.RU

Часть 4. Домашние игры и тренировки - Развивающая среда дома с чего все начинается? Спорткомплекс, «домики» и «гнездышки»

Часть 4. Домашние игры и тренировки



^ Правила детской игры



Дабы книга была более полной, я далее немного расскажу не только о «предметах», формирующих развивающую среду, но и о том, как взрослые и дети могут действовать в этой развивающей среде. Хотя многое на данную тему говорилось и в первых трех частях книги. Да и как отделить одно от другого?!
Разумеется, я не пытаюсь быть энциклопедичным, не пытаюсь описать все бесконечное количество возможных вариантов. Я просто хочу показать некоторые элементы, бывшие привычными в нашей домашней лаборатории. В игре главное – настроение, вовлеченность, интерес, а не конкретный алгоритм. Развивающей является практически каждая игра.
Про себя я вовсе не могу сказать, что детские игры – это самое мое любимое занятие. Я больше люблю рисовать, любоваться природой, читать, размышлять, сидеть в тишине… А в детских играх мне почти всегда приходится чуток напрягаться – преодолевая свой взрослый стиль восприятия и действий.
Но куда деваться? Дети теребят, просят поиграть. Приходится вовлекаться. Иногда это легко: раз – и я уже в процессе. Иногда сложнее: требуется время, чтобы перестроиться на состояние, на стиль действия ребенка. Ведь играть с детишками, оставаясь при этом «ну совсем взрослым», по-моему, нереально.
Постепенно, год за годом я учился чувствовать простую детскую радость от общения с любым предметом, от незатейливых занятий и известных с древности детских игр. Я учился отодвигать в сторону свой «высокий интеллект» и погружаться в поток элементарных психологических впечатлений.
Мне кажется, можно условно выделить две стороны, две основные формы игры ребенка. Первая: знакомство с безграничностью предмета. Вторая: обучение различным функциям. Про второе взрослые обычно помнят и многое понимают. Действительно, надо учить ребенка делать то-то и то-то. И об «успехах в развитии» судят чаще всего по тому, насколько много ребенок научился делать (говорить, читать, подтягиваться на турнике, рисовать красиво и выразительно, играть на пианино…), а не по тому, насколько ребенок широко мыслит и чувствует, насколько заполнено его эмоциональное пространство, насколько богаты его переживания. Очень часто взрослые забывают про первый аспект детской игры, недооценивая смысл изучения любого объекта, любого пространства, любой функции с возможно большего числа сторон, в возможно большем количестве вариаций. Но второе невозможно без первого. Да и с точки зрения счастья человека, его сбалансированного развития, важны обе стороны.
Вот мы играем с воздушным шариком. Мы просто по очереди толкаем его рукой, направляя друг к другу. Шарик медленно летит по воздуху, давая нам возможность подготовиться к его приближению и точнее рассчитать силу и направление толчка. Степень сложности игры легко дозировать – в соответствии с возможностями ребенка и с настроением момента. Мы можем играть спокойно и расслабленно. А можем бить по шарику сильнее и резче, ускоряя темп. Мы можем менять свое положение, двигаться по комнате, принимать различные позы, в том числе и сложные. Мы даже можем пытаться попадать по шарику с закрытыми глазами…
Игры с воздушными шариками были в нашей семье одними из самых любимых. Мы играли и вдвоем, и втроем, и вчетвером. Шарики бывают разные: большие, маленькие, средние, розовые, синие, желтые, зеленые, красные, круглые, овальные, вытянутые, фигурные… Шарик поворачивается к нам разными сторонами. Мы бьем его то ладошкой, то кончиками пальцев, то кулаком, то ногой, то головой. Вдруг он, коснувшись чего-то острого, лопается! Здорово! Хотя и немного жаль.
Изучая самые разные способы игры с воздушным шариком, ребенок глубоко знакомится с этим предметом, с этим классом предметов. А заодно тренирует свою координацию, реакцию, чувство собственного тела. Плюс взаимодействие с партнерами. А сколько радости и эмоций!
