.RU

IV. Лигуры: Экспансия италиков не имела прямого воздействия на племена, которые


Экспансия италиков не имела прямого воздействия на племена, которые римляне собирательно называли «лигурами». Последние населяли гористую северо-западную часть Италии между рекой Арно и Сен-Бернарскими перевалами. В течение всего железного века и вплоть до римских времен в этом удаленном и изолированном регионе происходило немного изменений. Здесь прочно удерживались примитивные, доисторические традиции, о чем можно судить по более чем пятидесяти статуарным стелам, найденным в области Луниджана, к востоку и северо-востоку от Ла- Специа[1623]. Эти каменные плиты напоминают стелы из других мест Италии и Европы, включая Корсику и юг Францию, и принадлежат к той же самой культурной традиции, что и наскальная живопись Приморских Альп и [альпийской долины] Вал-Камоника. На передней части явно антропоморфных луниджанских стел, чья высота варьируется от 50 см до более чем 2 м, вырезаны схематические образы. Они изображают женские, но чаще мужские фигуры, последние — с оружием (топоры, кинжалы, иногда дротики). Назначение стел неясно: предлагались погребальные, религиозные и иные объяснения. Различают три типа стел, соответственно из районов Понтевеккьо, Мальграте и Реусы в долине реки Матра; но вопрос о том, изготовлены ли хотя бы некоторые из этих памятников историческими лигурами, остается без ответа[1624]. Девять выстроенных в линию стел в Понтевеккьо кажутся древнее железного века; но на некоторых плитах из Филетго (близ Мальграте) изображено оружие, типичное для VH—VI вв. до н. э., и даже вырезано несколько этрусских букв.
В сущности, о лигурах известно очень мало. Утверждение Плутарха [Марий. 19.6), что сами себя они называли «амбронами», вряд ли означает их связь с умбрами. Не сведущие о своих собственных корнях (Катон. 31Р), сами они на такое родство не претендовали. Согласно классическим писателям, на своей исторической родине они проживали с незапамятных времен и первоначально занимали гораздо более обширный ареал, включавший Корсику, юг Франции и даже часть Испании (Геродот. 9; Фукидид. VI.2; Псевдо-Скилак. 3; Страбон. IV.203). Маловероятно, чтобы их территория доходила до этих отдаленных мест, но не вызывает сомнений, что они не всегда были заперты на северо-западе Италии. В конце Ш в. до н. э. римляне столкнулись с ними около Плаценции и Мутины. При этом осталось неясным, галлами или всё же лигурами являлись анары (или анамары), с вождя которых в битве при Кластидии в 222 г. до н. э. снял доспехи [spolia opima) Марк Клавдий Марцелл. Кроме того, люди с лигурийскими именами проживали к югу от Плаценции, в Велейе, по крайней мере, еще в 102 г. н. э. [ILS 6675; ср.: ILLRP 517; ILS 6509). Однако представляется весьма сомнительным, чтобы стэны [Stoeni], жившие в районе города Бреша и завоеванные в 117 г. до н. э. Кв. Мар- цием Рексом, являлись настоящими лигурами: этим именем стэны могли быть названы в триумфальных фастах просто за неимением лучшего обозначения [Fasti triumphales — перечень триумфов от основания Рима до правления Августа; опубликованы ок. 12 г. до н. э.; являются частью более крупной надписи — «Капиталийских фаст». — А.37).
И всё же, несмотря на ошибочное книжное использование их имени, вполне вероятно, что племена, называемые «лигурами», столь упрямо боровшиеся с Римом в течение большей части Ш и весь П в. до н. э., происходили от одного общего корня; возможно, древние авторы правы, полагая, что в родстве с лигурами находились коренные жители восточного Прованса (предположительно до города Севенны). Впрочем, достичь здесь какой-то ясности невозможно, поскольку в доримские времена лигуры не имели письменности и, похоже, не оставили никаких очевидных образцов своего языка. Во всяком случае, нельзя сказать с определенностью, является ли надпись на статуарной стеле из Циньяго лигур- ской[1625]. Топонимика той части Италии, которая принадлежала лигурам, не подтверждает гипотезы об индоевропейском характере их языка; их погребальные обряды также не дают оснований для убедительных выводов, поскольку одни из лигуров практиковали ингумацию, другие — кремацию.
