.RU

Джин М. Ауэл клан пещерного медведя - 46


Женщины, на которых были устремлены все взоры, работали быстро и сноровисто. Они бережно соскребли со шкуры толстый слой подкожного жира: он обладал магическими свойствами и Мог-урам всех Кланов предстояло получить свою часть. Голову оставили нетронутой. Пока женщины укладывали мясо в ямы, выложенные камнями, где оно должно было скоро поджариться, помощники шаманов подвесили шкуру медведя на шесте возле пещеры. Отсюда незрячие глаза Урсуса могли увидеть празднество в его честь, празднество, где он был почетным гостем. После того как шкура медведя заняла подобающее место, Мог-уры подняли тело Горна и торжественно унесли его в глубь пещеры. Стоило им скрыться, Бран подал знак — и толпа ожила. Дух Урсуса отправился в иной мир с соблюдением всех надлежащих церемоний.

Глава 24

— Как она решилась на это? Никто не осмеливался приблизиться к Урсусу. Но ей, видно, неведом страх, — изрек Мог-ур Клана, к которому принадлежал раненый охотник. — Она не сомневалась, Урсус не причинит ей вреда. Поэтому в самый первый день она смело подошла к клетке. Я уверен, Великий Мог-ур прав: Урсус принял ее. Она воистину стала женщиной Клана. Наша целительница сказала, если бы не она, охотник неминуемо ушел бы в иной мир. Она не только владеет знаниями, ей от рождения открыты чары исцеления. Я думаю, она подлинная преемница Изы.
Мог-уры собрались в маленькой пещере глубоко в горе. Каменные светильники — мелкие плошки, наполненные медвежьим жиром, с фитилями из сухого мха — создавали круг света, за которым стояла непроглядная тьма. Слабые отблески пламени вспыхивали на скалистых стенах пещеры, выхватывая из мрака влажно поблескивающие сталактиты — вечные, неподвластные таянию сосульки, которые, свисая со свода пещеры, тянулись к своим собратьям, растущим снизу. Некоторым удавалось соединиться. Известковые капли, накапливаясь на протяжении веков, превращались в стройные колонны, достигавшие сводов. Одному сталактиту не хватало расстояния, едва ли превышающего волосок, чтобы коснуться сталагмита, который поднимался ему навстречу. Однако должны были миновать столетия, прежде чем они срастутся.
— В первый день всех нас изумило бесстрашие, с которым она подошла к Урсусу, — заметил другой шаман. — По моему разумению, нам следует дать согласие. Но осталось ли у нее время, чтобы свершить все надлежащие приготовления?
— Время еще есть, — откликнулся Великий Мог-ур. — Но нам следует поспешить.
— Она родилась среди Других. Как можно признать ее женщиной Клана? — вступил в разговор Мог-ур, владеющий искусством игры на флейте. — Другие есть Другие, Клан есть Клан. Ты говоришь, Великий Мог-ур, когда вы нашли ее, на ноге ее виднелись отметины, оставленные покровителем. Почему вы решили, что это дело Пещерного Льва? Пещерный Лев не избирает женщин.
— Откуда тебе известно, кого удостаивает своим расположением Пещерный Лев? — убежденно возразил Великий Мог-ур. — Он избирает тех, кого пожелает. Когда мы нашли ее, она была близка к тому, чтобы уйти в лучший мир. Благодаря Изе она осталась в живых. Ты полагаешь, маленькая девочка способна вырваться из когтей Пещерного Льва, если она не находится под защитой его духа? Он оставил метки на ее теле, чтобы никто не сомневался: она избрана. Если бы он не хотел, чтобы Эйла стала женщиной Клана, он не наградил бы ее этими шрамами. Не знаю, почему у духа возникло такое желание. Я не берусь судить о помыслах и деяниях духов. Но подчас с помощью Урсуса мне открываются их пути. Возможно, кому-то из вас открыто больше, чем мне. Могу лишь сказать, что Эйле известна тайна чудодейственных корней. Иза посвятила ее, ибо считает своей дочерью. Вы знаете мое мнение. Нам не следует отказываться от священного ритуала. Однако решать вам. Поторопитесь же.
— Ты говоришь, у вас в Клане считают, что ей сопутствует удача? — осведомился Мог-ур Клана Норга.
