.RU

Сценарий до тех пор, пока по нему не снимут фильм, если это когда-нибудь случится. Поскольку Мартин и Мари Эллен пригласили меня в Индию, они в какой-то мере положили начало роману «Сын цирка» - 54


— Это не он, — сказал доктор мальчику-посыльному, однако тот продолжал звенеть колокольчиками. — Это не тот человек, идиот! — заорал доктор.
Мальчишка вовсе не был идиотом — он не уходил без чаевых. Только получив деньги, он осторожно отошел, все еще позванивая колокольчиками, что вызвало у Фарука приступ ярости.
— Мы уезжаем сейчас же, — коротко бросил он.
— Уезжаем куда? — спросила его Мадху.
— В цирк? — задал вопрос Ганеша.
— Нет, пока не в цирк, просто уезжаем в какое-нибудь другое место, — проинформировал детей Фа-рук.
— А разве нам здесь плохо'' — спросил миссионер.
— Слишком хорошо, — произнес Дарувалла.
— В конце концов поездка по Бомбею мне только полезна. Все вы хорошо знаете город. Может быть, не откажетесь показать мне что-нибудь. Может, посмотрим парки? Мне также нравятся базары, — изложил свою позицию будущий священник.
Фарук знал, что таскать двойника актера Дхара по общественным местам не лучшая затея. Доктору пришло в голову, что он сможет отвезти их всех в клуб Дакуорт на ленч. Наверняка они не столкнутся с Инспектором Дхаром в отеле «Тадж Махал», поскольку Джон сейчас репетирует с детективом Пателом в отеле «Оберой». Значит, они также не столкнутся с ним и в клубе Дакуорт. Что же касается вероятности встречи с Рахулом, то она вовсе не страшила доктора, наоборот, он хотел бы еще раз взглянуть на миссис Догар новыми глазами, не сделав ничего, что могло бы вызвать у нее подозрения. Однако ехать на ленч в клуб еще слишком рано. Кстати, следует предварительно заказать места, учитывая характер мистера Сетны.
Снова занимая места в машине марки «Амбассадор», доктор распорядился, чтобы Вайнод отвез их в библиотеку Азиатского общества, находившуюся напротив Хорниман-секл. Это место, настоящий оазис в городе, не походил ни на клуб Дакуорт, ни на миссию Святого Игнатия, и доктор надеялся на то, что с близнецом Дхара там не случатся никакие неожиданности. Фарук будучи читателем библиотеки Азиатского общества, часто дремал в ее прохладных читальных залах с высокими потолками. Огромнейшие статуи литературных гениев едва ли замечали, как писатель-сценарист поднимался и спускался по величественной лестнице библиотеки.
— Я повезу вас в самую большую библиотеку Бомбея. Там почти миллион книг! Почти столько же любителей чтения! — сказал Фарук миссионеру.
Вайноду он дал задание возить детей по кругу и предупредил карлика, чтобы он не разрешал детям выходить из машины. Вайноду не пришлось стараться. Его пассажирам пришлась по душе езда в автомобиле, когда, не обнаруживая себя, можно путешествовать по городу и тайно осматривать мир за окном. Мадху и Ганеша не ездили в такси. Сейчас они пристально разглядывали каждого пешехода, а сами будто оставались невидимыми, словно убогий «Амбассадор» карлика был оборудован матовыми стеклами, через которые невозможно заглянуть внутрь Быть может, спрашивал себя доктор, так они чувствовали безопасность, ездя с Ваннодом. Ведь никогда прежде они ее не чувствовали.
На краткий миг доктор увидел лица детей, отъезжающих в автомобиле, — они казались испуганными. Чего они боялись? Разумеется, их не страшило то, что они остались одни с карликом, поскольку дети его не боялись. Нет, на их лицах Фарук прочел иное беспокойство: как бы тот цирк, куда их должны отвезти, не стал просто мечтой и они никогда не уедут из Бомбея.
«Бегство из штата Махараштра, — внезапно пронеслось у него в голове название новой картины. — Это лучше, чем „Рулетка с лимузинами“, а, может быть, и нет».
— Мне очень нравятся библиофилы, — сказал миссионер, когда они поднимались по лестнице.
