.RU

чуду познания - Данилин А. Г. Lsd. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости

чуду познания.


Эту потребность превращает в зависимость надежда получить чудо из человеческих рук. Именно незаметная подмена Божественного чуда «чудом» рукотворным выворачивает метафизическую потребность наизнанку. Человек начинает прием галлюциногенов с целью расширить границы своего «Я». А получает в-результате либо тотальную внушаемость на уровне «метапрограмм», либо шизофренический психоз.
Внушаемость человека, неспособного различать значимое и не значимое в своем восприятии, можно назвать «гиперзависимостью» – зависимостью от любого фактора или идеи, попадающих в поле восприятия, – тотальная свобода оборачивается тотальным рабством. Нельзя освобождаться от индивидуальности. Человеческая свобода может проявляться только через чувство «Я».
Чем более личность онтологически уверена в себе, чем сильнее ее «Я»-чувство, тем больше у нее возможностей для проявления собственной свободы.
Это легко понять человеку мыслящему как христианин. Вот что пишет епископ Феофан:
302
«Представляя собою высшую форму бытия, личность человеческая обладает особым свойством, делающим ее не подлежащею тем законам, которым подчиняется все существующее. Свойство это – свобода. Каждый человек получает умственное достояние свое от окружающей среды, но не усваивает его рабски, а перерабатывает его сообразно с индивидуальными способностями своими и затем действует более или менее самостоятельно; тем самым он вносит новый элемент в общую жизнь, не давая ей застояться в одном положении».
Исходя из христианской точки зрения, подлинно свободным человеком является лишь человек мудрый, то есть, как мы теперь понимаем, достигший преображения. Только такой человек существует в состоянии единства имманентных и трансцендентных свойств личности. Мудрец зависим только от Бога, который, по самой сути этого понятия, есть беспредельность и высшее оправдание жизни, – и ни от чего более. Никакие факторы внешнего мира не способны сделать мудрого зависимым от себя.
Но это в идеале. В обыденности же каждый из нас в течение жизни в разных формах зависит от тех объектов и идей реальности, с которыми идентифицирует свое «Я».
Сам термин «идентификация» также принадлежит Карлу Юнгу, который понимал его как проекцию личности на нечто иное, будь то другая личность, вещь или какое-либо дело. Другими словами, это неосознаваемое отождествление человеком самого себя как с внешними по отношению к нему людьми или группами людей, так с различными процессами или образцами поведения (идеалами). Прохождение человеком через различные идентификации Юнг считал важной частью нормального развития личности.
Идентификации типа «я – собиратель марок», «я – коммунист», «я – психиатр» – вполне привычны. Равно и такие, как «я – немыслим без своего автомобиля» или «я – машина для зарабатывания денег». В итоге каждое подобное самоотождествление приводит к разной степени зависимости – несвободы.
Никто, разумеется, не утверждает, что идентификация своего «Я» с объектами реального мира в существе своем вещь вредная и ненормальная. Важно, чтобы человек понимал всю относительность таких форм самосознания.
Недопустимо ограничиваться лишь только ими.
303
Врачам очень часто приходится слушать от пациентов слова:
«Я боюсь любить кого-нибудь и боюсь доверять... Я страшно боюсь разочарования».
Слова «разочарование» и «развоплощение» в контексте нашей книги обозначают одно и то же. Человеку необходима «очарованность» чем-то или кем-то. Без такой идентичности – «очарованности» он не в состоянии найти внутри души самого себя. Отсюда и страх развоплощения.
Само слово «о-чарованность» в русском языке имеет «ведовской» оттенок. Оно первично означает «околдованность» (наложение чар). Корень возникающего страха – там же, в онтологической неуверенности – в неспособности к самостоятельному отдельному существованию.
Ситуацию, в которой человек воспринимает самого себя равнозначным другому объекту внешнего мира, Юнг обозначал термином «идентичность». Этот термин по смыслу абсолютно аналогичен русскому слову «очарованность».
Юнговское понятие нельзя путать с введенным Э. Эрик-соном и принятым сейчас повсеместно термином «личностная идентичность» – обозначающим ощущение единства, непротиворечивости личности.
Вполне возможно, что Эриксон подменил юнговский термин потому, что психология, которая подменяет «Я»-чувство «Я»-концепцией, не в состоянии представить себе целостное «Я» вне его материальных идентификаций с объектами и идеями внешнего мира. В результате понятие аналитической психологии приобрело сегодня прямо противоположное смысловое значение.
