.RU

Литература о Гоголе, как известно, огромна и возрастает с каждым годом. Исследуется биография писателя, его творческий путь, влияние на других писателей и на другие виды искусства и т д - 41


399


как я сердит на него за то, что он и меня чуть не заставил плакать о них, которые только пили и ели и потом умерли!» '
* * * .
В течение полутора столетий коренным образом менялся взгляд на характер гоголевской гиперболизации и на соотношение ее с жизнью. По Белинскому, Гоголь ничего не преувеличивает, не искажает. «Он не льстит жизни, но и не клевещет на нее, он рад выставить наружу все, что есть в ней прекрасного, человеческого, и в то же время не скрывает нимало и ее безобразия. В том и в другом случае он верен жизни до последней степени» ,(«0 русской повести и повестях г. Гоголя», 1835)2. Спустя тринадцать лет в одной из последних своих статей Белинский повторил, что «особенность таланта Гоголя» «состоит не в исключительном только даре живописать ярко пошлость жизни, а проникать в полноту и реальность явлений жизни... Ему дался не пошлый человек, а .человек вообще, как он есть...» 3
Когда писались эти строки, многие еще видели в Гоголе автора забавных фарсов или грязных карикатур, клевещущих на жизнь. Соответственно в рассуждениях Белинского акцент стоял на значительности и глубокой жизненности творчества Гоголя.
Но вот в преддверии нашего века наметился иной подход к его художественной манере. К тому времени титул гениального писателя, сказавшего новое слово в русской и мировой культуре, был утвержден за Гоголем
1 Белинский В. Г. Поли. собр. соч., т. 1, с. 292.
Характерно, что писатели «натуральной школы» полемизировали с «Шинелью», когда взамен idée fixe Акакия Акакиевича, все помыслы которого сосредоточивались на «вещи», на «шинели», выставляли привязанность чиновника, «маленького человека» к более достойному, как им казалось, предмету — к возлюбленной, к дочери и т. д. Наряду с переосмыслением такого эпизода, как смерть прокурора из «Мертвых душ» (о чем мы говорили в I главе), полемика с «Шинелью» — еще один пример развития и в то же время выпрямления писателями «натуральной школы» гоголевской художественной философии и поэтики. (Подробнее об этом я нашей работе «Путь к открытию характера» — в кн.: Достоевский — художник и мыслитель. Сборник статей. М., 1972 — и в упомянутой выше книге «Диалектика художественного образа» (глава «Метаморфозы литературного героя»); В настоящей же книге повторяются лишь некоторые положения, необходимые нам в связи с разбором поэтики Гоголя).
2 Б е л и π с к и и В. Г. Поли. собр. соч., т. I, с. 292—293.
s Т а м ж е, т. X, с. 245.
400
прочно и неколебимо. Спор шел не о значительности Гоголя, а о характере сказанного им слова.
«Свое главное произведение он назвал «Мертвые души» и, вне всякого предвидения, выразил в этом названии великую тайну своего творчества и, конечно, себя самого,— писал В. Розанов в «Легенде о великом инквизиторе».— Он был гениальный живописец внешних форм и изображению их, к чему одному был способен, придал каким-то волшебством такую жизненность, почти скульптурность, что никто не заметил, как за этими формами ничего в сущности не скрывается, нет никакой души, нет того, кто бы носил их. Пусть изображаемое им общество было дурно и низко, пусть оно заслуживало осмеяния: но разве уже не из людей оно состояло? Разве уже для него исчезли великие моменты смерти и рождения, общие для всего живого чувства и ненависти?» '
В этой характеристике нужно различать две грани. С одной стороны, критик стремится показать «недостаточность» Гоголя с точки зрения новых великих задач русской литературы (все ее последующее развитие, считает критик,— есть борьба с Гоголем и возвращение к Пушкину). Но, с другой стороны, хотя и со знаком минус (вернее, со знаком «недостаточности»), критик с большой силой поставил акцент на гротескной природе гоголевской поэтики, взятой главным образом в аспекте автоматизма, кукольности, мертвенности, той гротескной природе, которая недостаточно сознавалась ранее.
Сказанное В. Розановым определило не только целое направление литературоведческих изысканий о Гоголе, включая работы В. Брюсова и А. Белого, но и вообще характер восприятия творчества писателя в течение нескольких десятилетий. При этом, конечно, знак «минус» с оценки гротескного начала у Гоголя был со временем снят. Гоголевский гротеск — и, в частности, мотивы кукольности, автоматизма, мертвенности — был оценен как одно из высочайших достижений русской и мировой культуры. Особенно популярной такая точка зрения стала в первые годы после Октября, о чем можно судить прежде всего по интерпретации «Ревизора» в театре Мейерхольда (1926) — интерпретации, которая подняла мотивы «мане-кенности», автоматизма и безжизненности на уровень монументального гротескного образа России.
