.RU

Джейми Макгвайр Провидение - 13


— Ну вот. Теперь мне кое-что о тебе известно. — Я криво улыбнулась.
— Видишь? Я открытая книга.
Я вытаращилась:
— Продолжай…
— Лучше всего мне думается, когда я еду на мотоцикле. У меня нет времени на хобби. Но есть сестра; ты с ней встречалась.
Я кивнула.
— И младший брат Бекс, ему одиннадцать. Они оба живут с моей матерью, но Клер много времени проводит здесь… иногда слишком много. — Джаред поморщился.
Я усмехнулась.
— И у тебя собственный охранный бизнес? — спросила я и тут же пожалела об этом.
В глазах Джареда заиграла гроза.
— Я привел тебя сюда сегодня, Нина, чтобы поговорить начистоту.
— Знаю, — сказала я, стараясь не выказать испуга.
Что бы он ни сказал, я выслушаю, приму на веру и найду способ жить с этим. Альтернативы не было. Я встретила Джареда, и моя жизнь никогда не будет такой, как прежде. Кому угодно другому согласиться на подобное могло показаться слишком эксцентричным, но я достаточно навидалась за последние месяцы, чтобы понять: невозможное возможно.
— Я хочу, чтобы ты рассказал мне все.
Джаред отвел глаза:
— Когда эта ночь закончится, ты можешь изменить свое мнение.
Я склонила голову, чтобы поймать его взгляд.
— Неужели после всего случившегося ты полагаешь, я не задаю себе вопрос: а нормально ли все, что вокруг меня происходит? И поэтому я здесь, не так ли?
Джаред наклонился и погладил меня ладонью по щеке. Я не удержалась и потерлась о его руку — как всегда, такую теплую, что все мое существо охватил жар.
— Ну, тогда ладно. Правда. — Он глубоко вздохнул. — Мой отец был близок… с твоим отцом долгое время. — Джаред посмотрел, как я отреагирую, но к такому признанию я была готова. Он продолжил: — Отец служил охранником у Джека, и, ты сама понимаешь, это была работа без отдыха. Твой отец постоянно приводил в ярость разных непростых людей.
Я поморщилась. К такому же выводу меня привело изучение папки «Порт Провиденса», но Джаред подсыпал соли на рану.
— Нина, прости. Мне совсем не нравится говорить тебе такое — это противоречит принципам, на которых меня воспитывали. — Джаред потянулся через стол к моей руке.
— О чем ты?
— Вот чем занималась наша семья, Нина. Мы защищали твоего отца… и твою мать… и тебя.
Я покачала головой:
— Ничего не понимаю. Твоя семья защищала мою? Когда это началось?
— Мой отец знал Джека еще до твоего рождения… и даже до женитьбы на твоей матери.
Я невольно нахмурилась:
— Почему мы раньше не встречались?
Джаред сжал мою руку:
— Мы встречались. Одно из моих самых ранних воспоминаний — как Джек учит тебя делать первые шаги. В отпуск мы ездили семьями; я помню, как ты задувала свечи на торте в день рождения; видел, как ты училась ездить на своей первой машине; мы всегда были рядом на заднем плане.
Я снова покачала головой:
— Когда мы с тобой ужинали в ресторане, я спросила, встречались ли мы раньше. Ты ответил, что нет.
Я очень расстроилась, и мои слова прозвучали резко, а мне этого совсем не хотелось.
— Мы не встречались в том смысле, какой ты имела в виду, — заметил Джаред. — С того момента, как я сел рядом с тобой на скамейку, я очень старался не лгать тебе, Нина. Я поклялся: если наступит день, когда я объявлюсь в твоей жизни по-настоящему, я буду абсолютно честен с тобой.
Я прищурилась и посмотрела на него:
— Значит, твой отец защищал моего.
Джаред кивнул.
— А кто твой отец?
— Гейб Райел.
— Гейб — твой отец? Но… я не помню тебя. Ведь я бывала в доме Гейба. А тебя там не было.
— Да, нас с Клер не было. Нам пришлось рано начать обучение, чтобы подготовиться ко времени. Бексу одиннадцать, и он уже окончил школу. Последние восемнадцать месяцев он на тренинге. Так это работает.
— Что так работает? — раздраженно спросила я, и Джаред поморщился от моего тона.
Каждая новая порция информации давалась ему с трудом. Он говорил так, будто ожидал, что от каждого нового факта я могу вскочить и убежать.