Например, младенец, по Юнгу, находится в состоянии идентичности со своими родителями, в особенности с матерью. Ребенок участвует в их психической жизни и до годовалого возраста почти не имеет своей собственной. Возникновение подобной идентичности' во взрослом возрасте может приводить к тому, что Юнг называл «инфляцией» (обесцениванием) личности.
Понятие «идентичность», на взгляд автора, наиболее полно отражает экзистенциальную (бытийную) ситуацию, которую в наркологии принято описывать термином «зависимость».
Все мы зависимы от внешнего мира – от своих лекарств, автомобилей, компьютеров и т. д. Большинство из
304
нас идентифицирует себя со своей профессией и социальной группой. Основатель «трансактного анализа» Эрик Берн называл такие идентификации «масками», которые человек надевает на себя во время общения. Все мы имеем «маски» – главное, чтобы «маска» (часть рассудочной «Я»-концепции) не превратилась в личность.
Обратите внимание: описывая патологическую (юнгов-скую) идентичность, мы имеем в виду то самое ощущение, которое Бодлер, рассказывая о гашишевых галлюцинациях, передавал фразой «Не вы курите трубку... а трубка курит вас».
Опять же речь лишь о степени соотнесенности себя с «масками» и вещами. Все определяется тем, как внутри себя самого человек задает и отвечает на вопрос: «Что важнее – вещи или живые люди, которые меня окружают: мой автомобиль, мои компакт-диски или, скажем, единственный друг, жена, родственник?»
^ Тот же самый вопрос можно сформулировать и по-другому – исходя не из «Я», а из реальности. Тогда он будет звучать, например, так: «Что реальнее – виртуальное пространство компьютера или живой мир вокруг?»
Если автомобиль важнее жены, а виртуальная реальность – «реальнее» мира, то это значит, что в сознании человека, в его психике произошло качественное изменение – инфляция: психический мир человека стал зависеть от вещи. Внешний объект, с которым человек обрел свою идентичность (по Юнгу), превращается или уже превратился для него в наркотик.
Так же обстояло дело и с «психонавтами». Большинство из них пытались соотнести свое «Я» с «психоделическим» опытом, и только с ним одним. Соотнесение же себя с факторами реальности и, в первую очередь, с другим человеком воспринималось как несвобода.
Хиппи не могли включать свои переживания в систему более целостного мировосприятия, прикоснуться хотя бы краем к тому, что и составляет, фигурально выражаясь, систему мудрости. Галлюцинации, превратившиеся в самоцель, становились неотличимы от воспринимаемой реальности, подменяли ее.
То состояние, которое мы описывали как неспособность выделить главное, значимое в восприятии, Юнг тоже определял как идентичность. Только идентичность по отноше-
305
нию не к внешним, а к внутренним объектам и идеям (в данном случае это галлюцинаторные образы).
^ Идентификация и идентичность окажутся, в свою очередь, этапами развития зависимости от LSD. По времени они.будут предшествовать развитию синхронистичности и следующей за ней диссоциации личности.
Случай нашей «разноцветной» пациентки можно описать как идентичность «Я – цветовая гамма». Влечение к эгосистоле – потребность спрятать, уменьшить свое «Я» – окажется, по Юнгу, формой инфляции личности.
Получается, что человек должен в один прекрасный момент испугаться ощущений, которые вызывает наркотик (интернальный локус контроля), либо потребность в эгосистоле неминуемо проведет его через обесценивание собственного «Я» (инфляции) к неминуемой диссоциации личности.
Ход рассуждений автора в этой главе заставил его описывать формирование зависимости от LSD, изменяя порядок появления психических феноменов. Рисунок 24 поможет вам разобраться в психологической динамике развития зависимости от галлюциногенов. Мы считаем, что эта схема помогает понять механизм воздействия на личность не только галлюциногеноз, но и других «дионисических» сил природы и общества.
Остается не до конца проясненным только один вопрос.
Почему даже «интернальная» личность не начинает испытывать страх до начала диссоциативных процессов, на этапе развития идентичности? Зачем человеку идентифицировать себя с галлюцинаторными образами и вещами?
Ту же самую идентификацию человека с объектами внешнего мира, нашу «запрограмированность» реальностью, Дон Хуан – герой и альтер эго Карлоса Кастанеды – называл «глоссами». В «Путешествии в Икстлан», третьей из серии книг Кастанеды, посвященных его учению, подробно рассказывается о том, как южноамериканский шаман учит белого человека преодолевать «глоссы» (обусловленность реальностью) с помощью галлюциногенных растений.
После того как «глоссы» растворяются в галлюцинациях, на место личности (через двери «открытого восприятия») может проникнуть духовная сила, разлитая повсюду во вселенной. Эту священную силу Дон Хуан называет тем же словом, что и индейцы Меланезии. Он называет ее «мана».
306