'Розанов В. Легенда о великом инквизиторе Ф. М. Достоевского. Опыт критического комментария с приложением двух атюдов о Гоголе, Изд. 3-е, СПб., 1906, с, 16.
401
Не отказываясь от концепции гротескной природы творчества Гоголя, развивая эту концепцию, мы в то же время должны пересмотреть вопрос об автоматизме, ку-кольности и безжизненности изображения. Сегодня мы имеем возможность подойти к гоголевской поэтике е бо-« лее тонкими мерками. Нет, не утратила значения мысль Белинского о том, что Гоголю «дался не пошлый чело-· век, а человек вообще».
Возьмем аспект механичности, «механизации живого». Согласно теории комического, сформулированной французским ученым А. Бергсоном, смех предопределяется именно механичностью человеческих движений, которые, лишаясь духовного содержания, внутреннего смысла, костенеют и формализуются. Действительно, гоголевский комизм в значительной мере строится на этом аспекте, но в то же время он, и выходя за его пределы, бесконечно усложняет всю картину комического (в чем вы-« ражаются осложняющие моменты, мы увидим ниже)'.
Вот сценка из «Ночи перед Рождеством». Дьяк в гостях у Солохи. «А что это у вас, великолепная Соло-ха?» — и, сказавши это, отскочил он несколько назад.
«Как что? Рука, Осип Никифорович!» —отвечала Со-
лоха...
«А что это у вас, дражайшая Солоха?» — произнес он с таким же видом, приступив к ней снова и схватив ее слегка рукою за шею и таким же порядком отскочив
пазад.
«Будто не видите, Осип Никифорович! — отвечала Солоха.— Шея, а на шее монисто...»
«А что это у вас, несравненная Солоха?..» — неизвестно, к чему бы теперь притронулся дьяк своими длинными пальцами, как вдруг послышался в дверь стук и голос казака Чуба».
Троекратное повторение дьяконом сходных реплик, одной схемы движения (к Солохе и обратно — «отскочил назад») создает аспект механичности; персонаж функцио-пирует почти как марионетка. В то же время нельзя не увидеть психологической обоснованности этой повторяемости и механичности. Ведь перед нами род заигрывания, флирта, и в этом случае было бы неоправданным ожидать от персонажа чего-то более сложного и «оригинального». Кроме того, дьяк отскакивает от Солохи, как бы спохватившись, одумавшись,— как от греховного. Игра искушения и страха питает механическую повторяемость и марионеточность.
402
Разберем пример из «Коляски» — поведение подвыпивших гостей (состояние опьянения, как известно, механизирует поступки и речи и поэтому предоставляет богатую жатву для комического).
«...Завязался довольно жаркой спор о баталионном учении, и Чертокуцкий, который в это время уже вместо дамы два раза сбросил валета, вмешивался вдруг в чужой разговор и кричал из своего угла: «в котором году?» или «которого полка?», не замечая, что иногда вопрос совершенно не приходился к делу».
Комизм здесь не только в том, что вопрос не согласован с разговором, но и в том, что он и задается не для получения ответа и, вероятно, забывается самим Черто-куцким в момент произнесения. Механичность поступка обнажена до предела. Тем не менее она вновь не исключает внутренней мотивированности. Вопросы Чертокуцко-го — это, с его стороны, знак участия в разговоре почтенной компании, знак возможности и желания его поддержать. Поэтому вопрос не обязательно согласовывать с темой разговора, а также получать на него ответы; вопрос фигурирует в своей «бескорыстной» функции простого участия в общем действе (подобно тому, как посещение иными гоголевскими персонажами лекций, вывешивание картин, чтение книг фигурировали как простое обозначение присутствия или владения).
Наконец, остановимся еще на примере из «Женить« бы» — размышлениях Агафьи Тихоновны в начале второго действия.
«Уж как трудно решиться, так просто рассказать нельзя, как трудно! Если бы губы Никанора Ивановичу да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча. да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Пав-ч ловича — я бы тогда тотчас же решилась... Я думаю, лучше всего кинуть жребий. Положиться во всем на волю божию: кто выкинется, тот и муж».
На чем основан комизм этого монолога? Любят человека не по частям, а как живое неделимое существо. Агафья Тихоновна же видит в каждом из претендентов свою выгодную «часть» и путем отвлечения и соединения частей составляет искомую, оптимальную модель. Так от вещи, от товара отвлекают лучшее его свойство, чтобы путем соединения свойств составить наиболее приемлемую консистенцию товара (символика сватовства и женитьбы
Ш