— Скорее, она приносит удачу Клану. С тех пор как мы нашли ее, удача не покидает нас. Друк полагает, Эйла необычайное знамение, посланное нам духами-защитниками. Возможно, она и сама тоже удачлива, на свой особенный лад.
— Да, это действительно необычайно: женщина, рожденная среди Других, становится женщиной Клана, — заметил один из Мог-уров.
— Сегодня она, несомненно, принесла нам удачу. Благодаря ей молодой охотник останется жить, — произнес шаман из Клана, к которому принадлежал раненый. — Я согласен с Великим Мог-уром. Позор, если мы откажемся от чудодейственного напитка, не имея на то веских оснований.
Несколько шаманов кивнули в знак согласия.
— А как полагаешь ты? — обратился Великий Мог-ур ко второму по положению шаману. — Ты по-прежнему убежден, что мы вызовем недовольство Урсуса, позволив Эйле приготовить напиток?
Все взоры обратились на шамана. Останься он неколебим в своем неприятии Эйлы, это решило бы все. Одно возражение определяло участь ритуала. Для того чтобы он состоялся, Мог-урам следовало достичь полного согласия. Шаман в задумчивости уперся взглядом в пол. Потом он пытливо посмотрел в глаза каждому из собравшихся:
— Возможно, ее участие в ритуале разгневает Урсуса, возможно, нет. Сомнения не оставляют меня. Но я вижу, все остальные желают прибегнуть к чарам напитка и полагают, что она одна способна приготовить его. Что до меня, я предпочел бы родную дочь Изы, хотя она слишком молода. Но если все принимают женщину, рожденную среди Других, я не стану протестовать.
Великий Мог-ур поочередно взглянул на каждого шамана, и каждый кивнул в знак согласия. Подавив вздох облегчения, Креб с усилием поднялся и, хромая, направился к выходу. Он миновал множество коридоров и сводчатых залов, освещенных факелами и каменными светильниками, и оказался в той части пещеры, где расположились на жительство Кланы.
Эйла с Дарком на коленях сидела около раненого. Рядом устроилась Уба. Женщина молодого охотника неотрывно смотрела на спящего, лишь иногда устремляя на целительницу взоры, полные благодарности.
— Эйла, поспеши. Тебе следует приготовиться к ритуалу. Времени осталось мало, — распорядился Мог-ур. — Но смотри, будь внимательна. Ничего не упусти. Как только будешь готова, придешь ко мне. Уба, отнеси Дарка Оге, она его покормит. Эйле сейчас некогда.
Эйла и Уба оторопело уставились на шамана. Они не ожидали подобного поворота событий. Выйдя, наконец, из оцепенения, Эйла кивнула и бросилась к своему очагу, чтобы переодеться в чистую накидку. Мог-ур повернулся к молодой женщине из другого Клана, которая по-прежнему с беспокойством смотрела на своего спящего мужчину.
— Мог-ур хочет знать, как себя чувствует молодой охотник?
— Эгха сказала, он останется в живых и даже сможет ходить. Но поврежденная нога уже не станет такой сильной, как прежде.
Жесты, которыми изъяснялась женщина, существенно отличались от тех, что использовались в Клане Мог-ура. Когда с ритуального языка она переходила на повседневный, Эйла и Уба с трудом понимали ее. У Великого Мог-ура было больше опыта общения с представителями других Кланов, но все же он прибегнул к ритуальному языку, чтобы выражаться более точно:
— Мог-ур хочет знать, кто покровитель молодого охотника?
— Горный Козел.
— Молодой охотник был столь же быстроног, как и его покровитель?
— Люди считали его быстроногим. Но сегодня ловкость изменила ему. Что будет с ним теперь? Как сможет он охотиться? Как добудет для меня еды? — Охваченная тревогой, молодая женщина незаметно для себя забыла о ритуальном языке.
— Молодой охотник будет жить. Это важнее всего, — изрек Великий Мог-ур.
— Но он так горд. Если он не сможет охотиться, то пожалеет, что не отправился в иной мир. Он был хорошим охотником, со временем стал бы вторым охотником в Клане. Теперь ему никогда не занять почетного положения. Люди перестанут уважать калеку.
