.RU

ПРОБЛЕМА ПЕРВОНАЧАЛА В ФИЛОСОФИИ И ФИЗИКЕ А.Н. Спасков


Проблема первоначала - это скорее предмет веры, чем знания, а постановка этой проблемы собственно и является началом философии и науки. По сути, поиск первоначала - это научная программа, намеченная еще древнегреческими философами, определяющая ход развития фундаментальной науки, и не реализованная до сих пор.
Следует подчеркнуть, что физика - это наука о фундаментальных закономерностях материального мира. Этим самым мы ограничиваем область компетенции физики, хотя и понимаем, что сама она нуждается в метафизических основаниях, но, предоставляя философии решать основной вопрос о соотношении материального и идеального начал. Кроме того, еще Аристотель наряду с материальной причиной мира указывал также на формальную, действующую и целевую причины.
Долгое время господствовало мнение, что в иерархии наук о природе физика занимает самое фундаментальное место. Но сейчас становится все более ясным, что жизнь и сознание невозможно редуцировать к физическим началам и для полной картины мира необходимо ввести новые, нефизические сущности. Как писал Честертон Г.: «Мы познали Истину, и оказалось, что она не имеет физического смысла».
Но мы все же ограничимся физическими сущностями, учитывая при этом, что сама физика нуждается в метафизическом обосновании. Кажется, что именно сейчас физика достигла своих фундаментальных оснований. Многие физики говорят об окончательной теории или теории Всего Сущего, и тому есть веские причины.
Конечно же, «теория Всего Сущего» - слишком амбициозное название. По нашему мнению было бы правильнее назвать ее «единой теорией всех физических сущностей». По сути, речь идет о создании самодостаточной физической картины мира.
Следуя традиции древних философов, мы хотели бы ограничиться тремя проблемами, которые составляют целостное представление о физических первоначалах. Это - вопрос о том, из чего все состоит (вопрос о едином субстрате). Вопрос о том, как из единого субстрата образуется все многообразие вещей (т.е. формальная причина структурного разнообразия или системообразующий принцип). И третий вопрос - о том, благодаря чему или под действием чего происходит движение и изменение (т.е. активная, действующая причина, или субстанциальное начало). Помимо этих трех проблем следовало бы назвать еще одну, которая сейчас вновь возрождается и проникает в физическую науку. А именно - целевую причину, или телеологическое начало.
По современным представлениям материя имеет три формы существования - вещество, поле и физический вакуум. Мы не знаем, являются ли эти формы проявлением некоего более фундаментального субстрата, либо, как считают некоторые, физический вакуум как раз и является тем фундаментальным субстратом, из которого порождаются вещество и поле. Манеев А.К., например, относит мегавакуум к наиболее глубинному субстратному уровню организации материи. Но сам по себе этот уровень вторичен и возникает из предельно глубинной субстанциальной формации. Непонятно, однако, возникает ли он из субстанциальной формации, благодаря ее неуничтожимой активности. Тогда и в самой субстанции должен быть некий субстратный уровень, что нелепо. Скорее всего, субстанция - это чисто активное начало, благодаря которому из ничего, что соответствует абсолютной пустоте или идеальному вакууму, порождается все многообразие первичных материальных форм (флуктуируют поля, постоянно возникают и исчезают виртуальные частицы), что соответствует физическому вакууму. Таким образом, субстанция - это вечная, бесконечная и неделимая сущность, источник всех форм существования и движения материи.
В какой-то мере, схема структурных уровней, предложенная Манеевым А.К., напоминает представление Плотина об иерархии уровней реальности, как эманации единого божественного начала. Это - пантеистическое представление безликого бога, который растворяется во всей природе.
С другой стороны, субстанция - это принципиально ненаблюдаемый уровень реальности. Нельзя даже сказать, что это физическая реальность, под которой традиционно понимается то, что воздействует на наши чувства или взаимодействует с приборами. Но нельзя также сказать, что это - реальность мира ноуменов, так как ее понимали реалисты и которую можно познать лишь умозрительно. Скорее всего, для адекватного описания этой реальности следует ввести расширенное физическое толкование. А именно, субстанция - это реальность, воздействующая на субстратный уровень материи, но непосредственно недоступная никаким физическим измерениям и наблюдениям.