Или игры с водой. Дело простое, организовать его нетрудно. За совсем маленькими детьми надо присматривать, а более старшие прекрасно играют самостоятельно. Родителю – радость и отдых, чаду – качественное развивающее занятие.
Принцип безграничности тут тоже работает вовсю. Посадив малыша в ванну, можно пустить ему воду тоненькой струйкой, а можно – довольно сильным потоком. Затычку в ванне можно заткнуть, а можно и не затыкать. Температура воды зависит от настроения ребенка и от ваших представлений о закалке. А может, пусть лучше вода течет не из крана, а из душа? Его можно не только подвесить сверху, но и положить прямо в ванну – так тоже интересно.
Далее – игрушки, «обычные предметы» и специальные приспособления. С игрушками все понятно. Их существует множество. Но и обычная пластмассовая тарелка или кружка принесут немало радости и развивающих впечатлений. А лучше их будет несколько – чтобы переливать воду из одной посудины в другую. Пластмассовая бутылка тоже подойдет. Пластмассовый шприц или детская клизмочка? Отлично! Из них удобно брызгаться водой. Плавающая мыльница? Да ведь это уже почти корабль! Деревянная ложка? Тоже годится. И тряпочку какую-нибудь еще – поплескаться с ней, «постирать» ее, на голову положить…
Под умными словами «специальные приспособления» я подразумеваю что угодно. У нас, например, активно использовались резиновые шланги. Соединяя их между собой и надевая на кран, дети изобретают всякие водопроводные системы. Самая очевидная – фонтан на дне ванны. Очень интересно! И пяточки можно пощекотать заодно в льющейся снизу вверх струе воды – новые, необычные ощущения.
Делали мои ребята и водяные мельницы, и разнообразные водоводы, и какие-то физические опыты по книжке ставили в ванной (уже не помню какие). Кстати, ясное дело, что маленькие дети вполне помещаются в ванну по двое или даже по трое.
Общаясь с водой, детишки проживают ее многовариантность и многофункциональность, ее безграничную пластичность, ее удивительную свободу… Ну а на долю взрослого выпадает возможность посопереживать, полюбоваться на играющих малышей. Плюс следить за дисциплиной и безопасностью. Да еще воду с пола вытирать (конечно, я всегда призывал воду на пол не лить, но реально она там оказывалась почти обязательно).
Не только внешние предметы открывают нам свою безграничность. Само наше тело тоже очень-очень многовариантно. Простые и сложные позы, вариации одного и того же движения, весь спектр темпов и скоростей, очаровывающая стихия танца…
Я не думаю, что можно словами сформулировать секрет интереса в детской игре, секрет вовлеченности. Для меня сие таинство. Но, по-моему, если помнить о принципе безграничности, то любая детская игра начинает открывать человеку себя – в естественном потоке исследования, в бурном или тихом ощущении радости.

^ Разнообразие игр



Принцип безграничности точно так же работает и при выборе игр – из их бесконечного многообразия. Дети и сами успешно ищут себе интересные занятия (если, конечно, этот естественный механизм не заблокирован и не искажен). Но мы можем и подсказать что-то, мы можем пригласить ребенка в ту или иную игру.
Иногда достаточно показать один раз: вот так играют в прятки, вот так стучат мячиком о стенку, вот так водят пальцем по запотевшему изнутри стеклу в кухне… А иногда требуется планомерно обучать чадо новой игре: в шахматы, в бадминтон, в «крестики-нолики на бесконечном поле»…
Фокус еще и в том, чтобы помогать ребенку видеть принципиальную безграничность возможностей там, где мы по тем или иным причинам вынуждены ограничивать его свободу игры. Мы устанавливаем некие рамки, но они, по сути, очень условны. При других обстоятельствах за них можно выйти. И даже если мы за них никогда не выйдем, мы уже ощущаем свою свободу, мы осуществляем игровое исследование мира с более широким взглядом и с более радостным настроем.