— О чем ты говоришь, женщина? — с напускной суровостью оборвал ее Мог-ур. — Охотник, отмеченный Урсусом, всегда будет окружен особым уважением и почетом. Твой мужчина доказал, что достоин почестей. Он едва не отправился в иной мир вместе с Урсусом. Урсус не останавливает свой выбор на недостойных. И хотя Дух Пещерного Медведя решил оставить твоего мужчину в этом мире, он наградил его почетными отметинами. Твоему мужчине выпала честь считать Урсуса своим покровителем. Его шрамы — знак избранности. Он должен носить их с гордостью. Ни он, ни ты никогда не останетесь без пропитания. Мог-ур поговорит с вождем вашего Клана. После каждой охоты твой мужчина будет получать свою долю добычи. Возможно, он сумеет охотиться сам. Проворство горного козла вряд ли вернется к нему, но он будет ходить неспешно, подобно медведю. Гордись же, женщина, гордись той честью, что оказал твоему мужчине Урсус!
— Неужели он избран Урсусом? — с трепетом спросила женщина. — И отныне Пещерный Медведь стал его покровителем?
— Да, теперь у него два покровителя — Урсус и Горный Козел. И оба будут его оберегать, — заверил ее Мог-ур. Он заметил, что живот женщины слегка выдается под накидкой. «Неудивительно, что она так сокрушается», — подумал он и спросил: — У этой женщины есть дети?
— Нет, но мой покровитель уже проиграл битву и во мне возникла новая жизнь. Я надеюсь родить сына.
— Ты достойная женщина. Не сомневаюсь, ты будешь хорошей матерью. Оставайся рядом со своим мужчиной и, когда он проснется, передай ему слова Мог-ура.
Молодая женщина кивнула, провожая глазами устремившуюся к выходу Эйлу.

Река, протекающая неподалеку от пещеры Клана хозяев, весной превращалась в разъяренный поток. Осенью она тоже разливалась, хотя и не столь бурно, но все же вырывала с корнем могучие деревья и смывала громоздкие камни, которые с грохотом устремлялись вниз по течению. Даже в спокойном настроении река, бурлившая посередине каменистого, летом наполовину пересыхавшего русла, сохраняла мутный зеленоватый оттенок, свидетельствующий о ее ледниковом происхождении.
Эйла и Уба, едва устроившись на новом месте, обыскали все окрестности в поисках растений, обладающих моющими свойствами. Они знали, если одна из них будет избрана для участия в ритуале, растения понадобятся ей для омовения.
Дрожащими от волнения руками Эйла накопала мыльного корня, хвоща и мари. Внутри у нее все сжималось, пока она варила из трав и корней подобие мыла. Меж тем в Клане стало известно, что Мог-уры дозволили диковинной женщине готовить священный напиток. Новость эта резко изменила отношение к Эйле. Уважение, которое вызвал ее отважный поступок во время Медвежьего Ритуала, теперь многократно возросло. Никто уже не сомневался, что она наследственная целительница, преемница Изы. Вождь того Клана, к которому принадлежали родственники Зуга, сожалел, что в первый день наотрез отказался принять женщину, рожденную среди Других. В конце концов, рассуждал он теперь, лестным отзывом Зуга не стоит пренебрегать. Будет совсем неплохо, если кто-то из мужчин возьмет Эйлу хотя бы как вторую женщину. Искусная целительница — настоящая ценность для Клана.
Однако Эйла была слишком занята и не заметила, что опять стала центром всеобщего интереса. Она не просто тревожилась. Моментами ее охватывал панический ужас. «Мне не выполнить все как должно, — с отчаянием думала она по пути к реке. — У меня так мало времени. Вдруг я что-нибудь забуду? Вдруг ошибусь? Тогда я навлеку позор на Креба. Я навлеку позор на Брана. Я навлеку позор на весь наш Клан».
Вода в горной реке обжигала холодом, но это немного успокоило Эйлу. Она тщательно вымылась и, усевшись на камне, ненадолго позабыла о своих опасениях. Пока легкий ветерок сушил ее длинные светлые волосы, Эйла наблюдала, как горные вершины, розовеющие в лучах заката, тонут в глубоком пурпуре вечернего неба. Волосы ее еще оставались влажными, когда она вновь надела амулет, завернулась в накидку, рассовала по складкам и карманам все необходимые вещи и поспешила назад в пещеру. Навстречу ей попалась Уба с Дарком на руках, но Эйла лишь торопливо кивнула им.