В общем-то, с этим уровнем материального мира физика впервые столкнулась при создании квантовой механики, которая радикально изменила наши представления об объективной реальности и о роли физического измерения.
С одной стороны, в схему описания квантового объекта обязательно входит макроскопический прибор, а значит, и наблюдатель. Следовательно, мы не можем эмпирически познать квантовый мир, как объективную реальность, не зависящую от наблюдателя. С другой стороны, мы не можем взаимодействовать с субстанциальным уровнем материи, и, следовательно, он для нас принципиально ненаблюдаем. Но субстанция все же должна воздействовать, согласно гипотезе Манеева А.К., на мегавакуум, порождая через него все многообразие субстратных и реляционных форм, и являясь вечно активным источником всякого движения.
Исходя из этих соображений, нам представляется, что для построения теории микромира недостаточно квантовой механики, т.к. она включает в схему описания только взаимодействие макро - и микромира. Необходимо еще построить теорию взаимодействия микромира и субстанции. Конечно, это очень трудная задача, т.к. здесь приходится действовать чисто умозрительным путем. Но именно на такой путь и вступила современная теоретическая физика при описании планковских масштабов и построении космологических моделей.
Для нынешнего этапа развития физики характерно обсуждение множества гипотез и конкурирующих парадигм. Все они предлагают радикальное изменение наших представлений о реальности в микромире. Характерной чертой этих теорий, таких, например, как теория суперструн или теория петлевой квантовой гравитации, является эмпирическая невесомость, т.е. принципиальная ненаблюдаемость непосредственных эффектов. Теоретическая физика становится похожей на математику, а математические формы и соотношения, которые изобретает математик, выражают собой некие идеальные сущности и архетипы, лежащие в основании физической реальности. Это древнее воззрение философии Пифагора - Платона соответствует неопифагорейскому подходу в современной теоретической физике.
Однако одной математики явно недостаточно. Сама современная математика нуждается в метатеоретическом обосновании, а для успешного развития физики необходимы глубокие философские идеи и метафизическое обоснование. Современный физик-теоретик уподобляется древнегреческим натурфилософам, пришедшим к идее атома чисто умозрительным путем, а это предполагает изменение методологии познания, отличной от классического эмпиризма и рационализма Нового времени.
Следуя идеалистической традиции, мы понимаем под физической реальностью не только фундаментальную реальность, данную нам эмпирически, но и некоторую фундаментальную реальность, данную нам в мысли. Эта ментальная, умопостигаемая реальность является уже, собственно говоря, областью метафизики.
Глубочайший кризис современной теоретической физики, сравним с кризисом конца XIX начала XX веков. Можно отметить, однако, что современная ситуация, хотя и подобна, но и существенно отличается от предыдущей. Это следует из того, что современная теоретическая физика выходит далеко за границы эмпирического познания и принимает форму, сравнимую по уровню абстрактности с математикой и имеющую все более опосредованную связь с эмпирическим содержанием.
Это не является, однако, поводом для чрезмерной драматизации ситуации и критики современной теоретической физики, которая, по мнению Акулова В.Л. «вышла сегодня на такой уровень абстракции, что совершенно потеряла связь с реальностью. Категории, которыми она оперирует, сплошь и рядом не имеют физического смысла, представляя собой чисто математические конструкции». Эта ситуация говорит, по нашему мнению, скорее о возрастании роли математических гипотез и моделей и о «чрезвычайной эффективности математики» в теоретической физике, о чем говорили многие выдающиеся физики XX века.
Математические истины имеют внеэмпирическое происхождение и весьма косвенную связь с чувственным опытом. Однако для того, чтобы математическая абстракция стала физическим понятием, нужно проделать определенную интеллектуальную работу по приданию математическим понятиям физического смысла и по физической интерпретации математических соотношений. И вот на этом этапе как раз и важна роль философии.