Так, например, я вводил существенные ограничения на игры с мячом в квартире. Разрешалось только катать его по полу. Игры типа футбола дозволялись только малышам (они сильно мяч не ударят). Иногда допускались (по особому разрешению) более активные занятия с мячиком в коридоре. Я объяснял детям, что в пылу бурной игры легко потерять контроль за движением мяча и разбить лампу, окно или проигрыватель. Да и соседи снизу у нас чрезвычайно чувствительные к шуму, стуку и топанию. Но, в то же время, я объяснял, что в других условиях данные запреты могут и не быть нужны. И даже сам подсказывал в гостях у бабушки (ее квартира располагалась на первом этаже): «Тут можно попрыгать и потопать!»
Периодически я вывозил свою команду в какой-нибудь детский развивающий центр, где был спортзал с защищенными окнами и лампами. И там уж ребята буянили по полной программе. Хотя все равно приходилось вводить какие-то ограничения.
Сознание того, что пространство возможных игр потенциально безгранично, по-моему, исключительно важно. Само собой, речь идет об играх позитивных, основанных на стремлении к гармоничности, к полноценному развитию. Даже запрещая что-то, мы вполне можем реализовывать принцип безграничности все больше и больше. В том числе и путем предложения достойной замены тем занятиям, которые вынуждены запрещать или ограничивать.
Когда я слышу из уст замотанных родителей в адрес их чада что-нибудь типа: «Ну, пойди почитай или порисуй», то довольно часто вижу противоречие принципу безграничности. Понятно, что для взрослых удобен ребенок, тихо и спокойно занимающийся в другой комнате чем-то конструктивным. Но развитие не может происходить лишь в одних спокойных занятиях. А кроме того, ребенку часто необходимо участие взрослого в его делах, играх, переживаниях.
Участие взрослого может направить поиск интересной игры в приемлемое русло. Например, устроить в квартире тир. Мы покупаем детские пистолеты, стреляющие пластиковыми пульками (кстати, покупка – отдельное серьезное мероприятие). Укрепляем мишень из бумаги. Обустраиваем место для стрелка. Договариваемся о правилах безопасности. Начинаем стрельбу.
Какова моя роль? Я инициировал ситуацию и помогал маленьким Тиме и Коле все разумно и удобно организовать. А потом слегка приглядывал за ходом процесса, хвалил удачливых стрелков и утешал, когда что-то не получалось. Иногда и сам пристраивался пострелять.
Взрослый всегда может подумать (заранее или по ходу дела) и предложить ребятишкам какое-то конструктивное направление в расширении их игрового пространства, подсказать какое-то полезное и интересное занятие. Времени и сил не всегда хватает. Но другого эффективного пути, на мой взгляд, просто не существует.
Не могу сказать, что я всегда следовал только что изложенному правилу. Реальная жизнь, реальная усталость, куча забот… Но я старался.
На далекие прогулки по загородным полям в жаркие летние дни мне пришло в голову брать с собой воду в пластиковых канистрах. Не такой уж тяжелый груз. Зато у крошечных Коляшки и Тимошки появлялась возможность постоять под струйкой прохладной водички, побрызгаться, помыться от дорожной пыли… В дополнение к травам, жукам, бабочкам сие было весьма уместно. Ситуация расширилась – в подходящую сторону. Гулять дальше после такого мини-купания делалось веселее и легче.
Зимой – другие приколы. Я не фанатик закаливания. Но выйти с детьми в трусах на заснеженный балкон – это совсем не страшно. За минуту-другую замерзнуть не успеваешь. К тому же, холодно стало – возвращаемся в теплую комнату. Осмелев, можно слегка посыпать себя снегом или даже на несколько секунд лечь на пушистый белый снежок, покрывающий балкон толстым слоем. А потом с воплями бежать в квартиру греться. Но и просто постоять спокойно, ощущая прикосновения ветра и крохотных падающих на плечи и руки снежинок – это тоже замечательно.
В детстве я не знал подобных переживаний. Они мне были запрещены. Мне передался страх взрослых по отношению к закалке. В результате мое личное развивающее игровое пространство было в данном плане радикально ограничено.
И только став взрослым, я обнаружил, что все совсем не так страшно. Просто надо стараться чувствовать дозировки, не надо пижонить и мучить себя, не надо торопиться и гнаться за «достижениями». А после закаливающих мероприятий всех участников следует согреть. Как? Иногда лучше побегать по квартире. Иногда – посидеть, завернувшись в одеяло.