Женщины хлопотали без устали, не обращая внимания на необычно шумливых и непоседливых детей. Кровавый ритуал умерщвления пещерного медведя взбудоражил юные души. К тому же дети проголодались, и соблазнительные запахи горячей еды не давали им покоя. Матери были заняты своими делами, и детям, росшим в обстановке строгих запретов и ограничений, выпала редкая возможность насладиться безнадзорностью. Самые бойкие мальчуганы похватали кожаные ремни, которыми крепилась клетка медведя, и обмотали их вокруг своих запястий как знаки доблести. Другие пытались отнять у них добычу, и целые стайки детей наперегонки носились вокруг костров. Утомившись от игр, мальчики принимались дразнить девочек, которым полагалось нянчить младших братьев и сестер. Некоторые девочки могли сами постоять за себя, другие бежали жаловаться матерям. Около пещеры царили шум и суматоха. Даже строгие окрики той или иной женщины не производили впечатления на разошедшихся детей.
Не только дети томились от голода. Запахи лакомых кушаний заставляли пускать слюнки и взрослых. Предвкушение великого празднества и вечернего обряда распаляло всеобщее возбуждение. Кожаные мешки, полные заранее сваренных сладких клубней, хлебных корней, земляных орехов, уже висели поблизости от костров в ожидании пира. Самые изысканные приправы были приготовлены из дикого лука, стручков и грибов. Женщины намыли горы латука, листьев одуванчика и лопуха, чтобы подать их сырыми с горячим медвежьим жиром и солью.
У каждого Клана были свои излюбленные блюда. В одном особенно вкусно готовили грибы с луком и сушеным оленьим мхом. Способ приготовления этого кушанья держался в строжайшей тайне. Другой Клан принес с собой множество шишек, и теперь женщины калили у костров крупные орехи.
Стряпухи Клана Норга запекали каштаны, собранные на горных склонах, а из колотых орехов, обжаренных зерен и жестких диких яблок делали подобие каши, которую приходилось долго варить на медленном огне. Черника и голубика вокруг пещеры были выбраны дочиста.
Женщины Клана Брана в течение нескольких дней размалывали принесенные с собой зерна и орехи, тщательно вымачивали смесь, чтобы отбить горечь, и выпекали из нее лепешки. Потом эти лепешки пропитывались сладким кленовым сиропом и сушились на солнце. В Клане хозяев тоже ранней весной собирали кленовый сок, кипятили его и запасали впрок. Поэтому женщины Клана хозяев очень заинтересовались, увидев у гостей берестяные сосуды, предназначенные для хранения кленового сахара и сиропа. В Клане Норга никогда прежде не пробовали лепешек с кленовым сиропом, и здешние стряпухи решили обязательно перенять это лакомство.
Уба, привязав Дарка за спину, вместе с другими женщинами трудилась не покладая рук. «Когда только мы успеем съесть все это?» — удивлялась она при виде такого изобилия.
Дым костров таял в недвижном воздухе ночи. Звезды были тусклы, и легкий туман скрывал свод небес. Только что народившийся месяц еще не обрел силу, и лишь отблеск пламени отгонял от пещеры тьму, в которой тонули окрестные леса. Готовые кушанья держали неподалеку от огня, чтобы они не остыли. Женщины скрылись в пещере. Они переоделись в чистые накидки и пользовались моментом, чтобы отдохнуть перед празднеством.
Однако возбуждение пересиливало усталость и гнало женщин на воздух. Они сновали туда-сюда, с нетерпением ожидая начала обряда и пира. Наконец в проеме пещеры возникли шаманы в сопровождении десяти помощников. Тут же воцарилась тишина. В безмолвии люди торопливо занимали места, пытаясь встать так, чтобы хорошо видеть происходящее.
Напротив входа в пещеру с надлежащей торжественностью разложили огромный костер. Женщины вождей наиболее почитаемых Кланов по знаку Мог-ура отодвинули камни, прикрывавшие ямы с медвежьим мясом. Грудь Брана раздалась от гордости, когда он увидел, что Эбра подошла к яме первой.