— Я еще дойду до этого. — Он нервно поерзал.
Я убрала свою руку и положила на колено:
— Ничего этого я не помню.
Джаред с болью в глазах следил за моим отчуждением.
— Так и было задумано. Твой отец делал все возможное, чтобы оградить тебя от знакомства с темными сторонами его жизни. Он любил тебя, Нина.
Я покачала головой, стараясь сдержать слезы. Об ответе нельзя было и думать. Джаред какое-то время смотрел на меня, а потом снова заговорил:
— Ты уверена, что хочешь слушать дальше?
Я сморгнула слезы и собралась с духом:
— Да. Я уверена.
Знать правду, даже если она причиняет боль, лучше, чем жить во лжи.
Джаред втянул в себя воздух:
— Итак, я уже был готов к самостоятельной работе, ты к этому времени стала более независимой. Но прошло полтора года, прежде чем мои навыки были востребованы. А до тех пор я чувствовал себя нянькой.
Я скривилась. Ну и словечки он подобрал!
— За пять дней до твоего шестнадцатилетия Джек замутил эту сделку с копами. Ну, ты видела фотографии, сделанные с камеры наблюдения. Отец говорил Джеку, что это плохая идея, но за всем этим стояли большие деньги, и те люди… — Джаред говорил с отвращением. — Обойти систему с их помощью было легче всего. Когда Джек понял, что грязные копы — это другая порода преступников, то есть люди, которые еще меньше, чем отъявленные бандиты, уважают закон, было поздно. Джек привык быть мишенью для врагов, но он не был готов к тому, что его недруги возьмутся за тебя. До сих пор еще никто не проявлял такой глупости и не заходил так далеко.
— За меня? Мы говорим о деле трехлетней давности, и я не имела об этом ни малейшего понятия? Как же так?
— Это потому, что я хорошо выполнял свою работу, Нина. Должен был выполнять. — Джаред напрягся и продолжил: — Я надеялся, что отец тебе все объяснит, хотя тогда сам не понимал, зачем ему это делать. Однако Джек пуще прежнего старался оградить тебя от правды. Он не хотел, чтобы ты жила в страхе, и я не мог возражать против его логики.
— А почему теперь ты думаешь иначе?
Джаред сцепил руки на столе:
— В первый раз, когда в тебя стреляли, я подставил плечо и получил пулю. Я сделал это машинально, благодаря тренировке, но в тот момент у меня открылись глаза. Когда я увидел палец Типтона, нажимающий на курок, то понял: я защищаю тебя не из чувства долга. В первый раз я отчетливо осознал, что могу потерять тебя.
— Но тебя чуть не убили? — ужаснулась я, представив, как он истекает кровью от пулевого ранения, а я продолжаю жить как ни в чем не бывало. Сердце затрепетало.
Джаред скрестил руки, положил локти на стол и улыбнулся:
— Ну, не так чтобы чуть.
— Значит, я тебе нравилась уже тогда… когда даже не знала о твоем существовании. — Мои слова прозвучали утверждением, а не вопросом.
Джаред поморщился. Его покоробило от того, как я выразила свою мысль.
— Нина, — мой собеседник горестно покачал головой, явно обиженный, — я был влюблен еще до того, как ты узнала о моем существовании. Это было очень трудно — часами находиться рядом с тобой и не иметь возможности утешить тебя, прикоснуться к тебе… просто поговорить. Ты не должна была меня видеть, но моя работа заключалась в том, чтобы следить за каждым твоим движением. Включая моменты, когда люди тебе лгали, предавали тебя, причиняли тебе боль. Я вынужден был стоять рядом и не высовывать носа. Джек все время напоминал мне, что так и должно быть. Он видел, что день ото дня мне все труднее оставаться несуществующим… невидимым для женщины, которую я люблю. — Взгляд Джареда блуждал в пространстве, воспоминания явно не доставляли ему удовольствия.
Уже два раза он сказал, что любит меня.
— Ты не можешь себе представить, в какую ярость я приходил, видя, как какой-нибудь слизняк, который тебя вовсе не ценит, приглашает тебя на ужин, принимает это как само собой разумеющееся, целует… заставляет плакать. Я был обязан защищать тебя, но не от этого; хотя в день твоего шестнадцатилетия я с радостью убил бы Говарда, не задумавшись ни на секунду.