Какой бы ни была их этническая принадлежность, лигуры определенно не образовывали единой нации. Они были расколоты на многочисленные и полностью независимые друг от друга племена, и трудно представить, что они всерьез осознавали свое родство: не исключено, что они вообще не имели единого самоназвания.
Среди лигуров лучше всего известны племена апуанов и ингавнов, живших в окрестностях [современных провинций] Ла-Специа и Генуя соответственно, а после них — багиенны, фриниаты, интемелии и статиел- лы, населявшие более северные районы. От большинства других племен, включая тех, что жили к северу от По, сохранились названия, даже истинное произношение которых остается неясным, не говоря уже об этнической идентичности. Доримская археология всех этих племен слишком скудна содержанием, чтобы сказать о них что-то значительное.
Для римлян все лигуры были на одно лицо: невысокие, сухопарые и крепкие люди, превосходные пращники; дикий, хитрый и отчаянно независимый народ, селившийся в пещерах или в жалких лесных лачугах, существовавший за счет охоты и примитивного сельского хозяйства. Эту картину не следует отвергать с ходу. Раскопки поселений и могильников, располагавшихся на вершинах холмов у Бек-Берчасса, Монте-Биньоне, Россильоне и Камайоре, приводят к выводу, что колоритное описание лигурийской бедности, представленное Диодором (V.39), в какой-то степени соответствует исторической действительности.
Однако это обобщение вполне может оказаться ошибочным, если ареалы обитания лигурийских племен подвергнутся более широким археологическим исследованиям. Материал использовавшегося с V до Ш в. до н. э. и открытого очень давно некрополя у Генуи показывает, что здешние лигуры были относительно состоятельными людьми, поскольку имели возможность импортировать позднюю аттическую, италиотскую и этрусско-кампанскую гончарную продукцию.
Позднее эти свидетельства из Генуи нашли замечательное подтверждение. Ведущиеся с 1959 г. раскопки другого и более раннего могильника, расположенного у Кьявари, обнаружили общину, образ жизни которой резко контрастировал с тем, какой обычно приписывают лигурам. Некрополь в Кьявари датируется от конца УШ или от начала VH в. до н. э. Обширный, монументальный и богатый, он был разделен на округлые и прямоугольные отгороженные места, в которые укладывались ларцы из сланца, содержавшие шарообразные урны с прахом, которые имели цилиндрические горлышки. Рядом во множестве находились другие керамические, бронзовые и железные объекты. Темная местная керамика импасто, зачастую грубо и неточно имитирующая этрусские формы, иногда украшена пластическими либо выгравированными фигурами и узорами. Также много керамики, ввезенной по морю либо из Этрурии, либо из Прованса, особенно из фокейской Массалии. Расположенный поблизости медный рудник и наличие месторождений сланца и природного шифера могут объяснить несомненное благосостояние этой общины в КьявариЧ
Обитатели побережья владели прекрасными гаванями (Генуя, Ла-Спе- циа, Савона и др.), были, по общему мнению, хорошими мореходами и смекалистыми торговцами, а их образ жизни настолько отличался от описанного выше, что их можно было бы принять вообще за другой народ. В этой части Италии горы, тянущиеся почти до самого морского побережья, серьезно препятствовали культурному развитию районов, расположенных в глубине страны. Это помогает ответить на вопрос, почему лигуры, жившие вдали от побережья, оставались очень бедными и дикими, хотя, как говорит Диодор, эти варвары отличались благородством.