Положение Клана Брана окончательно определилось после того, как Мог-уры дозволили Эйле участвовать в ритуале. Теперь Клан и его вождя окружало даже большее уважение, чем прежде. Все без исключения убедились в невероятном: высокая светловолосая женщина принадлежит Клану и является целительницей, наследницей знаний Изы. Все поняли: Бран был прав, когда неколебимо стоял на своем, он исполнял волю Урсуса. Если бы он хоть как-то выказал, что сомневается в собственном решении, уважение, которое он стяжал, не было бы столь глубоким.
Ароматные пары, исходившие от мяса, заставляли урчать пустые животы. Женщины вождей сняли медвежатину с рогатин. Рядом наготове лежали груды деревянных и костяных тарелок. Вынесли и огромные миски с кушаньями, над приготовлением которых стряпухи трудились весь день. Вперед выступили Бруд и Вурд с костяными блюдами в руках.
— Это празднество в честь Урсуса и в честь Горна, избранника Великого Пещерного Медведя, — изрек Мог-ур. — Урсус делил жилище с Кланом Норга. Он видел, люди верны его законам и обычаям. Он узнал, как силен и отважен Горн, и счел его достойным спутником для себя. Теперь они вместе отправятся в мир духов. Бруд и Вурд, за свою доблесть, мужество и стойкость вы удостоились великих почестей. Урсус испытал вас, и вы вышли из испытания со славой. За это вам даруется право поднести Урсусу угощение. В последний раз он разделит с Кланом трапезу. Да пребудет Урсус с нами до скончания дней.
Два молодых охотника подошли к мискам с едой и отобрали все самое лучшее, не прикасаясь лишь к мясу. В отличие от своих диких собратьев пещерный медведь, выросший в неволе, не знал его вкуса. Наконец блюда были опущены перед медвежьей шкурой, висевшей на шесте.
— Мы испили крови Урсуса, теперь отведаем его плоти и будем едины с ним, — провозгласил Мог-ур.
Слова его послужили благословением к началу пира. Бруд и Вурд первыми получили по куску медвежьего мяса. Затем настал черед всех остальных. Некоторое время над поляной раздавалось лишь довольное чавканье. Мясо выкормленного отборной пищей медведя было нежным и жирным, голод делал еще вкуснее тщательно приготовленные плоды и овощи. Пир оправдал все ожидания,
— Почему ты не ешь, Эйла? — спросила Эбра. — Ты же знаешь, все мясо надо непременно съесть сегодня.
— Знаю, Эбра. Но я не голодна.
Эйла переживает, — с набитым ртом вставила Уба. — Хорошо, что Мог-уры выбрали для ритуала не меня. А то мне бы тоже кусок в горло не полез.
— Все равно, Эйла, попробуй мясо, — сказала Эбра. — Каждому следует съесть хотя бы кусок. Ты давала Дарку бульон? Он обязательно должен его выпить — это приобщит его к Клану.
— Да, я ему дала. Но он выпил совсем немного. Ога недавно накормила его. Ога, Грев не голоден? А то у меня груди разболелись — так они полны молока.
— Мне надо было подождать тебя, Эйла, но они оба так проголодались. Завтра ты покормишь их обоих.
— Да, молока у меня хватит на четверых. А сегодня вечером дети не запросят есть. Будут спать без просыпа. Им ведь тоже дадут дурманного отвара, как и всем людям Клана. Уба покажет тебе, сколько им можно выпить, Ога. Я, сразу как покончим с едой, пойду к Кребу и не вернусь до самого конца ритуала.
— Смотри не слишком задерживайся. Наш танец начнется сразу после того, как мужчины удалятся в пещеру. Целительницы будут отбивать ритм. Танец женщин на Великом Сходбище — это событие, которое нельзя пропустить.
— Вряд ли я сумею отбивать ритм. Правда, Иза пыталась меня учить. И здесь целительница из Клана Норга показала мне, как это делается. Но у меня не было случая попробовать самой, — заметила Эйла.
— Ты стала целительницей совсем недавно, — вступила в разговор Овра. — Конечно, Иза в первую очередь обучала тебя чарам врачевания, а не танцам. Хотя танцы — это тоже чары. Целительницы должны знать многое. 1 ... 42 43 44 45 46 47 48 49 ... 56 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.