Конечно, на этом пути возникает много новых методологических и гносеологических проблем. Например, сейчас специалисты насчитывают до 30-ти и более различных интерпретаций квантовой механики. В основе каждой из них лежат определенные философские принципы и вера. Например, господствующая сейчас копенгагенская интерпретация Н. Бора основана на вере в то, что квантовые объекты обладают реальностью лишь в момент физического измерения. Интерпретация Х. Эверетта основана на вере в реальное существование множества квантовых состояний одной частицы и следующую отсюда множественность миров в Мультиверсе. А. Эйнштейн вообще не признавал квантовую механику в качестве законченной теории, основываясь на вере в то, что «Бог не играет в кости».
По нашему мнению, для решения проблем физики элементарных частиц необходимо переосмыслить саму идею элементарного и сложного, целого и части. Мы полагаем, что существует параллелизм математики и физики, исходя из которого, при построении теории элементарных частиц следует использовать конструктивный подход и придерживаться метода генетического выведения сложного из простого.
Первичная фундаментальная структура должна постулироваться независимо от каких- либо известных физических законов и представлений. Другими словами, мы должны выбрать некоторое исходное ядро фундаментальных принципов и представлений, не редуцируемое далее ни к чему более фундаментальному. Это - своего рода «символ веры» будущей окончательной физической теории. Но при такой явной независимости и определенной свободе выбора должна сохраняться все же неявная зависимость, которая заключается в соответствии выводимых следствий известным принципам и представлениям.
Исходя из этих представлений, можно наметить в общих чертах программу построения фундаментальной физической теории. В качестве основного философско- методологического принципа предлагается генетический метод выведения понятий и принципов. Этот метод включает в себя диалектический принцип восхождения от абстрактного к конкретному, а также закон взаимного перехода количественных изменений в качественные.
Такое генетическое построение физической теории существенно отличается от дедуктивного метода. Это отличие заключается в том, что дедукция, или выведение следствий из первичной системы аксиом, дает знание, которое принципиально не отличается от априорного и неявно содержится в исходной системе. Между тем, генезис означает получение принципиально нового знания, что эквивалентно получению новых сущностей, которые не содержались в исходной системе понятий.
Такой конструктивный подход, по убеждению автора, отражает общую тенденцию современной науки, в которую все больше проникают эволюционные идеи. Поэтому окончательная теория, по самой своей сути, призвана воспроизвести те эволюционные процессы, начиная с Большого Взрыва, которые привели к становлению физической реальности. Отсюда следует, что и форма построения такой теории должна включать в себя принципы развития.
Таким образом, в первом приближении можно предположить, что в основании всех физических явлений и процессов лежат две истинно фундаментальные сущности. Это субстанция - источник всех движений и мегавакуум - материальный субстрат и источник всех физических свойств. Эти сущности принципиально ненаблюдаемы и недоступны никаким физическим измерениям, но об их существовании мы можем догадываться по наблюдаемым проявлениям и теоретическим следствиям исходной гипотезы.
Что касается формальной причины или системообразующего принципа, то это идеальное первоначало или, другими словами, метафизический принцип, на основании которого происходит формирование физической реальности под воздействием субстанции. По сути - это ментальная реальность, проникая в которую с помощью ума, человек способен познать «замысел Бога».
К идеальному первоначалу следует отнести, по нашему мнению, и телеологическую причину или принцип целесообразности. В наибольшей степени этому принципу соответствует широко дискутируемый в современной научной литературе антропный принцип.
Таким образом, мы приходим к самодостаточной логической схеме, включающей два материальных и два идеальных первоначала. Используя эту схему в качестве исходного метафизического принципа, можно сформулировать и реализовать в конечном итоге программу построения «единой теории всех физических сущностей».
Работа подготовлена при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований, договор № Г11Р-022 от 15.04.2011 г.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.