Однако Карлос Кастанеда отнюдь не является первым исследователем, который описал представления индейцев об этой магической силе.
В 1926 году английский этнограф Рафаэль Карстен писал:
«Представления об обезличенной духовной силе возможны только в обществе, в котором личность и духи предков представляют собой практически одно и то же...
Мана доступна только в случае благорасположения духов... Является ли объект обиталищем духовного существа или просто обладает обезличенной магической силой – это абсолютно незначащий вопрос, на который и сами индейцы не могут дать точный ответ. Ясно, что для них между личным и обезличенным не существует четкой разницы...» (курсив мой. – А.Д.).
«...Результатом является абсолютно непривычная для нас интерпретация индейцами личной ответственности. Мана может сосредоточиться в любом объекте, как одушевленном, так и неодушевленном. Поэтому за значимые события

в

жизни племени отвечают не люди, а потоки и водовороты безличной духовной силы».
Вот где кроется ответ на вопрос: зачем человеку нужно идентифицировать себя с наркотическими образами или превращать в наркотик вещи из внешнего мира. Перенос своей индивидуальности на вещи или галлюциногенные переживания приводит к утрате чувства личной ответственности за людей и события окружающей реальности.
Отвечать за состояние своего автомобиля, видимо, легче, чем отвечать за членов своей семьи. В виртуальной реальности действуют игровые законы; а игра тем и отличается от жизни, что ответственность в ней – условная. Но даже компьютер и автомобиль требуют от человека какого-то личного участия. Галлюциноген же растворяет ответственность напрямую, непосредственно, без затраты каких бы то ни было усилий.

Жить в мире и не отвечать за него.

Вот подлинное желание, от которого зависят «психонавты». Это желание сильнее страха безумия и смерти. В нем самая суть подмены метафизической потребности – зависимостью от химического вещества.
Человек может «открыть сознание», только став тотально внушаемым, утратив ответственность за окружаю-
308
щих и самого себя, обесценив (инфляция) «по дороге» свое «Я».
Но мы уже говорили выше обо всем этом!
Совершенно верно. ^ Утрата ответственности это всегда возврат в стихию язычествй. Ибо именно чувство ответственности – краеугольный камень христианского понятия свободы.
«Мы ответственны за мир. Мы – то слово, тот Логос, в котором он высказывается, и только от нас зависит – богохульствует мир или молится... Только через нас космос, как продолжение нашего тела, может воспринимать благодать».
^ Владимир Лосский
Однако такая ответственность для человека, осознающего ее, – тяжкий груз, нести его, пусть даже и неосознанно, способны только выраженные «интерналы» («жизнестойкие дети»). Погружаться в самого себя, потихоньку растворяя свою личную ответственность в коллективном бессознательном с помощью наркотиков, гораздо

проще,

чем преодолевать фетиши внешнего мира, включая их, как и себя самого, в очищающий и просветляющий поток – целостное мировоззрение.
Мы снова, как и в предыдущих книгах, сталкиваемся с потребностью в простоте как с главным способом

подмены

метафизической потребности.