Смысл подобных занятий не только в том, чтобы меньше болеть простудами и не так бояться сквозняков и промокших ног. Смысл еще и в расширении индивидуального сенсорного пространства, в новых интересных переживаниях, в общении с Природой… Мои дети не стали слишком уж закаленными, а я – и тем более. Но радости было много в таких играх. Да и удобно: «выпустив пар», детишки гораздо спокойнее потом себя вели, охотнее занимались чем-нибудь тихим.
У детей потребность в физической активности далеко не всегда следует ритму, удобному для воспитывающих их взрослых. Сентенции типа «Гулять пойдешь – там и побегаешь» или «Водим тебя на гимнастику по вторникам и пятницам – там и прыгай» для ребят непонятны (особенно для дошкольников). Это неуклюжие, абстрактные, чисто умозрительные построения взрослых, не понимающих и не чувствующих детского мира.
Вот ребенок встал после чтения книжки. Читал долго. Захотелось немного размяться. А тут как раз по дороге дверной косяк, по которому можно карабкаться. Удобно? Очень! У нас в квартире дверные косяки на диво прочные – дети лазают по ним уже 20 лет.
Словом, мало создать развивающую среду с условиями для разнообразных игр и занятий. Нужно еще и показывать детям возможности данной среды, учить их все новым и новым играм, направлять их активность по переключению с одного занятия на другое. Причем делать все это надо не по абстрактной надуманной схеме, не на основе одних лишь собственных привычек, а с учетом реального интереса ребенка, с пониманием динамики его личной ситуации.

^ Драматизм игр



В детских играх акцент может быть на эмоциональной стороне, на перевоплощении, на внешнем выражении чувств. Здесь я откровенно слаб. Драматическое искусство всегда представляло для меня тайну за семью печатями.
Помню, я с изрядным напряжением участвовал в очень любимой моими детьми игре в котят. Крошечные Тимошка и Коляшка бродили по квартире на четвереньках и истошно мяукали. Иногда мяуканье было жалобным. Иногда – воодушевленным. Иногда – просто громким… А мне нужно было как-то реагировать.
Я хвалил котят за разумные действия, кормил их, почесывал за ушком, оберегал от собак (воображаемых или игрушечных)… Я смотрел, как они ловко лазают. Я учил котят вежливости и просил не вертеться у меня под ногами на кухне, когда я что-то готовлю. Временами я даже перевоплощался в папу-кота. Продолжаться такая игра могла долго. Временами я совершенно обалдевал от нее. Но старался соответствовать.
Почему-то дети любят перевоплощения. И хотя мне бывает сложно, я понимаю их потребность – отчасти и потому, что вспоминаю свои детские игры. Если хотя бы с пониманием и уважением относиться к драматическим аспектам развивающих занятий, то уже делается веселее.
Многие годы мои дети любили устраивать «цирковые представления» – в основном на спорткомплексе. Зрители (я, жена, моя мама, кто-то из гостей…) усаживались на маленьких стульчиках. Руководила обычно Алена – как старшая и вообще склонная к руководству. Объявлялись номера. Выступающие выполняли гимнастические композиции, показывали фокусы, жонглировали… И пусть весь номер заключался только в том, что малыш залез по вертикальной стойке, потом на руках перебрался по расположенной под потолком горизонтальной трубе и спустился на пол по канату – все хлопали и выражали одобрение и даже восторг.
Ставились у нас и небольшие домашние спектакли. Сначала их делала Алена с подружками. Потом была длительная пауза. Затем подросла Маша и роль театрального лидера перешла к ней. И кукольные, и обычные спектакли дети придумывали и организовывали сами. С моей точки зрения, все получалось интересно, динамично и слаженно.
Я извлек два главных урока из всего данного опыта.
Во-первых, чрезвычайно важна заинтересованная позиция зрителей. Надо искренне интересоваться действием – несмотря на все актерские, режиссерские и технические огрехи. Надо видеть те зерна, которые закладываются в таких мероприятиях. Допустим, мне это понятно. И любому зрителю-взрослому тоже. А вот зрителям-детям бывает необходимо мягко объяснить, как важно морально поддерживать начинающих актеров.