По жилам пробежал адреналин, и вспыхнуло воспоминание о том вечере. Стеси Говард был моим первым и единственным бойфрендом. Он являл собой образчик надменного богатого сынка, со вздорным характером и дурными манерами. Чем дольше я откладывала физическую близость с ним, тем язвительнее он становился. Прошло совсем немного времени, и он меня достал. Но как только я решила порвать с ним, вмешалась Синтия — она принялась настаивать на разрыве. В совершенстве справившись с ролью упрямой пятнадцатилетней дочери, я нехотя продолжала общаться со Стеси, пока не доказала матери, что способна сама делать выбор.
Мы были со Стеси чуть больше года, и вот на вечеринке у меня дома он решил сообщить мне, что они любовники с Эммой Нобл, моей тогдашней лучшей подругой. Его намерению не суждено было осуществиться, потому что я застала их в интересной позе в домике у бассейна. Это стало для меня таким облегчением, что я едва ли была хоть сколько-то задета.
— Это ты о Стеси? — Мои глаза сузились.
Джаред кивнул, на его лице отобразилась ярость.
— Ты и об этом знал? — простонала я.
Джаред покачал головой и прикрыл веки:
— С самого начала. Это был ад — наблюдать, как он снует туда-сюда, и не иметь возможности сказать тебе… или убить его. Он был просто ребенком, а я столько раз хотел лишить его жизни, — прошептал он.
Мне стало страшно. Я закрыла лицо ладонями. Глаза и уши запылали. Это было хуже всего, что я могла вообразить. Оказывается, Джареда наняли охранять меня не после смерти отца; нет, он был свидетелем всех моих подростковых неудач, моих унижений и всех моих постыдных ошибок.
Невыносимое падение. Я вскочила со стула и направилась к двери. Однако не успела я сделать и шага, как услышала грохот опрокинутого стула, на котором сидел Джаред. В следующее мгновение крепкие мужские руки обхватили меня сзади за талию.
— Я знаю, для тебя это унизительно, — тихо сказал Джаред мне на ухо. — Но я хотел сказать тебе, что много раз умолял Джека позволить мне разоблачить этого маленького подлого червяка. Джек не разрешил нам вмешиваться, пока это не стало абсолютно необходимо. Слизняк сделал это с тобой в день рождения, — сказал Джаред горячась, — для меня это был предел. В тот вечер я впервые поссорился с Джеком.
Я развернулась и оттолкнула Джареда.
— Меня вовсе не унижает история со Стеси! Это было так давно! — воскликнула я и взмахнула руками. — Когда ты знакомишься с кем-то новым — это значит, он новый! Новый! А тебе известны все мои дурные привычки… ты видел, как я делаю бог знает что. А хотелось, чтобы вначале ты знал обо мне только хорошее!
Джаред немного постоял, качая головой. Он был смущен и удивлен.
— Но мне все в тебе нравится.
Тут я поняла, почему его глаза казались мне знакомыми.
— Ты был там, — прошептала я, вглядываясь в его лицо.
За коктейльными платьями, мигающими лампочками на всех деревьях, за ароматом свежеподстриженной травы и импортных цветов, на покупке которых настояла мама, — за всем этим в памяти всплыли его глаза. Я еще поднапряглась и ощутила липкость вспотевшей кожи (вечер был необыкновенно теплый), испарения хлорки из бассейна; услышала говор довольных гостей. Я смотрела через лужайку на отца и поймала на себе взгляд сияющих голубых глаз незнакомца, который стоял у пруда с карпами. Парень был в костюме и без галстука, что выделяло его из моря смокингов. Наши взгляды скрестились всего на секунду, после чего незнакомец неохотно отвел взор и обернулся к отцу, который начал с ним очень серьезный разговор.
В памяти медленно прокручивалась картина: короткое платье из белого шифона мягко колышется вокруг моих ног, грозные голубые глаза незнакомого молодого человека выхватывают меня из толпы, и я смущаюсь от этого взгляда.
Джаред позвал меня, и я резко перенеслась в настоящее.
— Ты говорил с отцом у пруда. Это был ты, — сказала я, и мои глаза расширились — тайна раскрыта.
Джаред сдвинул брови:
— Ты это помнишь?
— Это было как раз перед тем, как я пошла к домику у бассейна. Джек остался у пруда. Он говорил с видом, который принимал, когда отдавал распоряжения.
Я попыталась припомнить все до мельчайших подробностей.
— Ты бросал камешки в пруд; я видела тебя всего миг, но это был ты, верно?