Впервые Дарувалла осознал, насколько громогласен будущий священник. Этот фанатик говорит слишком громко для библиотеки.
— Здесь больше чем восемьсот тысяч книг, в том числе десять тысяч манускриптов! — прошептал он.
— Я рад, что на краткое время мы остались одни, — произнес миссионер и металлическая отделка лоджии задрожала.
— Тссс! — прошипел доктор.
Сверху на них недовольно взирали мраморные статуи, а восемьдесят или девяносто служащих библиотеки, уставились на них с такими же недовольными лицами. Дарувалла уже понял, что вскоре один из читателей в тапочках, просматривающий пыльные сокровища библиотеки Азиатского общества, сделает замечание фанатику. Чтобы избежать такой конфронтации, Фарук затащил миссионера в читальный зал. Там никого не было.
Потолочный вентилятор задевал своими лопастями за веревочку для включения этого устройства с негромким шумом и только он тревожил спокойствие неподвижного воздуха. Пыльные книги стояли рядами на полках из резного дерева. Пронумерованные таблички манускриптов прислонялись к полкам. Широкие стулья с, кожаными сиденьями окружали овальный стол, на котором лежали карандаши и стопки бумаги для заметок. Только один из стульев оказался на колесиках, однако он не двигался, поскольку из четырех колесиков в наличии имелось лишь три. Недостающее выполняло роль грузила, которое сверху прижимало стопку бумаг для записи.
Американский фанатик, очевидно, под воздействием свойственной гражданам его страны привычки чувствовать себя везде свободно, сразу же занялся починкой поломанного стула. Имелось по крайней мере еще десяток стульев, на которые доктор и миссионер могли бы сесть. Дарувалла подозревал, что к стулу с отломанным колесиком никто не прикасался по крайней мере лет десять или двадцать. Быть может, его частично поломали в ознаменование независимости Индии, а это было более 40 лет назад! И вот появляется дурак, решивший его исправить. Интересно, есть ли в городе такое место, куда бы он мог взять с собой этого идиота? До того как Дарувалла остановил фанатика.
Миллс уже поднял стул и с шумом водрузил его на овальный стол.
— Давайте, давайте! Вы должны мне все рассказать. Я просто умираю от желания услышать историю вашего обращения в христианство. Разумеется, отец-ректор уже рассказал мне об этом, — призывал его миссионер.
Фарук предположил, что это было. Несомненно, отец Джулиан изобразил его как ошибающегося, ненастоящего верующего, перешедшего в христианство. Фарук не уловил, как в руках миссионера оказался вдруг нож! Один из швейцарских военных раскладных ножей, с многочисленными приспособлениями, которые так нравились Дхару… Чем-то напоминавшим дыропробивное устройство иезуит долбил ножку стула, и кусочки дерева падали на стол.
— Нужно только сделать новую дырку для завинчивания. Невероятно, почему никому в голову не пришло, как это сделать! — воскликнул Мартин.
— Наверное, люди просто садились на другие стулья, — уклонился от оценки Дарувалла.
Пока будущий священник сражался с ножкой стула, непослушное маленькое устройство на ноже внезапно закрылось, ровно срезав кожу с его указательного пальца. Стопка бумаг для заметок покрылась капельками крови.
— Ну, посмотрите, теперь вы себя обрезали, — упрекнул его доктор.
— Ничего особенного, — откликнулся фанатик, однако было ясно, что стул начинал выводить из себя Божьего человека. — Мне не терпится услышать вашу историю. Начинайте. Я знаю, как все произошло… Вы находились в Гоа, не так ли? Вы только что посетили священные останки нашего Франциска Ксавьера… то, что от него осталось. Вы легли спать, размышляя о том паломнике, который откусил палец Святого Франциска…
— Я лег спать, ни о чем не думая! — повысил голос Фарук.
— Тссс! Это библиотека! — любезно напомнил миссионер доктору Дарувалле.
— Я знаю, что это библиотека! — воскликнул доктор и тут обнаружил, что они не одни.
Не замеченный ими вначале, но теперь выкатившийся из кучи манускриптов пожилой человек спал до этого в угловом кресле. Еще одно кресло на колесиках! Недовольный наездник, которого пробудили от интеллектуального сна, носил жакет в стиле Джавахарлала Неру. И жакет, и руки пожилого читателя были серыми от полиграфической краски.