Во-вторых, в домашних условиях хороши короткие постановки. Их и устроить легче, и актеры не путаются, и смотреть проще, и время на мероприятие выделить удобнее. А получаться могут очень удачные вещи. Некоторые маленькие спектакли, которые ставила Маша с подружкой, я помню до сих пор, хотя прошло уже несколько лет – столько в них было изящества, лаконизма и оригинальности. Например, во время прогулки в поле у нас на даче они вдруг, охваченные вдохновением, несколько минут подготовились и показали вдвоем «Репку». Декорации состояли из высокой травы, а ощущение действия было совершенно реальным.
Постепенно я учился понимать драматическое искусство – через такие вот живые эпизоды. В определенной степени этому способствовали и регулярные посещения детского музыкального театра «Зазеркалье» всей семьей. Поначалу я ходил туда только из-за детей, но потом заинтересовался и сам.
Итак, в ситуации, когда взрослый не является компетентным в какой-то сфере, важной для развития ребенка, хорошо работает позиция поддержки инициативы самих детей. Абсолютно не обладая способностями актера, режиссера или массовика-затейника, я мог все же существенно помочь детям. Выступая в качестве заинтересованного и сочувствующего зрителя, помогая подобрать подходящий материал для декораций и костюмов, высказывая конкретные соображения после спектакля о конкретных деталях и нюансах постановки, ободряя в случае сбоев и заминок… – делая все это, я оказывал внешне как бы незначительную, но, по сути, весьма эффективную помощь.
Возвращаясь к теме обычных развивающих игр и занятий с малышами, могу сказать, что там работает тот же принцип. В практике родительского функционирования не обязательно полностью входить в игру, не обязательно полностью перевоплощаться в кошек, собак, космонавтов, моряков, сказочных героев… Но реально сопереживать необходимо.

Паузы



Однажды, находясь в гостях в большом детском развивающем центре и наблюдая множество бывших там детишек и педагогов, я вдруг понял очень важную вещь: тут многое хорошо, тут многое есть, но не хватает пауз. Нужны не только разнообразные развивающие занятия, не только свободные игры в веселой компании, не только уроки в хорошо оснащенных классах… Развивающемуся человеку нужны условия и для того, чтобы какое-то время просто ничего не делать.
По-моему, совершенно очевидно, что такая потребность является для ребенка одной из фундаментальных. Мне не хочется вдаваться в философию и в психологию, доказывая это. Реальная жизнь без пауз просто немыслима. Мы все нуждаемся в коротких или длинных передышках – и каждый день, и в более глобальных масштабах.
В условиях частного детского центра реализовать такую элементарную вещь непросто. Ведь родители платят за занятия, а не за то, чтобы их чадо сидело и ничего не делало. Да и вообще условия в детских коллективах таковы, что там ребятишки все время чем-то заняты – уроками, играми, общением, питанием…
А в домашних условиях ребенку очень легко реализовать потребность в паузах. В любой момент можно отложить в сторону конструктор и посидеть минуту-другую, глядя в окошко. Посреди активных упражнений на спорткомплексе можно вдруг, ощутив такую потребность, сделать паузу и расслабиться, посидеть или походить.
Играя дома с детьми, организуя для них развивающие занятия, я не забываю, что действие и «ничегонеделание» должны чередоваться. А иногда ведь есть у ребенка потребность и весьма долго посидеть, поразмышлять в тишине, понаблюдать за кружащимися в воздухе пылинками или за качающимися во дворе деревьями.
Я могу долго-долго говорить о пользе пауз. В моей творческой работе они составляют существенную часть. Без них немыслим любой нормальный человеческий разговор. Пауза дает время на осмысление, на наблюдение, на подготовку, на смену взгляда…
Вот мы рисуем с дочкой картину. Смотрим на холст. Не спешим. Потом решаем, как изобразить лепестки ромашек. Начинаем работу. Рисуем, рисуем… И в какой-то момент Маша говорит: «Давай прервемся. Подождем». Вроде бы, все идет хорошо. Но она чувствует, что нужна пауза. И мы просто сидим и ждем. Ничего не делаем. Спешить некуда. И вот возникает чувство, что пора продолжить работу.