Джаред медленно кивнул:
— Я хотел вышвырнуть Стеси вон, затащить его куда-нибудь и… не знаю. Наказать его, наверно. Джек воспротивился, но тогда он понял, что я чувствую по отношению к тебе. Он настоял на том, чтобы моя семья, включая меня, оставалась неизвестной тебе неопределенно долгое время. Это был тяжелый вечер. — Джаред вздохнул и почесал в затылке.
— Прости, — шепнула я, не зная, что сказать.
Сердце защемило от боли: сколько же лет он провел как призрак!
Джаред взял мою руку и прижал к груди. Только сейчас я заметила, что все это время машинально крутила на пальце кольцо с перидотом.
— Я принес это кольцо, ты знаешь, — сказал он, тихонько прикасаясь губами к моим пальцам. — Синтия была по горло занята приготовлениями к празднику и забыла о нем, — улыбнулся Джаред. — Ты находилась под присмотром моего отца, вот меня и послали принести кольцо.
— Отлично. Тебя использовали в качестве мальчика на побегушках.
— Я сам вызвался. Мне хотелось это сделать, — объяснил он. — Не могу описать, что испытал, когда увидел твою улыбку, когда ты открыла коробочку. Ты так обрадовалась кольцу, и я был к этому причастен, — сказал Джаред, но сам перестал улыбаться. — Позже, когда я видел, как ты крутишь кольцо на пальце, это немного облегчало мои мучения оттого, что я не могу тебя утешить. Знаю, это звучит глупо, но мне становилось легче, когда я замечал, как, расстроившись из-за чего-нибудь, ты принимаешься вертеть кольцо.
Я в изумлении смотрела на Джареда. Что мне об этом думать? Конечно, у меня были разные подозрения, но приготовиться к таким словам… Едва ли это возможно.
— Прошу тебя, не уходи, — сказал Джаред, продолжая прижимать мою руку к груди.
Я опустила взгляд, наклонилась и расстегнула пряжки на босоножках.
— А если бы я ушла, ты побежал бы за мной, да? — сказала я и скинула обувь.
— Даже если бы это не было моей обязанностью, — ответил он с бесовской ухмылкой и посмотрел на мои босые ноги. — Я рад, что ты остаешься, нам еще многое нужно обсудить.
— Еще не все?
Джаред кивнул и подвел меня к маленькому серому дивану.
— Может, лучше оставить это на другой вечер? А то получается чересчур.
Я проигнорировала это предложение.
— Почему ты сел рядом со мной на скамейку в день похорон Джека?
— Ты плакала. Джек умер. Как я мог оставаться в стороне?
— А твой отец? Разве ему было все равно, нарушаешь ты правила или нет?
Джаред уставился в пол:
— Он умер в то утро, когда хоронили твоего отца. — Эти слова Джаред выговорил с трудом, будто на него внезапно навалилась страшная усталость.
Я ахнула:
— Так, значит, Гейб… — и не смогла завершить фразу.
Джаред утешал меня всего через несколько часов после смерти своего отца. Я осторожно взяла его за подбородок и повернула лицом к себе. Глаза Джареда были полны печали, как будто он впервые ощутил горечь утраты.
Меня охватило чувство, которое, должно быть, испытывал тогда на скамейке и Джаред: он видел, как глубоко я несчастна, и испытывал мучительное желание избавить меня от страданий. Теперь и я ощутила такое же непреодолимое стремление. Я сосредоточилась на его губах и придвинулась ближе.
Джаред прикоснулся мягкими ладонями к моим щекам, медленно подался вперед и замер в паре дюймов от моего рта. Скулы его напряглись; казалось, в нем боролись противоречивые чувства: вправе ли он сделать то, что хотел.
Он покачал головой:
— Я не для этого привел тебя сюда. — Сказав так, Джаред отстранился от меня.
— Знаю, — вздохнула я.
Джаред смотрел в пол, стараясь выровнять дыхание.
Я прикоснулась к его руке:
— Может, ты и прав. Для одного вечера достаточно признаний.
— Ты хочешь уйти? — встревожился он.
— Нет! — Я сделала паузу, чтобы обрести самообладание. — Нет. Я имела в виду, что, может быть, нам лучше сменить тему… если хочешь. — В смятении я заерзала. — Поговорим о твоих тренировках, о школе, друзьях… девушках, — дополнила я список с лукавой улыбкой.
— Девушках? — переспросил Джаред, удивленно выгнув бровь.
1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 ... 45 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.