^ МЕЖДУ ЛОГОСОМ И ХАОСОМ


Идентификация человека с объектами окружающей его действительности – вот то, с чем боролась «психоделическая революция». Джон Лилли называл «зависимость» человека от реального мира «первичной» или «ложной» программой человеческого «биокомпьютера». Ее и нужно было «стереть» с помощью LSD. «Открыв» человеческое сознание и сделав его носителя «гипервнушаемым», в него надлежало ввести «новые» программы.
Какие именно – Лилли в точности не указал. Он предположил лишь, что создать такую новую «программу» должен был для себя сам «психонавт».
309
Задача была невыполнима в принципе.
Человек в своей безумной попытке развоплотиться – выйти за границы своего «Я» или, наоборот, максимально «спрятать» его под масками – неминуемо теряет точку отсчета, а значит, и саму возможность анализа происходящего.
Внутренний мир человека оказывается в постоянном брожении раздробленных частиц гибнущей личности. ^ Это хаос, нуждающийся в Логосе – организующем начале. Но что, какая инстанция выступит в этой роли?
Произойдет вот что. Метод познания (механизм, посредством которого в хаос вносится определенный порядок, – в этой роли теперь выступает химическое вещество) превратится в самоцель.
Из внешнего мира в «открытое» наркотиком сознание не поступит ровно ничего, никаких принципиально новых сигналов. И сознанию придется удовольствоваться не чем иным, как самим собою. А познавательных объектов (то есть «действительностей») окажется никак не меньше, чем образов в структуре самого галлюцинаторного переживания.
^ И все они окажутся равноценными.
Таким образом, произойдет глубочайшая онтологическая ошибка: искаженное сознание примет метод познания за сам объект, а следовательно, подлинной реальностью, бытием в восприятии «психонавта» станет... небытие.
Небытие, применимо к рассматриваемой ситуации, равнозначно всебытию; в сущности, это одно и то же.
^ И то и другое мир плавающих, равноценных иллюзий, лишенных какой бы то ни было точки отсчета на шкале актуальной реальности. Небытие является предельным выражением эгосистолы; всебытие соответственно – эгодиа-столы.
В памяти сразу же появляются ассоциации с христианскими текстами.

«...поработивший себя злу пребывает как бы в небытии».


Святой Григорий Нисский
Чем представления о зле из святоотеческих писаний отличаются от только что описанных представлений о диссоциации личности?
310
По всей видимости, тем, что в нашем сознании наркотик – это химическое вещество, а стало быть, начало неодушевленное, лишенное способности проявлять собственную волю.
Между тем как зло (та же «чертовщина» синхронистич-ности), как принято у нас считать, начало одушевленное, имеющее собственную волю и «посещающее» человека по своему собственному желанию.
Но это не верно!
Православие содержит иное учение о природе зла. Начиная с Ш века нашей эры отцы церкви расценивали взгляд на носителя зла как на некое со-вечное Богу, имеющее качество личности, но иноприродное, злое начало – как гностическую и манихейскую ересь.
Митрополит Сергий в начале XX века, характеризуя гностицизм, писал:
«...Гностики же искали философского познания, а так как откровенное учение о Боге непостижимом не давало конкретного материала для их построений, то недостающее гностики заполняли воображением, придавая безобразному бытию воображаемые чувственные образы. Получалась иногда грандиознейшая по своему размаху поэма, поражающая глубиной и красотой.
Но это была не истина, а воображение, «прелесть», обман и самообман».
Похоже, что само учение об олицетворенном зле было плодом... галлюцинаций воображения гностиков.
Один из немногих православно мыслящих публицистов сегодняшней России СВ. Николаев пишет:
«У Всеблагого, «единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым» нет и не может быть никакой сущностно самостоятельной контрпартии. Бог не создавал зла, точно так же, как не творил он и обусловленной грехом и потому неизбежной в мире сем, но онтологически всегда противоестественной смерти. Зло вначале возникло в результате мятежного отпадения от Творца ангела света, в гордыне возжелавшего стать Богом в своем самобытии и увлекшего за собой некоторых других ангелов. Но это отпадение не нарушило гармонически устроенного порядка ангельского «невидимого» мира, поскольку каждый из ангелов есть ограниченная самой собой природа, отдельный мир. Видимый же, органический мир, а вместе с ним и
311
весь тварный космос был поврежден только в результате грехопадения человека, соблазненного диавольским примером. Созданный по образу Божию и являющийся в силу этого центром и венцом Вселенной, наделенный Богом свободной волей, человек своим грехопадением повредил, нарушил все мироздание, внеся в него возможность зла и смерти, то есть небытия.
По убеждению отцов, зло, хотя и обладает (по промыс-лительному попущению Божию) своей действительной силой в истории, не существует само по себе. Зло не есть природа, но состояние природы. Оно не существует, но «присутствует», по мысли Псевдо-Дионисия Ареопагита. Оно только возможно. Оно – модально, не субстанциально (С. Булгаков). И потому зло никогда не абстрактно и не безлично, но обязательно персонифицировано. Нельзя сказать,- что мир зол и несовершенен сам по себе. Он неустроен и поврежден исключительно в силу несовершенств и духовной поврежденности составляющих его свободных личностей. Иначе говоря,

зло представляет собой небытие, имеющее свою активность в человеческой воле и через нее привносимое в мир.