Итак, паузы – это тоже элемент развивающей среды, развивающих занятий. Причем элемент необходимый. Это ведь только кажется, что ребенок ничего не делает. А на самом деле, процессы идут.

^ Спортивные тренировки



Обычно у нас в данном плане все происходило само собой. Я редко проводил специальные тренировки по типу того, как тренируются в спортивных секциях. Но вот в каких-то отдельных моментах включался довольно часто. И в целом задавал определенный тон, определенное отношение к физическому развитию.
Показать и объяснить, как правильно делается длинный кувырок через невысокое препятствие. Подстраховать во время выполнения нового для малыша переворота на перекладине. Рассказать о каком-нибудь гимнастическом упражнении и предложить начать его осваивать. Постоять с часами, замеряя, сколько времени чадо может провисеть на руках. Оценить достигнутый уровень в количестве подтягиваний. Проверить, плотно ли уложены друг к другу маты, и поправить их, если они собьются во время бурных кувырканий и скаканий…
При возможности я всегда старался потренироваться вместе с детьми. Они лазают – и я лазаю с ними (благо спорткомплекс у нас большой). Они затевают кувыркание – и я кувыркаюсь. Они делают растяжки – и я тоже. Но при этом я мог придерживаться для себя и своего личного, более взрослого стиля тренировки. Главное – процесс был общий.
Пока росли Тима и Коля, одним из любимых занятий у нас была борьба. Ну, то есть типа возня. На меня нападали двое сыновей, а я оборонялся и иногда тоже нападал. Бывало, к братьям присоединялась Алена. Тут уж приходилось бороться сразу с тремя.
Темп взаимодействия и высокая активность детей не позволяли мне расслабляться, требовали максимальной собранности и точности всех движений. Это потруднее, чем играть в футбол! Здесь ведь маленькие дети, с которыми надо очень бережно, очень осторожно обращаться. А они сразу втроем лезут! И все разные: восьмилетняя ловкая Аленка, пятилетний очень горячий Тимошка и трехлетний Коляшка, который еще не так уж твердо стоит на ногах, но тоже рвется в общую свалку.
Большой мат позволяет сделать весь процесс более мягким. И я постоянно слежу за общим состоянием. Чуть вижу, что идет перебор активности – сразу же командую перерыв. Царапины, синяки и шишки иногда все же случались. Но борьба есть борьба – дело суровое.
Устраивали мы с сыновьями и фехтование на игрушечном оружии из пенополиэтилена, и сражения на подушках, и всякую другую возню. А когда Коля и Тима подросли, то дело дошло и до схваток с использованием ударов руками и ногами. Разумеется, это происходило очень аккуратно. Мы лишь показывали атаку, не ударяя всерьез. На данном этапе мне стало гораздо сложнее контролировать ситуацию, так как мальчишки быстро заводились, ускоряя темп и делая мне больно. Пришлось биться с ними по одному. А потом мы и вовсе отошли от подобных игр, поскольку я уже не мог мягко справляться с возросшим уровнем агрессивности и жесткости сыновей. Ну а потом они и вообще стали гораздо сильнее меня.
Я практически не пытался учить своих детей каким-либо конкретным техникам боевых искусств. Да я и сам ими не шибко владею. Я подходил именно с позиции игры, с позиции общего развития. Здесь много есть такого, над чем стоит поработать.
В борьбе чрезвычайно важно чувствовать партнеров, не причинять им боли, полностью контролировать свои эмоции, постоянно сохранять высокую общую концентрацию, действовать четко. Все сие не менее важно, чем физические навыки: умение устойчиво стоять на ногах, привычка ориентироваться в пространстве (особенно при всяких кувырках и падениях), точное владение своим телом, силовая подготовка… А конкретные техники борьбы – дело необязательное. Да и вообще, у нас не Шаолиньский монастырь и не школа олимпийского резерва, а обычная домашняя возня с детишками.
