Мы передумали! – крикнула Кэтрин водителю. – Отвезите нас на Фридом-Плазу.
– На Фридом-Плазу? – испуганно переспросил тот. – А как же северо-запад по Массачусетс-авеню?
– Не надо! – отрезала Кэтрин. – На Фридом-Плазу! Вот здесь налево! Вот тут! Поворачивайте!
До Симкинса донеслось, как, взвизгнув тормозами, такси завернуло за угол.
Кэтрин, взволнованно тараторя, что-то втолковывала Лэнгдону насчет знаменитого бронзового барельефа с изображением Большой печати, вмонтированного в гранитный тротуар.
– Мэм, я хотел уточнить, – вклинился напряженный голос водителя. – На Фридом-Плазу, да? Угол Пенсильвании-авеню и Тринадцатой?
– Да! – подтвердила Кэтрин. – И поскорее!
– Тут совсем близко. Две минуты.
Симкинс улыбнулся.
«Молодец, Омар».
Кинувшись к вертолету, Тернер Симкинс крикнул на бегу своим бойцам:
– Они попались! Фридом-Плаза! Вперед!
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.