— Тссс! — просвистел он, после чего снова покатился на колесиках в свой угол.
— Может, поищем другое место для обсуждения моего обращения в христианство? — прошептал Фарук.
— Я ремонтирую этот стул, — ответил иезуит. Проливая капли крови на стул, на стол и на стопку бумаг, Миллс втискивал непослушное колесико в заготовленную дырочку. Используя другое ужасное приспособление на ноже, напоминавшее короткую отвертку, он пытался прикрутить колесико к стулу.
— Итак, вы легли спать… Ваше сознание было абсолютно ничем не занято, как вы мне говорите. А что случилось после этого? — спросил Миллс.
— Мне снилось, что я — это труп Святого Франциска, — начал Фарук.
— Сны о теле очень распространенные, — прошептал фанатик.
— Тссс! — прошипел старик в жакете «а ля Неру» из своего угла.
— Мне снилось, что сумасшедшая паломница откусывает мой палец! — прошептал Фарук.
— Вы это чувствовали?
— Разумеется, я чувствовал это! — огрызнулся доктор.
— Но трупы не чувствуют ничего, не так ли? Хорошо, вы почувствовали укус и потом?
— Когда я проснулся, мой палец болел. Я не мог стать на ногу, не мог даже ходить! На нем оказались следы укуса. Имейте в виду, там не было оторванной кожи, но виднелись следы настоящих зубов! Отметины были совершенно реальными! — настаивал Фарук.
— Разумеется, они были реальными. Что-то реальное вас укусило, — произнес миссионер. — Но что это могло быть? — поинтересовался он.
— Я находился на балконе, то есть был достаточно высоко в воздухе! — одернул его Фарук.
— Попытайтесь успокоиться. Вы говорите, что к этому балкону совершенно нельзя было подобраться, — тихо спросил миссионер.
— Только через закрытые на ключ двери там, где спали мои дети и жена, — начал Фарук.
— А, дети! Сколько им было лет! — воскликнул Мартин Миллс.
— Меня не кусали собственные дети, — прошипел Фарук.
— Но дети действительно время от времени кусают, чтобы пошалить. Я слышал, у них есть настоящий «кусающий возраст», когда они особенно к этому предрасположены, — ответил миссионер.
— Предполагаю, моя жена также могла оказаться голодной, — с сарказмом произнес Фарук.
— Возле балкона не было деревьев? — спросил Миллс, который терял кровь и исходил потом, трудясь над непослушным стулом.
— А, вижу, откуда дует ветер. Это теория отца Джулиана об обезьяне. Человекообразная обезьяна, пробравшаяся вверх по лианам. Вы об этом думаете? — спросил Дарувалла.
— Дело заключается в том, что вы реально оказались укушенным, не так ли? Люди сильно заблуждаются в чудесах! Чудом оказалось вовсе не то, что кто-то вас укусил. Чудо то, что вы поверили! Чудо — это ваша вера, а не какое-то совершенно обычное существо, вызвавшее эту реакцию, — сказал иезуит.
— Но то, что случилось с моей ногой, вовсе не было чем-то обычным! — воскликнул доктор.
Старый читатель в жакете «а ля Неру» снова выехал на кресле из своего угла.
— Тссс! — зашипел старик.
— Вы пытаетесь читать или пытаетесь заснуть? — заорал доктор на старого джентльмена.
— Пошли отсюда. Вы ему мешаете. Он был здесь раньше нас, — сказал будущий священник Дарувалле. — Посмотрите сюда! — Миссионер обратился к пожилому читателю так, будто тот был ребенком. — Видите этот стул? Я его починил. Хотите посидеть? — спросил иезуит.
Поставив стул на все четыре колесика, миссионер катал его взад и вперед. Джентльмен в жакете с опаской взирал на фанатика.
— Ради Бога, не трогайте его. У него есть свое кресло, — взмолился Фарук.
— Подойдите сюда. Попробуйте этот стул, — требовал миссионер, обращаясь к старому читателю.
— Мне нужно найти телефон, чтобы заказать столик для ленча. Кроме того, нужно еще посидеть с детьми. Наверное, они уже устали, — обратился доктор к фанатику.