В разные годы Тима и Коля ходили в разные спортивные секции: гимнастика, дзюдо, легкая атлетика, стрельба из лука, скалолазание, туризм. Маша из всего этого участвовала только в скалолазании (ходила на тренировки вместе с братьями) и чуть-чуть в стрельбе из лука. На серьезные занятия спортом никто из троих не воодушевился. Хотя результаты сразу показывали хорошие. То есть тут тоже был подход общего развития.
Постепенно домашние тренировки перестали быть актуальными. Но в дошкольном и младшем школьном возрасте с их помощью удалось заложить хорошую базу для последующих более планомерных и более профессиональных занятий спортом. Да и вообще по жизни полезно.
Пока детишки маленькие, с ними можно придумывать неимоверное количество упражнений игрового типа. И папа при этом получает изрядную долю физических нагрузок, что тоже полезно. Я просто озадачивался и в каждом конкретном случае искал такие формы совместных подвижных игр, где нагрузки на меня и нагрузки на ребенка соответствовали бы нашим физическим возможностям. Приведу несколько запомнившихся примеров.
С самого раннего возраста малыша можно аккуратно качать или кружить, держа за ручки или за ножки, или за ручку и за ножку. Можно и слегка подбрасывать, держа за подмышки. А можно прижать к себе крепко-крепко и кружиться вокруг своей оси – получается серьезная тренировка вестибулярного аппарата и для ребеночка, и для родителя. Главных критерия два. Первый: малыша нельзя перегружать, нужно быть очень осторожным, очень чутким. Второй: родитель не должен уставать слишком, чтобы не потерять точности движений, аккуратности и контроля за ситуацией.
Ребятишек постарше удобно катать на себе, передвигаясь по квартире на четвереньках. Вариант: родитель в положении «паучок» (тоже на четвереньках, но спиной к полу). Малышу не так уж легко сохранять равновесие, сидя на качающемся во время шагов папе. В положении «паучок» ему проще помочь (например, поддержать одной рукой) и морально ободрить.
Еще мои дети любили поиграть в «обезьянок». Суть в том, что обезьяны, как известно, носят своих детенышей на себе и так и лазают по деревьям. А детеныши висят на мамах, крепко вцепившись в их шерсть всеми четырьмя ручками. Почти тоже самое делали и мы. Кто-то из малышей прицеплялся ко мне спереди, обхватив меня руками и ногами и держась (за неимением шерсти) за одежду. А я осторожно лазал по спорткомплексу, немного придерживая «маленького обезьяненка». Нагрузка, должен сказать, та еще! Как обезьяны справляются?!
Похожая игра: папа висит на руках на проходящей под потолком трубе, а кто-то из детей усаживается на стопы его ног. И начинаем качаться. Упражнение заканчивается, когда папа чувствует, что уже не может больше удерживаться руками на трубе. Важно, чтобы ребенок быстро слез, не затягивая ситуацию.
Еще один любимый малышами и более старшими ребятами способ игры: «папа-мостик». Проще всего стоять на четвереньках. Но можно – в положении упора лежа или даже оперев ноги на диван. Дети забираются на «мостик» и с восторгом прыгают оттуда в «воду». А папа стоит и стоит так – минута за минутой. Думаете, легко?
Смысл этой игры не только в психологическом взаимодействии, не только в общности процесса. Залезать на живого человека, стоять на нем, делать несколько шагов по нему, прыгать с него – это совсем не то же самое, что использовать для прыжков диван или гору подушек. Тут гораздо более тонкая координация. И аккуратности малыш учится: «мостику» ведь может быть больно, его надо беречь, лазать по нему надо деликатно.
Но самое популярное упражнение заключалось в том, что папа носил детишек на руках. Иногда по двое сразу. А иногда при этом и на закорки кто-то третий прицеплялся. Вариант (тоже популярный): кататься у папы на плечах.
Одним из любимых спортивных мероприятий многие годы в нашей семье было прохождение полосы препятствий. Она обустраивалась обычно самими детьми через обе комнаты или через кухню, коридор и комнату. Препятствия придумывались разные: перелезательные, перепрыгиваемые, проползательные (например, под стоящими в ряд стульями), типа лабиринта… Сложность всех сооружений должна соответствовать возрасту и возможностям детишек. Но мои как-то все на одной полосе препятствий играли – несмотря на разницу в возрасте.