как приобретения товара является одной из ведущих в комедии: «Да ведь где же достать хорошего дворянина?» «Фекла Ивановна сыщет. Она обещалась сыскать самого лучшего·» и т. д.). На этом фоне проступает острый комизм фразы Агафьи Тихоновны* «Такое несчастное положение девицы, особливо еще влюбленной».
Далее следует сцена гадания. То, что должно совершаться с максимальной затратой душевных сил, путем свободного почина, отдается на волю случая. Духовная жизнь механизируется в переносном и прямом смысле, так как волеизъявление персонажа подменяется механикой жребия.
Но в то Же время у монолога Агафьи Тихоновны есть другая, условно говоря, позитивная сторона. В предыду-щих примерах мы говорили о психологической мотиви-рованности механического аспекта. Настоящий пример дает основания для большого — такого изменения интер-претации, при котором персонаж вызывает наше сочув-ствие, симпатию и мы принимаем к сердцу его заботы и ожидания. Основа этой интерпретации — идея женитьбы как ответственнейшего момента человеческой жизни, ре-тающего выбора. Идея выбора во многом организует комедийное действо. Со слова «выбор» начинается и монолог Агафьи Тихоновны: «Право, такое затруднение —t выбор!»
Женитьба как выбор включает в себя момент неотменяемости, решающей однократности, что приводит к раздроблению чувства, вносит рациональное начало в то, что должно быть подчинено только внутреннему порыву. Именно так можно толковать монолог Агафьи Тихоновны, пытающейся совместить достоинства многих женихов. Да, Агафья Тихоновна не любит, еще не любит (любовное чувство — к Подколесину — мы можем заметить в ней позже, но не будем осложнять наш анализ). Однако она мечтает, а в мечтаниях естественно комбинирование различных черт в некий искомый идеальный образ.
Далее: сцена со жребием. Опять перед нами возможность повышения значительности происходящего — возможность, вытекающая из идеи выбора. Ведь последний переживается как важное дело, и, боясь предоставить его собственному чувству, Агафья Тихоновна готова положиться на волю судьбы. Нерешительность проистекает из жизненной важности поступка, превышающего приобрете-