Часто высказывается предположение, что жившие близ озер Маджо- ре и Комо, к северу и к северо-западу от Милана и практиковавшие кре- [1626] мадию племена голасекковцев и комачинцев, чьи археологические культуры железного века известны по ряду некрополей, имели общее происхождение с лигурами[1627]. Однако для такого этнического родства нет твердых доказательств, а различия в культуре более заметны, чем редкие элементы сходства. Голасекковские поля погребальных урн и отдельные артефакты служат, скорее, признаком центральноевропейского родства. Много позже, в римский период, в регионе Голасекка жил народ, известный под именем лепонтиев, и именно с ним связывают ряд надписей, обнаруженных в окрестностях Орнавассо и исполненных модифицированным этрусским алфавитом[1628]. Эти документы датируются от IV до I в. до н. э., а их язык если и не кельтский, то очень ему близкий; в связи с этим была выдвинута гипотеза, согласно которой лепонтии представляли собой кельтизированных лигуров[1629].
Так или иначе, представляется неоспоримым, что такие смешанные народы окончательно сформировались в дальнем северо-западном углу Италии под непрерывным кельтским нажимом. Неясно, когда именно значительные массы кельтов достигли этого региона; однако процесс своего рода инфильтрации вполне мог начаться с VI в. до н. э. К тому времени, когда римляне во П в. до н. э. достигли Пьемонта, он уже был территорией многих племен, одни из которых являлись лигурийскими, другие — кельтскими, а третьи представляли собой смешение представителей двух первых. Пример испанских кельтиберов доказывает, что кельты были способны к такому слиянию, Страбон к тому же использует слово «келътолигуи» для обозначения населения обсуждаемой области (TV.203). В сущности, оба народа, игравшие здесь главную роль в римские времена, салассы и таврины, вполне могли представлять собой смешанные племена такого рода.
Салассы проживали в долине Вал-д’Аоста, через которую протекает река Дора-Балтеа; почти не вызывает сомнений, что те, кто разрабатывал россыпные месторождения золота в окрестностях Викгумул (Victumulae), в избытке оставили следы своей деятельности для современных археологов, но свидетельства эти еще должны быть найдены. Однако нелегко установить, относились ли салассы к лигурам. Вполне может быть прав Страбон, который утверждает, что по происхождению они были именно лигурами (IV.205), поскольку трудно не заметить их определенного родства с почти одноименными с алиями [ИбсХие^] (или саллувиями), жившими во внутренних, примыкающих к крупному порту Массалии землях и являвшихся почти соседями и родственниками оксибиев и декиетов, которых античные авторы постоянно называют «лигурами» (Ливий. Периоха книги. XLVII; Страбон. IV.203; Плиний. Естественная история. Ш.47). Но даже если салассы изначально были лшурийским народом, они не могли не подвергнуться значительному смешению с кельтами: Эпоредия, одно из главных поселений и ключ ко всей их территории, носит явно кельтское имя; Страбон, вероятно, прав, когда применительно к римским временам явно не причисляет салассов к народу лигуров (Страбон. IV.204, 208; V.211).
Непосредственно южнее салассов жили таврины, в честь которых получил свое имя Турин (Турин возник в 27 г. до н. э. как римская колония под именем Castra Taurinomm\ позже переименован в Julia Avgusta Taurino- rum. —A.3.). И Страбон (IV.204), и Плиний (Естественная история. Ш.123) рассматривают этот народ как лигурийский, но Полибий не говорит об этом однозначно: если в одном из пассажей подразумевается, что таврины, уверенно отождествляемые с его, Полибия, таврисками, не являлись кельтами, то в другом месте он, похоже, исходит из обратного[1630]. Отсюда вполне вероятно, что таврины, как и салассы, представляли собой смешанный народ, да и Тит Ливий в одном месте (XXI.38.5) называет их «полугаллами» — semigalli Первый элемент их имени носит отчетливо кельтский характер. Этнические и племенные контуры региона остаются туманными вплоть до римских времен.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.