Моя роль сводилась к тому, чтобы проверить сделанную ребятами последовательность препятствий на предмет относительной безопасности, командовать («На старт. Внимание. Марш!»), замерять время прохождения маршрута и хвалить героев. Но часто дети хорошо справлялись и без меня. То, что они сами сооружали все препятствия, автоматически обеспечивало соответствие уровня сложности упражнений и уровня физической подготовки участников.
В несколько ином варианте та же идея работает при «лазании по маршрутам». Я давал ребенку задание пролезть по спорткомплексу по определенному маршруту. Например: подняться по веревочной лесенке, затем – на турник сверху, потом ухватиться за трубу под потолком и перекачнуться на шведскую стенку, по ней спуститься на пол и тут же войти в кувырок, после чего встать ровно и повернуться ко мне. Ну и в таком духе.
Во всех наших домашних спортивных тренировках, конечно же, не было никакого режима или расписания. Все осуществлялось по настроению, по вдохновению, по общему ходу дел в семье. Иногда я напоминал, видя, что дети засиделись: «Вы бы полазали немного». А если видел, что бурные подвижные игры уже идут сверх меры, то успокаивал, переключал детей на другие занятия.
Я рассматривал нашу квартиру как спортивный зал. Именно эта позиция и позволила многие годы осуществлять столь вариативные домашние тренировки. Двери, мебель, стены – все включалось в процесс.
Я не говорил с умным взрослым видом, что на стоящее в маленькой комнате пианино нельзя забираться. Почему нельзя?! Можно! Тем более что с него удобно прыгать на проходящую под потолком трубу и повисать на ней, раскачиваясь (одно из наиболее популярных упражнений). И кстати, за 20 лет такой жизни с пианино ничего плохого не стало. И чрезвычайно удобно, что до революции делали такие большие и тяжелые пианино – оно стоит прочно и не опрокидывается, если встать ногами на крышку, прикрывающую клавиши.
А по стене, на которой висит ковер, очень удобно пробегать несколько шагов – есть такой продвинутый каскадерский трюк, который мы немного пытались осваивать. Босые ноги за ковер цепляются и не скользят. Хорошо! И ковер, кстати, совсем не испортился от этого.
Диван, уважаемые взрослые, служит не только для того, чтобы на нем сидеть или лежать. По сути, это батут! Прыжки на диване – прекрасный способ физической тренировки. Да и просто весело. Не верите? Попробуйте – когда другие взрослые вас не видят (а то подумают, что вы с ума сошли).
Даже необходимые ограничения могут быть использованы во благо. Скажем, наши соседи снизу очень сердились и ругались, когда дети топали. Поэтому мы год за годом вырабатывали умение бегать и прыгать очень мягко, на пружинящих ногах, почти без шума. Я подошел к данному обстоятельству как к одному из аспектов наших тренировок. И пошло на пользу! Здесь, как и везде, вопрос во внутренней позиции.
Когда-то в детстве я открыл, что если подбежать к письменному столу, опереться о него двумя руками и быстро поддернуть ноги почти к груди, то можно одним махом на стол вскочить. Лихо так получается! И совсем нетрудно. С тех пор это стало для меня одним из любимых упражнений. Разумеется, я со временем показал сей замечательный номер своим детям.
Вспоминать можно много чего. Так, видите, и до своего детства добрался. Сейчас я понимаю, что восприятие квартиры как пространства для спортивных тренировок живет во мне еще со школьных лет. По причине проблем со здоровьем в секции меня не брали – вот я и повышал уровень своего физического развития дома. Каюсь, тогда я совсем не жалел соседей снизу. Отрабатывал, например, удары ногами в прыжках. Стучал о пол мячом. Играл сам с собой в хоккей. Безобразно шумный был ребенок, а затем подросток.
Словом, надеюсь, я достаточно проиллюстрировал мысль о том, что малогабаритная квартира вполне подходит для проведения многоплановых полноценных физических тренировок с дошкольниками и младшими школьниками.
4 5 6 7 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.