404


ние товара. Товар ведь можно поменять или приобрести новый; мужа выбираешь на всю жизнь !.
Один и тот же текст дает возможность двойной интерпретации, причем каждая из них поддерживается тенденциями поэтики целого (в первом случае — символикой женитьбы как приобретения товара; во втором — символикой женитьбы как рокового выбора). И сложно'е взаимодействие этих тенденций рождает глубину общей перспективы картины.
По Бергсону, механизация живого острапяет предмет изображения, создавая необходимые предпосылки для смеха. «Комедия может начаться только там, где личность другого человека перестает нас трогать» 2. Будучи прило-жимой к Гоголю, эта идея близка к концепции Розанова, поскольку решающим в последней является именно остра-ние Гоголем высокого человеческого переживания. Остранение же ведет к такому читательскому состоянию, при котором отсутствуют вживание, вчувствование —· словом, сопереживание персонажам.
Между тем у Гоголя это только одна сторона картины мира. Как правило, аспект механичности не исключает у него внутренней мотивированности, а нередко — и преобразования интерпретации в позитивном смысле. Это значит, что, воспринимая изображенное как нечто внешнее и остраненное, мы в то же время сознаем, что тут «дело идет о жизни человека» (используя вновь фразу Городничего), что «человеческое слышится везде». Восприятие гоголевского комизма — это род свободного и постоянного балансирования между остранением и вживанием, между чисто созерцательным состоянием и сочувствием, иначе говоря, между отношением к персонажу как объекту («Он») и отношением как субъекту («Я», «Мы»). Видеть только первую сторону такая же ошибка, как видеть только вторую, ибо творчество Гоголя составлено тончайшим сопроникновением обеих сторон. Противоречивая, меняющаяся природа гоголевского смеха («смех сквозь слезы», «сначала смешно, потом грустно») определяется этим сопроникновением.
В. Розанов, мы знаем, недоумевал: разве уже для Го-
1 Анатолий Эфрос говорит в связи с этим о драматизации,
об «ошинеливании» «Женитьбы»: «Не надо „оводевиливать" «Же
нитьбу», надо ее «ошинелить» (Эфрос Анатолий. Репетиция —
любовь моя. М., Искусство», 1975, с. 267).
2 Бергсон А. Смех. — В кн.: Бергсон А. Собр. соч. т. 5.
СПб., 1914, с. 169, '
405



^ УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН

голя «исчезли великие моменты смерти и рождения»? И. Анненский, в духе концепции Розанова, писал, что у, Гоголя есть просто «люди-брови», «оставляющие в нас такое чувство, что больше ведь ничего для человека и не надо» '. Но как раз «люди-брови» — имеется в виду, прокурор из «Мертвых душ» — ярче всего и свидетель-* ствует об обратном.
Ведь именно по поводу прокурора, то есть одного из самых ничтожнейших обитателей созданного им художественного мира, Гоголь торжественно-печально говорил 3 «...Появленье смерти так же было страшно в малом, как страшно оно и в великом человеке...» Ведь именно этот персонаж с особой остротой проявил и в определенном смысле завершил давний мотив гоголевского творчестваа страшный контраст исчезновения индивидуально-живого на фоне непрерывно движущегося, неостановимого потока жизни.
Словом, увидеть многообразие во внешней механично·-сти, тонкость движений в резкой определенности, иначе говоря, человеческую полноту в ее комическом, гротеск-^ ном преломлении — так, вероятно, можно было бы опре* делить задачу сегодняшнего прочтения Гоголя.
1966—1976, 1987
Агин А. А. — 300. Азбукин В. Н. — 337. Айзеншток И. Я. — 190. Аксаков С. Т. —173, 174, 383, Алексеев М. П. — 180. Амфитеатров А. В. — 20. Анакреон — 390. Андерсен X. — 297. Андреев Н. П. — 51, 52. Андросов В. П.— 182. Анненков П. В. — 181, 288, 383.
384.
Анненский И. Ф. — 82, 406. Апулей — 332. Ариосто Л. — 322, 342. Аристотель — 223. Аристофан — 197, 198, 209, 210,
229, 248.
Арним Л.-А. — 72, 112, 297, 373. Ауэрбах Э. — 357, 363. Афанасьев А. К. — 112, 113, 123, Афанасьев А. Н. — 41,
Белый Андрей — 38—42, 45—47, 49, 124, 151, 156, 157, 228, 268, 269, 301, 305, 401.
Бергсон А. — 402, 405.
Блок А. А. — 293.
Богатырев П. Г. — 259.
Бомарше П.-О, — 208, 223,
Боргези — 6.
Ботникова А. Б. — 61.
Бочаров С. Г. — 64, 92, 114, 351,
Брандес Г. — 394.
Брехт Б. — 254.
Брюллов К. П.— 80, 184, 186, 199, 200, 213, 234.
Брюсов В. Я. — 401.
Брянский Я. Г. — 181.
Бузескул В. П. — 276.
Булгарин Ф. В.— 121, 122, 42. 335, 337, 340, 387.
Бухарев А. М. — 361.
Бюхнер Г. — 252, 253,
Бялый Г. Б. - 372.