...Зло может быть уподоблено раку, который, не имея собственной сущности, паразитирует не живой клетке, на организме, разрушая и умерщвляя их. Правда, в отличие от рака, зло заразительно:

чем дальше личность отстоит от Бога (который есть источник всякого бытия), тем больше возможность заражения злом, тем зло опасней»

(выделено мной. – А.Д.).
По мнению средневековых философов-схоластов, в своем падении бывший ангел света и преданные ему ангелы отчасти утратили свою бестелесную ангельскую природу, превратившись в материю. Но их материальность до конца не обрела формы каких-либо существ.
Писали еще, что та материальность как бы «разрежена между телесным» – то есть представляет собой лишь «злые частицы, а не злые существа». Очевидно, следуя за Демокритом, некоторые авторы полагали, что дьяволы-демоны состоят из «отдельных атомов огня».
В нашем мире Сатана не присутствует; наличествует лишь его замысел – частички его ненависти к миру.
Скатывание «Я» в бездну хаоса, растворение личности вследствие воздействия галлюциногенов можно легко вы-
312
разить одной фразой: «Небытие души, имеющее свою активность в человеческой воле»...
Схожие мысли, наверное, и позволили великому поэту Шарлю Бодлеру в уже упоминавшейся нами книге написать следующие слова:
«Я хочу определить и проанализировать нарвственное опустошение, причиняемое этой опасной и соблазнительной гимнастикой души (имеется в виду прием наркотиков. – А.Д.) – опустошение столь великое, опасность столь глубокую, что люди, которые выходят из борьбы, отделавшись лишь незначительными повреждениями, кажутся мне храбрецами, ускользнувшими из пещеры многоликого Протея, Орфеями, победившими преисподнюю. И пусть мой способ выражения принимают, если угодно, за преувеличенную метафору, но я должен признаться, что возбуждающие яды кажутся мне не только одним из самых страшных и действенных средств, которыми располагает Дух Тьмы для завлечения и покорения злосчастного ччеловечества, но и одним из самых удивительных его воплощений».
Любой наркотик-алкалоид представляет собой выделенную из химического состава растения специфическую молекулу – «частицу»... Ну чем не «атом огня>>\
Естественно, ни средневековые европейские схоласты, ни святые отцы православия не знали ни наркотиков, ни языка научной химии. У них не было возможности прямой аналогии.
У нас она есть.
По мнению отцов церкви, «частицы» эти человек способен добровольно накапливать в себе, а накапливая, он способствует воплощению зла в собственном теле. И медленно гибнет – растворяется, становится небытием.
«...С тех пор явились во множестве неземные злобы, демоны, последователи злого царя – человекоубийцы, немощные, темные, зловещие призраки ночи, лжецы, дерзкие, наставники во грехах, бродяги, винопийцы, смехолюбцы, смехотворы, прорицатели, двуречивые, любители ссор, кровопийцы, преисподние, скрывающиеся, безстыдные, учители волшебства. Они, проходя, манят и ненавидят тех, кто им отдается. Они вместе и ночь и свет, чтобы уловлять то явно, то обманом. Таково это воинство, таков и вождь!»
Святой ^ Григорий Богослов
313
Обратите внимание, сколько знакомых нам человеческих ипостасей, «масок идентификации» упоминает святой Григорий. Именно они сегодня проникают в душу, растворяют ее, «уловляя то явно, то обманом». В том числе и посредством ложного знания.
Однако с этой точки зрения, именно «враг рода человеческого», не как частица, но как личность, виноват в отпадении человеческого рода от Творца. Диавол в образе змия соблазнил Еву вкусить плод познания Добра и Зла...
Стоп!
По версии, приведенной в этой книге, «плод», который ела Ева, на самом деле был галлюциногенным грибом. Если предположить на минуту, что так оно и было, то можно совершенно по-новому понять предупреждение Книги Бытия.
Первородным грехом для человечества в этом случае явилось не прикосновение к познанию вообще, не способность человека мыслить независимо от Божьей воли, а совершенно особый «дионисический» род знания – рассмотрению которого посвящена вся эта книга.
Тот, 1 ... 21 22 23 24 25 26 27 28 ... 42 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.