К своему ужасу доктор увидел, что Мартин Миллс уставился вверх на потолочный вентилятор. Его внимание привлекла свисавшая веревочка.
— Шум от этой веревочки раздражает, если вы пытаетесь читать, — произнес будущий священник.
Он встал коленями на поверхность овального стола, принявшего его вес с большой неохотой.
— Вы сломаете стол, — предупредил миссионера доктор.
— Стол я не поломаю, я думаю о том, как починить этот вентилятор, — отозвался Мартин Миллс.
Медленно и неуклюже иезуит с колен встал на ноги.
— Я понимаю, о чем вы думаете. Вы — просто сумасшедший! — произнес доктор.
— Не будем об этом. Вы сердитесь из-за своего чуда. Я ведь не пытаюсь его у вас отнять. Я лишь пытаюсь заставить вас увидеть реальное чудо. Оно заключается в том, что вы верите, а вовсе не в том глупом существе, которое заставило вас поверить. Этот укус лишь продвинул ваше обращение в христианство, — сказал миссионер.
— Укус и являлся этим чудом! — воскликнул Дарувалла.
— Нет, нет. В этом вы не правы, — только и успел произнести иезуит перед тем, как стол под ним рухнул. При падении он попытался схватиться за вентилятор, но, к счастью, промахнулся.
У старого джентльмена в жакете, который в момент шумного падения Мартина Миллса осторожно опробовал починенный стул, дрогнули руки и колесико выскочило из только что и с таким трудом пробуренной дырки. Пока старый читатель и иезуит лежали на полу, доктор отбивал атаки разъяренного служащего, который, шаркая своими тапочками, заглянул в читальный зал.
— Мы как раз уходили. Здесь слишком шумно и невозможно сосредоточиться, — сказал ему Дарувалла.
Потный, окровавленный и хромающий миссионер вслед за Фаруком покидал библиотеку под осуждающими взглядами статуй.
— Жизнь имитирует искусство. Жизнь имитирует искусство, — бубнил себе под нос Дарувалла, чтобы успокоиться.
— Что вы там говорите? — спросил Мартин Миллс.
— Тссс! Это же библиотека, — сказал ему доктор.
— Не сердитесь из-за своего чуда, — попросил его фанатик.
— Все это было так давно. Не думаю, что верю сейчас во что-нибудь, — вздохнул доктор.
— Не говорите так! — воскликнул миссионер.
— Тссс! — прошептал Фарук.
— Знаю, знаю: это — библиотека.
Был почти полдень. Выйдя на залитую солнцем улицу, они начали осматриваться вокруг, не замечая припаркованного у обочины такси. Вайноду пришлось подойти к ним и подвести к машине, как слепых. В салоне «Амбассадора» дети плакали, поскольку они решили, что цирк для них — это какой-то миф или обман.
— Нет, нет. Все будет по-настоящему. Мы едем в цирк. Только наш самолет задержался, — убеждал детей Дарувалла.
Что знали Мадху или Ганеша о самолетах? Должно быть, они никогда не летали, и этот рейс обернется для них очередным ужасом. Когда дети заметили, что у Мартина Миллса течет кровь, они подумали, что произошла какая-то потасовка с применением силы.
— Нет, силу применили только в отношении стула, — уточнил Фарук.
Доктор был недоволен собой, — любимый столик в Дамском саду так и не зарезервирован. Он знал: мистер Сетна непременно найдет способ, чтобы оскорбить его за такую непредусмотрительность.
Дарувалла не ошибся: в виде наказания мистер Сетна отдал стол доктора чете Кохинур и крикливой незамужней сестре миссис Кохинур. Причитания и всхлипывания этой особы не могли приглушить даже клумбы, полные цветов. Компанию доктора мистер Сетна усадил за столик в углу сада, который плохо обслуживался. Там официанты либо игнорировали вас. либо не могли увидеть со своих постов в обеденном зале. Оторванный стебель бугенвиллей свисал со стен беседки, касаясь сзади шеи доктора наподобие когтя. Хорошей новостью оказалось лишь то, что в этот день не готовили китайские блюда. Мадху и Ганеша заказали вегетарианские блюда, в которых овощи обжариваются на гриле на металлических прутьях. Это блюдо дети иногда едят прямо руками. Пока доктор надеялся, что их неумение пользоваться ножом и вилкой останется незамеченным, мистер Сетна размышлял, чьи это дети.