1 Анненский И. Эстетика «Мертвых душ» и ее наследье.—» •Аполлон, 1911, № 8, с. 53. См. также; Анненский Иннокентий« Книги отражений, М., Наука, 1979, с, 228,
Байрон Д.-Н.-Г. —159, 353,
Бакунин М. А. — 66.
Бальзак О. де — 384.
Бахтин М. М. — 5, 7, 9—13, 17, 18, 23, 24, 26, 59, 81, 95, 154, 331 332
Бегичев Д. Н. — 368, 369.
Белинский В. Г. — 26, 27, 53, 67, 119, 132-134, 140, 166, 170, 172, 182, 205, 209, 227, 257, 274, 301, 307, 322, 334, 356, 362, 383, 386, 387, 390-391, 399, 400, 402,
Велес де Гевара Л. — 390. Вельтман А. Ф. —189, 192, 203. Венгеров С. А.— 267, 268, 274, Веневитинов Д. В. — 59, 67. Вергилий — 354, 390. Вересаев В. В. -= 118, Вернер 3. — 53, Веселовский А. Н. — 354, 362. Винкельман И.-И. — 366. Виноградов В. В. — 3, 80, 87, 89, Вишневская И. Л. — 245. Войтоловская Э. Л. — 190, Волконский Г, П, ^ 99,

407

Боровский А. К. — 127, 202,228,
301.
Вулышус X. — 355. Вяземский П. А. — 182, 202, 230,
242, 354,
Галлам Г. —187,
Ге С. — 384.
Гегель Г.-В.-Ф. - 187, 297,
Гераклит — 23.
Герцен А. И. -197, 290, 300,
354, 358, 359·, 379. Гете И.-В. — 5, 7, 278. Гиппиус В. В.— 25, 169, 193,
222, 228, 293, 321, 336, 343,
344, 372.
Гоголь В. А. — 10. Голдсмит О. —19. Гольденвейзер А. В. — 320. Гомер —322, 353, 355, 356, 390, Гончаров С. А. — 342. Горлин М. — 66, 105, 393, Горький М. —197, 254. Гофман Э.-Т.-А. — 22, 23, 55—
62, -66, 67, 71, 72, 76—81,
84, 89, 92, 94, 95, 102, 104,
105, 112, 127, 128, 244, 291,
292, 367, 373, 374, 384, 393,
395.
Гранвиль — 300. Грей Т. —128. Греч Н. И. - 142. Гриб В. Р. — 242, 308. Грибоедов А. С. —142, 180, 182,
195, 247, 248. Григорьев А. А.— 169 175, 224,
349 393
Григорьев П. И. — 181, 182, Грильпарцер Ф. — 53. Гроссман Л. П. — 320. Гуковский Г. А.— 34, 35, 104,
105, 120, 158, 164, 165, 172, 192, 193, 218, 229, 235, 247, Гуревич А. Я.— 38. Гутенберг И. —119, Гюго В. — 384,
Давид Ж.-Л. — 368. Даль В. И. — 277, 300. Данилевский А. С. ·=» 5, 158, 159, Данилевский Р. Ю. — 50, Данилов С. С. — 250. Данилова И, Е, — 236,
Данте А. - 353-359, 361-365, , Дауенхауэр А. — 50. Дершау (Або) Ф. К. — 270. Де Санктис Ф. — 357, 358, 361, Десницкий В. А. — 121, Дефо Д. — 347. Диккенс Ч. — 392. Дилакторская О. Г. — 96. Достоевский Ф. М. — 59, 66, 94,
100, 320, 392, 400, 401, Дружинин А. В. — 169, Дюма А. — 384. Дюр Н. О. - 218, 221,
Евклид — 65. Егоров И. В. — 342. Екатерина II —19. Елистратова А. А.— 281, 288,
349 Ермилов В. В. — 218, 228,
Жанен Ж. - 384,
Жан-Поль Рихтер —56, 102, 125,
380.
Жуй В.-Ж. — 333. Жуковский В. А.— 27, 113, 178,
280,
Загоскин М. Н. —220, 335, 383, Замотин И. И. — 80,
Ибсен Г. - 254. Иванов В. И. — 198, 199, Игнатов С. А. — 61, 395. Изабэ Ж.-Б. — 368. Измайлов А. Е. — 121, 122, Измайлов Л. Д. — 248. Ильинский И. В. — 240,
Казак В. —135.
Кант И. — 187.
Капнист В. В.— 189, 194, 231,
379, 381.
Карамзин Н. М. — 144. Карл V — 373. Кафка Ф. - 129. Квитка-Основьяненко Г, Ф. —
189, 190, 204, 216,
Кирша Данилов —132.
Клейст Г.— 83, 84, 252,
253.
Княжнин Я. Б. — 194. Ковалевский П. М. — 214. Кологривова П. Ю. — 248. Колыпмидт В. — 373. . Комаров Матвей — 347. Комарович В. Л. — 222. Кони Ф. А. — 182. Косяровский П. П. — 189. Котляревский И. П. — 134. Котляревский Н. С. — 71, 202,
228.
Кронеберг И, Я. — 223. Крылов И. А. — 155. Кульчицкий А. Я. — 37. Курциус Е.-Р. — 23. Кутузов М. И. — 144, 283. Кюхельбекер В, К, —103, 364,
Лансон Г. — 253. Лафайет М.-Ж. — 392. Лафатер И.-К. —130. Левин Ю. Д. — 364. Ленский Д. Т. — 218. Лермонтов М. Ю. —182, 351,
356.
Лесаж А.-Р. — 222, 333, 334. Лессинг Г.-Э. — 122. Лихачев Д. С. — 236. Лопе де Вега К.-Ф. — 242. Лотмаы Ю. М. — 19, 45—47,
Макшеев А. И. — 190, 191. Мандельштам О. Э. — 355. Маркевич Н. А. — 25, 42. Марков К. И. — 360. Марлинский (Бестужев) А. А.—
164, 334.
Мацкин А. П. — 226. Машинский С. О. — 302. Мейерхольд В. Э. — 401. Менандр — 210. Мережковский Д. С. — 289. Мерзляков А. Ф. — 353. Миллер В. Ф. — 6, 10. Мкртчян К. Л. — 106. Мольер —103, 133, 174, 182, 207,
208, 210, 222, 239, 242, 253,
263, 307, 308. Щюльнер А, -= 53.
Набоков В. В. — 122. Надеждин Н. И. — 84, 134, 333—
335, 340.
Найдич Э. Э. — 321. Наполеон I — 336, 385. Нарежный В. Т.— 20, 115, 121,
122 Некрасов Н. А.— 37, 52, 378,
388. Немировлч-Данченко В. И. —
182—184, 240. Николаев Д. П. — 362. Ницше Ф. — 8, 9, 15.
Одоевский В. Ф. — 62, 67, 91,
92, 102, 197, 293, 367. Озеров В. А. — 142. Окен Л. —187. Орлов А. А. — 142.
Панаева (Головачева) А. Я. —. 181.
Перетц В. Н. — 133, 140.
Пессиж Ч.-Е. — 80, 89.
Петров Н. И. — 18, 51, 134.
Пиндар — 390.
Пинский Л. Е. — 137.
Платон — 138.
Платонов А. П. — 197.
Плетнев П. А.— 178, 270, 307, 324, 339.
Поздпеев А. А. — 191.
Погодин М. П.— 50, 163—165, 177, 193, 320, 334, 363, 379.
Погорельский (Перовский)
А. А. — 60, 61, 90, 102.
Полевой Н. А. — 66, 334.
Полякова Е. И. — 65.
Померанцева Э. В. — 78.
Поспелов Г. Н. — 69, 70, 205
Потебня А. А. — 289, 290.
Прокопович Н. Я. — 266.
Пропп В. Я. — 78, 114.
Птолемей — 62.
Пушкин А. С.— 19, 30, 31, 37, 62—66, 72, 89—91, 96, 102, 139, 142, 144, 159, 168, 169, 180, 182, 197, 216, 223, 247, 252, 253, 263, 264, 275, 293, 320, 334—336, 342, 348,350— 353, 363, 401,

2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.