Пожилой старший официант заметил, что калека снял свою сандалию. Мозоли на ступне здоровой ноги оказались толстыми, как у нищих попрошаек. Больную ногу скрывал носок, поменявший цвет на серо-коричневый, что не сбило с толку мистера Сетну, который смог разобрать, что эта нога до странности плоская, а мальчишка прихрамывает, ставя ногу на пятку.
В отношении девочки мистер Сетна сделал вывод, что она никогда прежде не посещала ресторан, поскольку Мадху слишком явно рассматривала официантов. Сетна заметил что-то похотливое в ее позе. Внуки доктора Даруваллы должны быть более воспитанными, чем эти дети. Хотя Инспектор Дхар объявил прессе, что будет иметь лишь индийских детей, однако эти не были похожи на известного актера.
Что же касается самого актера, то выглядел он ужасно, подумал мистер Сетна. Быть может, он забыл нанести макияж? Бледный, невыспавшийся, в безобразной, кричащей рубашке, с кровавым пятном на брюках. За ночь он совсем изменился, решил пожилой официант. Может, он страдал от кровавого поноса в острой форме? Иначе как может человек за день похудеть на восемь или десять килограммов? А голову ему побрили его товарищи-актеры или у него стали выпадать волосы? Раздумья привели мистера Сетну к подозрению, не страдает ли Дхар от болезни, передающейся половым путем. В той жизни, где киноактеры наравне с полубогами, все могло быть. Может, Инспектор Дхар подцепил СПИД! Пусть эта болезнь снова опустит ублюдка на землю. Пожилой официант почувствовал искушение позвонить анонимно в журналы «Стардаст» и «Сине блитц». Наверняка любой из этих журналов, где просто молились на актеров, окажется заинтригован таким слухом.
— Я не выйду за него, даже если у него в собственности будет Ожерелье королевы, и мне он предложит его половину! Я не выйду за него замуж, даже если он даст мне целый Лондон! — закричала незамужняя сестра миссис Кохинур.
Доктор Дарувалла подумал, что услышал бы эту даму, даже если бы она находилась в Лондоне. Фарук попробовал свое рыбное блюдо. Рыбу в клубе Дакуорт всегда пережаривали. Почему же он ее заказал? Он завидовал тому, как Мартин Миллс набросился на свои фаршированные кабачки. Куски мяса все время падали у него с ломтиков хлеба. Мартин соскреб печеные овощи с металлических прутиков и попытался сделать себе сандвич, поэтому руки миссионера были покрыты нарезанным луком. Темно-зеленый флаг из листа мяты застрял между передними зубами фанатика. Желая, чтобы миссионер взглянул на себя в зеркало и сохраняя вежливость, Фарук предложил ему:
— Может быть, вы хотите зайти в мужскую комнату, Мартин? Здесь она намного комфортабельнее, чем в аэропорту, — сказал Дарувалла.
Доктор то и дело глядел на часы, несмотря на то, что Вайнод постоянно звонил в фирму «Индийские авиалинии». Судя по ответам, в лучшем случае они улетят поздно вечером, решил карлик. Торопиться было некуда. В офисе для Даруваллы не было сколько-нибудь важной информации. Ему звонили лишь один раз, и Ранджит компетентно решил этот вопрос. Мистер Гарг интересовался почтовым адресом цирка «Большой Голубой Нил» в Джунагаде. Гарг сообщил Ранджиту о том, что хочет послать Мадху письмо. Странно, что он не спросил адрес у Вайнода или Дипы, поскольку сам доктор получил его от жены карлика. И Гарг представлял себе, что девочка прочитает письмо или даже почтовую карточку? Но ведь Мадху не умеет читать. Доктор предположил, что мистер Гарг испытывал эйфорию, узнав о том, что тест Мадху на СПИД не подтвердился. Быть может, этот подонок захотел прислать несчастной девочке письмо с благодарностью или просто пожелать ей всего хорошего. 1 ... 50 51 52 53 54 55 56 57 ... 74 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.